Средняя общеобразовательная школа № 135
с углубленным изучением предметов образовательной области "Технология",  г. Пермь

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

 

Встреча с И.А. Кощеевым20 декабря в нашем киноклубе школьного музея мы встречали удивительного, известного в Прикамье человека с Большой буквы - Игоря Александровича Кощеева, который является Почётным ветераном подразделений особого риска, кроме того - он  ветеран боевых действий, председатель Совета ветеранов.

Разговор шёл на интересную и, как нам сперва показалось, опасную тему — о ядерном вооружении нашей страны. Игорь Александрович предоставил нам свои материалы о первом ядерном полигоне в нашей стране — Семипалатинске. А так как встреча проходила в нашем киноклубе - без просмотра видеоматериалов не обошлось. Ролики были из его фильмо-кейса.

Мы увидели интересные кадры, которые вряд ли можно найти в Интернете. Это первый в истории ядерный взрыв ракеты, документальный фильм о ядерных испытаниях, видео подводного взрыва торпеды с ядерным боезапасом.

Как мы выяснили в беседе, Игорь Александрович большой знаток истории, он поведал нам об истории и судьбе крепости Осовец, о подвиге русских солдат — 70-ти воинах нашей армии, которые малыми силами на протяжении  длительного времени отражали атаки сил неприятеля. Именно во время обороны этой крепости  прозвучала фраза: «Русские не сдаются!»

Не обошлось и без подарков: Игорь Александрович получил почётный сертификат нашего музея: «Друг музея», а мы получили его отзыв в гостевой книге и очень ценный подарок: он нашему музею подарил флаг 12-го Главного Управления Министерства Обороны Российской Федерации. Это управление было создано для того, чтобы появился ядерный щит нашей страны, который в настоящее время играет большую роль в сохранении нашего мирного неба над головой.

Шестакова Анастасия: Я раньше не знала, что 17 декабря в России отмечается День Ракетных войск стратегического назначения.

И.А. Кощеев:

Этот памятный день установлен "в целях возрождения и развития отечественных воинских традиций, повышения престижа военной службы и в знак признания заслуг военных специалистов в решении задач обеспечения обороны и безопасности государства" Указом Президента РФ от 31.05.2006 № 549 «Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных Силах Российской Федерации».

Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) как вид Вооружённых сил СССР созданы указом Верховного совета СССР 17 декабря 1959 года, когда Председатель Совета Министров СССР Н.С.Хрущев подписал совершенно секретное постановление № 1384-615 «Об учреждении должности главнокомандующего ракетными войсками в составе Вооруженных Сил СССР».

В настоящее время ракетные войска стратегического назначения (РВСН) —  это отдельный род войск Вооружённых сил Российской Федерации, находящийся в непосредственном подчинении генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации, главный компонент стратегических ядерных сил Российской Федерации.

Войска постоянной боевой готовности, предназначенные для ядерного сдерживания возможной агрессии и поражения в составе стратегических ядерных сил или самостоятельно массированными, групповыми или одиночными ракетно-ядерными ударами стратегических объектов, находящихся на одном или нескольких стратегических направлениях и составляющих основу военных и военно-экономических потенциалов противника. На основном вооружении РВСН состоят все российские наземные межконтинентальные баллистические ракеты мобильного и шахтного базирования с ядерными боеголовками.

Рыков Павел:

И.А. Кощеев прошёл в своей жизни много испытаний, в том числе и воздействие радиации. Но в его рассказе были освещены и современные события:

Двадцать шестого декабря 2017 года боевым расчетом Ракетных войск стратегического назначения с Государственного центрального межвидового полигона Капустин Яр в Астраханской области проведен испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) РС-12М «Тополь». В ходе испытания получены экспериментальные данные, которые будут использованы в интересах разработки эффективных средств преодоления ПРО и оснащения ими перспективной группировки российских баллистических ракет.

Шестакова Анастасия: Нам было интересно узнать кто спас СССР от ядерного уничтожения. Наш собеседник интересно об этом рассказал.

И.А. Кощеев:  этот человек -  по прозвищу Борода, спасший СССР от ядерного уничтожения, а «вдобавок» открывший новую энергетическую эпоху, связанную с краткой аббревиатурой АЭС всем известен. Разумеется, он все это сделал не в одиночку — на атомный проект работали сотни тысяч людей, десятки выдающихся ученых, армия инженеров, организаторов. Среди них, вероятно, были умы в чем-то и более «парадоксальные». Но именно на фигуре Игоря Курчатова сошлись все силовые потоки мегапроекта. В нем удачно соединились гениальная научная интуиция, способность собрать лучшую команду, умение выделить главное и на время отбросить второстепенное, готовность взять на себя тяжелейшую ответственность. 

В ряду конструкторов атомной эры — великие ученые, как Фредерик Жолио-Кюри, Вернер Гейзенберг, Отто Ган, Эдвард Теллер, Георгий Флеров, Энрико Ферми, а имена Роберта Оппенгеймера и Игоря Курчатова стоят особняком. Не случайно их в итоге назвали «отцами атомных бомб»— американской и советской. Первый — теоретик, руководил успешным Манхэттенским проектом.

У Игоря Васильевича, экспериментатора, было несколько иных важных преимуществ. Да, он оказался по большому счету вторым, пользовался данными разведки, услугами немецких ученых и инженеров, что значительно ускорило успех дела. Но, в отличие от Оппенгеймера, мастерил не дубину для сильных мира сего, а надежный щит для советского да и всех остальных народов мира.

Курчатов едва ли не первым из атомщиков ужаснулся своему детищу. В 1954-м, вернувшись в Москву после испытаний водородной бомбы, он сказал будущему президенту АН СССР Александрову: «Анатолиус, я теперь вижу, какую страшную вещь мы сделали. Единственное, что нас должно заботить, чтобы это дело все запретить».

Биография Игоря Курчатова, Бороды, как звали его в созданной им атомной империи, пересказана вдоль и поперек. Выхватим оттуда отдельные, наиболее важные детали. Он закончил кораблестроительный факультет петроградского Политеха, написал в 1923-м свою первую научную статью о радиоактивности... снега. А через год вынужден был бросить институт и вернуться к семье, так как отца-землемера сослали на три года в Башкирию. Вскоре 22-летний недоучившийся студент получает от самого Абрама Иоффе персональное приглашение в Ленинград — в его знаменитый Физтех. Выполнив прорывное исследование в области ферроэлектричества, в тридцать лет Курчатов становится доктором наук. Однако, к изумлению наставника и коллег, Игорь Васильевич все бросает и переключается на ядерную физику, новую и непонятную тогда для многих дисциплину.

Иоффе предложил  стажировку у великого Резерфорда двум талантливым сотрудникам - Петру Капице и Игорю Курчатову. Первый поехал, второй отказался: не счел возможным бросить уже начатые исследования. Вот он, курчатовский характер.

За умение четко ставить задачи окружающим, отсутствие боязни брать на себя инициативу и давать сложные, ответственные поручения Игорь Васильевич получил прозвище Генерал. И в то же время, как вспоминала одна родственница, был он «такой добродушный, как игрушечный медвежонок».

Вкалывая как одержимый, Курчатов и подопечных загружал работой на износ. Мог поздно вечером вызвать к себе сотрудника и расспросить об успехах, а после надавать кучу поручений до утра, закончив любимой фразой: «Ну, иди отдыхай».

Кирилл Щелкин, первый научный руководитель секретного ядерного центра «Челябинск-70», оставил такое воспоминание о знаменитом друге: «Он мог заплыть на самую середину стремительной сибирской реки и плыть по течению многие километры, время от времени издавая лихие восторженные возгласы». И это тоже — курчатовский характер.

В начале войны рвался на фронт, но его направили в Севастополь, а затем в Поти для решения важнейшей спецзадачи: обезопасить флот от немецких неконтактных мин с помощью размагничивания кораблей. С заданием справился блестяще.

Еще год в казанской лаборатории Курчатов занимался рациональной компоновкой самолетов, разработкой экранированной брони. Здесь, кстати, отрастил свою знаменитую бороду, которую больше никогда не сбривал, тут же набросал вчерне схему первой атомной электростанции.

В октябре сорок второго Курчатова вызвали в Москву, в Кремль. «Ядерное раздумье» руководства страны закончилось: данные разведки подтверждали — в Англии, США и в гитлеровском Рейхе ведутся интенсивные работы по расщеплению ядра урана, готовится новое оружие, дальнейшее промедление смерти подобно. Курчатова по рекомендации Иоффе назначают руководителем первенца атомного проекта — Лаборатории №2 в подвале Казанского авиаинститута. На вопрос Курчатова о странной нумерации, Лаврентий Берия, ставший позже (после Вячеслава Молотова) высшим куратором проекта, ответил: «Лаборатория №1 — это мы, в Кремле!» Тогда же, в 1943-м, Игоря Васильевича наконец избирают академиком, минуя членкорство.

Легендарными участниками проекта — были Георгий Флеров, Яков Зельдович, Юлий Харитон, Исаак Кикоин, Константин Петржак и военные «менеджеры» — генерал-лейтенант Авраамий Завенягин, нарком боеприпасов Борис Ванников и многие другие.

Если представить Героическую эпопею создания ядерного оружия в СССР  в виде огромной театральной сцены, на которой без устали действовали физики, инженеры, геологи, строители, то живыми объемными декорациями стали бы урановые рудники, где смертельно заболевали и гибли люди, десятки секретных предприятий и новых закрытых городов.

По воспоминаниям жены брата Курчатова, перед отлетом на Семипалатинский полигон он вдруг поехал в Новодевичий монастырь. Зашел в храм и, подойдя к образу Смоленской Божией Матери, долго молча стоял перед иконой.

И.Курчатов со товарищи изготовили бомбу, С.Королёв — средства ее доставки. Казалось, обоим орденоносцам можно бы взять передышку. Но не таковы были эти творцы, организаторы и мечтатели. Один пробивает у правительства дорогу в космос. Другой — проект по использованию мирного атома: имелись в виду помимо всего прочего и наработка изотопов для медицины, и исследования реакции живых клеток на облучение, вылившиеся в новую науку — радиационную биологию. Именно Борода стал инициатором широкого применения атомной энергии в транспортной отрасли, космонавтике, энергетике. Ядерные центры и институты с уникальными установками по его инициативе (и зачастую при непосредственном участии) разлетелись по всем республикам Союза.

Настоящим прорывом стали атомные ледоколы СССР и, конечно, первая в мире атомная электростанция в Обнинске, запущенная 27 июня 1954 года.

Идею ядерной энергетики Курчатов обосновал еще в сороковом, на последнем перед войной Всесоюзном совещании по физике атомного ядра. А после, уже создавая реактор для выработки оружейного плутония, скрупулезно прикидывал, как этот технический монстр сможет крутить турбину, соединенную с динамо-машиной. И все же сделали мы это первыми, удивив в очередной раз весь мир.

Аббревиатуру уран-графитового реактора обнинской станции АМ-1 конструкции Николая Доллежаля одни историки расшифровывают как «атом мирный», другие — как «атом морской». Указывают на то, что изначально его разрабатывали для подлодок, но великоват оказался. Как бы то ни было, по воспоминаниям начальника объекта «В» Дмитрия Блохинцева, когда первый пар из реактора был подан на турбину, Игорь Курчатов поздравил коллег по-русски просто и с характерным для него юмором: «Ну, с легким паром!».

Рыков Павел: А чем И.Курчатов занимался  после?

И.А. Кощеев:

Впоследствии Курчатов увлекся перспективой мирного термояда — предложенного Олегом Лаврентьевым, Андреем Сахаровым и Игорем Таммом ядерного синтеза в токамаке (герметичная камера для удержания плазмы). На закате дней Борода горел идеей собрать физиков разных стран в одну большую команду, которая откроет эпоху безграничной дешевой энергии.

С мирного термояда вскоре повсеместно был снят гриф секретности, а через несколько десятилетий по инициативе СССР возник международный проект огромного исследовательского токамака с аббревиатурой ИТЭР.

Рыков Павел: Но ни одного ватта промышленной энергии от этих самых токамаков до сих пор не получено.

И.А. Кощеев:

Остановить технический прогресс невозможно. А единственной гарантией того, что человечество не пойдет по пути самоуничтожения, является то, что время от времени заявляют о себе во весь голос — причем в самые решающие моменты истории — такие мудрые, талантливые, волевые и ответственные люди, как Игорь Васильевич Курчатов.

Благодарим Игоря Александровича за встречу и надеемся, что такие встречи состоятся в будущем ещё не раз!

Смотреть весь фотоальбом

Репортаж подготовили военкоры МЦ СОШ №135:
командир юнармейского отряда Павел Рыков,
заместитель командира, нач.киноклуба Шестакова Анастасия

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить