Адмирал П.С. Нахимов 

5 юля исполнилось 220 лет со дня рождения выдающегося русского флотоводца Павла Степановича Нахимова. Военкоры юнармейского МЦ, отряда военкоров «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова ежегодно празднуют эту дату и проводят урок мужества: Адмирал П.С. Нахимов «Жизнь – Отечеству, честь – никому».

 

См. фотоальбом

 Кирилл Ерохин:

- Адмирал Павел Степанович Нахимов, чье 220-летие отмечается в этом году 5 июля, среди плеяды национальных героев России занимает особое место. Смыслом и целью своей жизни Павел Степанович Нахимов видел служение России. Самой яркой его победой стала победа в битве при Синопе, девять месяцев Нахимов командовал обороной Севастополя и стал символом героически сражающегося города.

Блистательный флотоводец, герой морских сражений, ставший легендой еще при жизни, родился в семье небогатого отставного офицера в абсолютно сухопутной Смоленской губернии, вдалеке от морей и океанов. У отца не было другой возможности дать детям хорошее образование, как только определить их в военное учебное заведение. Для этого был выбран Морской кадетский корпус – самое элитарное в то время учебное заведение. С первых дней учебы Павел Нахимов, происходивший из семьи и небогатой и неродовитой и рассчитывавший только на собственные силы, делал большие успехи. Он был хорошим учеником, во всем стремился быть первым. В 15 лет в числе лучших гардемаринов он отправляется в плавание на бриге «Феникс» по Балтийскому и Северному морям с заходом в порты Швеции и Дании. Этот первый увлекательный, но трудный морской поход продолжался четыре месяца, и Нахимов в полной мере испытал тяжесть службы на парусном военном корабле.

В неполные 16 лет он получает чин мичмана и ожидает назначения на большой корабль. Его мечта попасть в состав Первой антарктической экспедиции на шлюп «Мирный», несмотря на блестящие рекомендации, которые друг по Морскому корпусу и участник экспедиции П. Новосильцев дал лейтенанту М. Лазареву, командующему шлюпом, не осуществилась из-за слишком молодого возраста. Но лейтенант М. Лазарев запомнил молодого, «отменно усердного к службе и знающего, благородного поведения, но не имевшего еще случая отличиться» мичмана и позже затребовал его в команду фрегата «Крейсер», командиром которого был назначен. Так свела воинская судьба двух выдающихся русских адмиралов – Михаила Лазарева и одного из лучших его учеников – Павла Нахимова, как оказалось – на всю жизнь.

Под руководством М. Лазарева происходило становление Нахимова – морского офицера. Навыки управления парусным кораблем, работы с парусным вооружением и, может быть, самое главное – обращение с командой корабля – получил П. Нахимов от своего наставника и постиг эту науку настолько, что к нему обращались с вопросами опытные моряки. А после того, как во время жестокого шторма за борт «Крейсера» выбросило матроса, и мичман Нахимов, первым бросившийся на помощь на небольшом катере с командой моряков, едва не погиб сам, но сумел справиться со стихией и вернул всех матросов живыми на борт, его авторитет у команды ничто не могло поколебать.

Милана Путина:

- После трехлетней службы на «Крейсере» П. Нахимов получает звание лейтенанта и перевод на линейный корабль «Азов». На этом корабле 25-летний П. Нахимов впервые участвует в сражении против турецкого флота. Это было знаменитое Наваринское сражение, в котором «Азов» сражался, как ни один корабль союзного флота. За эту битву кораблю впервые в российском флоте были присвоены кормовой Георгиевский флаг и вымпел, а командир батареи П. Нахимов, проявивший удивительную для молодого и неопытного офицера выдержку и храбрость, был награжден Георгиевским крестом, греческим Орденом Спасителя и получил чин капитан-лейтенанта.

Через год он назначен командиром отвоеванного у турок 16-пушечного корвета, названного «Наварин», который под его командованием принимает участие в блокаде пролива Дарданеллы во время русско-турецкой войны 1828-1829 годов. М. Лазарев доволен своим учеником и отмечает, что П. Нахимов – «отличный и совершенно знающий свое дело морской капитан». Эта аттестация очень много значит.

Вернувшись в Кронштадт, П. Нахимов получает назначение на новое судно. Он становится командиром знаменитого фрегата «Паллада». Ему 29 лет, и он один из лучших офицеров русского флота. Так считает и командир эскадры, в которую входит «Паллада» Л. Гейден: «Командиром же на сей корвет я назначил капитан-лейтенанта Нахимова, как такого офицера, который по известному мне усердию и способности к морской службе в скором времени доведет оный до лучшего морского порядка и сделает его, так сказать, украшением вверенной мне эскадры». Он не ошибся. За пять лет командования П. Нахимова «Паллада» стала показательным судном.

Став командующим Черноморским флотом, адмирал М. Лазарев поспособствовал переводу Павла Степановича на Черное море. П.С. Нахимов был произведен в капитаны 2-го ранга и назначен командиром флотского экипажа, а через два года получил под командование линейный корабль «Силистрия». Вскоре «Силистрия стала лучшим кораблем Черноморского флота. Ей приходилось выполнять сложные задачи: совершать крейсерские плавания по Черному морю, перевозить войска на Кавказ, участвовать в десантных операциях против турок в захвате Туапсе и Псезуапе, защищать Головинский форд при нападении горцев.
Сам Павел Степанович был идеальным командиром корабля. Он уделял большое внимание обучению молодых офицеров и флотской выучке экипажа. П.С. Нахимов требовал от экипажа дисциплинированности, сплоченности, точности исполнения команд четкости и отточенности всех действий. Это относилось не только к простым матросам, но и к офицерам. Капитан лично подбирал команду, тренировал матросов и офицеров до изнеможения, с хронометром следил за каждым действием, отрабатывая навыки, потому что точно знал, что от слаженной работы команды и опыта капитана порой зависела жизнь всего экипажа. Еще более он был требователен к себе, придерживаясь принципа, что мужество командира – пример для команды. Во время штормов и ураганов вахтенные матросы и офицеры сменяли друг друга, и только Нахимов всегда находился на капитанском мостике. Подчиненные видели, что капитан работает наравне с ними, а иногда и больше их, поэтому выполняли тяжелую работу без ропота, стараясь выполнить её как можно лучше.

Однажды во время учений эскадры, неудачно маневрируя, корабль «Андрианополь» подошел слишком близко к «Силистрии» и врезался в нее. Нахимов, предвидя это, отправил членов команды в безопасное место, а сам, несмотря на грозящую ему самому опасность, остался на мостике. К счастью, кроме осыпавших его осколков, никаких других повреждений капитан не получил. А свой поступок объяснил так: «Такие случаи представляются редко, и командир должен ими пользоваться; надо, чтобы команда видела присутствие духа в своем начальнике. Быть может, мне придется с нею идти в сражение, и тогда это отзовется и принесет несомненную пользу». Строгость и требовательность к подчиненным он сочетал с заботой о них, вникая в малейшие подробности их жизни и помогая всем, что было в его власти. В том числе, и деньгами из собственного кошелька. Став капитаном «Силистрии», отменил физические наказания матросов и запретил офицерам бить подчиненных. Сослуживцы называли его «адмиралом, женатым на морской службе», а матросы – «матросским батькой».

Академик Е. Тарле писал о нем: «Морская служба была для Нахимова не важнейшим делом жизни, каким она была, например, для его учителя Лазарева или для его товарищей Корнилова и Истомина, а единственным делом, иначе говоря: никакой жизни, помимо морской службы, он не знал и знать не хотел и просто отказывался признавать для себя возможность существования не на военном корабле или не в военном порту. За недосугом и за слишком большой поглощенностью морскими интересами он забыл влюбиться, забыл жениться. Он был фанатиком морского дела, по единодушным отзывам очевидцев и наблюдателей».

Черноморский флот стал местом его главных побед. Там Павел Степанович Нахимов в полной мере смог проявить все свои таланты, Он был произведен в контр-адмиралы, командовал одним из боевых соединений Черноморского флота, был ближайшим помощником адмирала М. Лазарева в деле повышения боеспособности флота и его укрепления, принимал участие в составлении проекта Морского устава, свода морских сигналов и других документов, регламентирующих работу флота, занимался развитием морской тактики. Кроме того, он был главой Комитета директоров севастопольской Морской библиотеки и самым внимательным образом изучал все книжные и журнальные новинки как на русском, так и на английском и французском языках. Вице-адмиральский чин Нахимов получил в 50 лет и смог, наконец, испытать себя в роли командующего в больших морских сражениях.
Пожалуй, самой яркой его победой стала победа в битве при Синопе, когда в Синопской бухте был уничтожен турецкий флот, погибли свыше 3 тысяч турок, был взят в плен турецкий адмирал, а русские потеряли убитыми 37 человек и ни одного корабля. Вот только вспоминать об этой блестящей победе, по словам современников, Павел Степанович Нахимов очень не любил. Считал себя чуть ли не виновником начала Крымской войны. После Синопа, испугавшиеся геополитических перспектив, открывающихся перед Россией, и превращения ее в сверхдержаву, объявили войну союзники османов – Великобритания и Франция.

Даша Никонова:

- В плеяде национальных героев, которыми гордится наше Отечество, одно из почётных мест принадлежит адмиралу Павлу Степановичу Нахимову. В историю России он вошёл как выдающийся флотоводец, вписавший не одну яркую страницу в героическую летопись отечественного флота. Павел Степанович был достойным преемником адмиралов Фёдора Фёдоровича Ушакова, Дмитрия Николаевича Сенявина и Михаила Петровича Лазарева, продолжателем их славных традиций.

В русском флоте адмирал Нахимов прослужил честно и безупречно 40 лет, совершил 34 морские кампании. Адмирал Лазарев о нём говорил, что он служит примером для всех командиров кораблей, «чист душой и любит море».

По единодушным отзывам очевидцев и наблюдателей, мичман Нахимов был фанатиком морского дела. В его аттестации было записано: «к службе усерден и знающ, поведения благородного; в должности усерден»; «должность исполняет с усердием и расторопностью».
За отличие в Наваринском морском сражении он был удостоен ордена Святого Георгия IV степени, греческого ордена Спасителя и произведён в следующий чин капитан-лейтенанта.

В 1828 году 24-летний капитан-лейтенант Нахимов назначается командиром 20-пушечного корвета «Наварин», на котором в составе русской эскадры принимал участие в блокаде Дарданелл. Аттестуя командира «Наварина», контр-адмирал Лазарев отметил, что он «отличный и совершенно знающий своё дело морской капитан».

Двадцати девяти лет от роду капитан-лейтенант Нахимов стал командиром только что выстроенного в 1832 году фрегата «Паллада».
«Командиром же на сей корвет, – доносил в Санкт-Петербург контр-адмирал Гейден, – я назначил капитан-лейтенанта Нахимова, как такого офицера, который по известному мне усердию и способности к морской службе в скором времени доведёт оный до лучшего морского порядка и сделает его, так сказать, украшением вверенной мне эскадры».

30 августа 1834 года капитан-лейтенант Нахимов был произведён в капитаны II ранга. В 1836 году его назначают командиром линейного корабля «Силистрия» и спустя несколько месяцев производят в капитаны I ранга.

На линкоре «Силистрия» Нахимов совершал крейсерские плавания по Чёрному морю. За девять лет своего плавания под флагом Нахимова корабль выполнил ряд трудных и ответственных поручений.

В 1845 году капитан I ранга Нахимов был произведён в контр-адмиралы и адмирал Лазарев, командующий Черноморским флотом, назначил его командиром 1-й бригады 4-й флотской дивизии Черноморского флота. Его моральное влияние на весь Черноморский флот в эти годы было так огромно, что могло сравниться с влиянием самого адмирала Лазарева. На флоте о Нахимове говорили, что он «служит 24 часа в сутки». От экипажей кораблей контр-адмирал Нахимов требовал высокого уровня боевой выучки, сплочённости и дисциплинированности. Требовательность Нахимова сочеталась с заботой о подчинённых, он входил в мельчайшие подробности их жизни, помогал словом и делом. Такое отношение привлекало к нему людей: не стесняясь, офицеры и матросы обращались к Нахимову за советом.

Система воспитания контр-адмирала Нахимова была основана на глубоком уважении к личности матроса и твёрдой уверенности в его высоких боевых и моральных качествах. Он неоднократно повторял, что решающая роль в бою принадлежит матросу. Требовательный к своим подчинённым, Павел Степанович ещё более был требователен к себе. Он служил примером неутомимой преданности долгу службы.

В марте 1852 года контр-адмирал Нахимов был назначен командиром 5-й флотской дивизии, в которую входила половина всего боевого и вспомогательного состава Черноморского флота. В октябре этого же года его произвели в вице-адмиралы.

Во время Крымской войны 1853-1856 годов, командуя эскадрой Черноморского флота, вице-адмирал Нахимов в штормовую погоду обнаружил главные силы турецкого флота в гавани города Синоп и 30 ноября 1853 года турецкая эскадра в течение нескольких часов была полностью разгромлена. Это сражение вошло в историю как последнее крупное сражение парусных флотов. Действия русского флота вызвали крайне негативную реакцию в английской прессе и получили название «Синопской резни». В конечном итоге это стало поводом для Великобритании и Франции к вступлению в войну в марте 1854 года на стороне Османской империи.

Миша Зайцев:

- После трехлетней службы на «Крейсере» П. Нахимов получает звание лейтенанта и перевод на линейный корабль «Азов». На этом корабле 25-летний П. Нахимов впервые участвует в сражении против турецкого флота. Это было знаменитое Наваринское сражение, в котором «Азов» сражался, как ни один корабль союзного флота. За эту битву кораблю впервые в российском флоте были присвоены кормовой Георгиевский флаг и вымпел, а командир батареи П. Нахимов, проявивший удивительную для молодого и неопытного офицера выдержку и храбрость, был награжден Георгиевским крестом, греческим Орденом Спасителя и получил чин капитан-лейтенанта.

Через год он назначен командиром отвоеванного у турок 16-пушечного корвета, названного «Наварин», который под его командованием принимает участие в блокаде пролива Дарданеллы во время русско-турецкой войны 1828-1829 годов. М. Лазарев доволен своим учеником и отмечает, что П. Нахимов – «отличный и совершенно знающий свое дело морской капитан». Эта аттестация очень много значит.

Вернувшись в Кронштадт, П. Нахимов получает назначение на новое судно. Он становится командиром знаменитого фрегата «Паллада». Ему 29 лет, и он один из лучших офицеров русского флота. Так считает и командир эскадры, в которую входит «Паллада» Л. Гейден: «Командиром же на сей корвет я назначил капитан-лейтенанта Нахимова, как такого офицера, который по известному мне усердию и способности к морской службе в скором времени доведет оный до лучшего морского порядка и сделает его, так сказать, украшением вверенной мне эскадры». Он не ошибся. За пять лет командования П. Нахимова «Паллада» стала показательным судном.

Став командующим Черноморским флотом, адмирал М. Лазарев поспособствовал переводу Павла Степановича на Черное море. П.С. Нахимов был произведен в капитаны 2-го ранга и назначен командиром флотского экипажа, а через два года получил под командование линейный корабль «Силистрия». Вскоре «Силистрия стала лучшим кораблем Черноморского флота. Ей приходилось выполнять сложные задачи: совершать крейсерские плавания по Черному морю, перевозить войска на Кавказ, участвовать в десантных операциях против турок в захвате Туапсе и Псезуапе, защищать Головинский форд при нападении горцев.

Сам Павел Степанович был идеальным командиром корабля. Он уделял большое внимание обучению молодых офицеров и флотской выучке экипажа. П.С. Нахимов требовал от экипажа дисциплинированности, сплоченности, точности исполнения команд четкости и отточенности всех действий. Это относилось не только к простым матросам, но и к офицерам. Капитан лично подбирал команду, тренировал матросов и офицеров до изнеможения, с хронометром следил за каждым действием, отрабатывая навыки, потому что точно знал, что от слаженной работы команды и опыта капитана порой зависела жизнь всего экипажа. Еще более он был требователен к себе, придерживаясь принципа, что мужество командира – пример для команды. Во время штормов и ураганов вахтенные матросы и офицеры сменяли друг друга, и только Нахимов всегда находился на капитанском мостике. Подчиненные видели, что капитан работает наравне с ними, а иногда и больше их, поэтому выполняли тяжелую работу без ропота, стараясь выполнить её как можно лучше.

Однажды во время учений эскадры, неудачно маневрируя, корабль «Андрианополь» подошел слишком близко к «Силистрии» и врезался в нее. Нахимов, предвидя это, отправил членов команды в безопасное место, а сам, несмотря на грозящую ему самому опасность, остался на мостике. К счастью, кроме осыпавших его осколков, никаких других повреждений капитан не получил. А свой поступок объяснил так: «Такие случаи представляются редко, и командир должен ими пользоваться; надо, чтобы команда видела присутствие духа в своем начальнике. Быть может, мне придется с нею идти в сражение, и тогда это отзовется и принесет несомненную пользу». Строгость и требовательность к подчиненным он сочетал с заботой о них, вникая в малейшие подробности их жизни и помогая всем, что было в его власти. В том числе, и деньгами из собственного кошелька. Став капитаном «Силистрии», отменил физические наказания матросов и запретил офицерам бить подчиненных. Сослуживцы называли его «адмиралом, женатым на морской службе», а матросы – «матросским батькой».
Академик Е. Тарле писал о нем: «Морская служба была для Нахимова не важнейшим делом жизни, каким она была, например, для его учителя Лазарева или для его товарищей Корнилова и Истомина, а единственным делом, иначе говоря: никакой жизни, помимо морской службы, он не знал и знать не хотел и просто отказывался признавать для себя возможность существования не на военном корабле или не в военном порту. За недосугом и за слишком большой поглощенностью морскими интересами он забыл влюбиться, забыл жениться. Он был фанатиком морского дела, по единодушным отзывам очевидцев и наблюдателей».

Черноморский флот стал местом его главных побед. Там Павел Степанович Нахимов в полной мере смог проявить все свои таланты, Он был произведен в контр-адмиралы, командовал одним из боевых соединений Черноморского флота, был ближайшим помощником адмирала М. Лазарева в деле повышения боеспособности флота и его укрепления, принимал участие в составлении проекта Морского устава, свода морских сигналов и других документов, регламентирующих работу флота, занимался развитием морской тактики. Кроме того, он был главой Комитета директоров севастопольской Морской библиотеки и самым внимательным образом изучал все книжные и журнальные новинки как на русском, так и на английском и французском языках. Вице-адмиральский чин Нахимов получил в 50 лет и смог, наконец, испытать себя в роли командующего в больших морских сражениях.
Пожалуй, самой яркой его победой стала победа в битве при Синопе, когда в Синопской бухте был уничтожен турецкий флот, погибли свыше 3 тысяч турок, был взят в плен турецкий адмирал, а русские потеряли убитыми 37 человек и ни одного корабля. Вот только вспоминать об этой блестящей победе, по словам современников, Павел Степанович Нахимов очень не любил. Считал себя чуть ли не виновником начала Крымской войны. После Синопа, испугавшиеся геополитических перспектив, открывающихся перед Россией, и превращения ее в сверхдержаву, объявили войну союзники османов – Великобритания и Франция.

Владимир Самовольников:

- А звездный час флотоводца случился на суше. В сентябре 1854-го союзные силы высадились у Евпатории и под Балаклавой, нанесли поражение русской армии и взяли в осаду Севастополь. Так началась героическая оборона города, продолжавшаяся 339 дней.

Для преграждения входа судов противника на Севастопольский рейд было решено затопить часть кораблей Черноморского флота при входе в Севастопольскую бухту. Образцовый корабль Черноморского флота «Силистрия» и еще шесть кораблей были затоплены по приказу адмирала Корнилова в Севастопольской бухте. О чем думал адмирал Нахимов, глядя как погибает судно, которым он командовал 9 лет, не знает никто. От тяжелой болезни скончался адмирал М. Лазарев, при бомбардировке города погиб контр-адмирал Корнилов, и оборону Севастополя и административное руководство городом взял на себя П.С. Нахимов. Девять месяцев Нахимов командовал обороной Севастополя, в том числе больше месяца — в самых отчаянных условиях. Под руководством Нахимова возводились оборонительные бастионы, отбивались ожесточенные штурмы города. Каждый день он лично обходил оборонительную линию не по переходам, а по открытым площадкам, не прячась от выстрелов. Он вникал в каждую мелочь не только боевой, но и бытовой жизни города, вплоть до закладки продуктов в солдатские котлы до необходимого количества городских водовозов. Если до обороны Севастополя П. Нахимов был кумиром моряков, то в эти дни к ним добавились солдаты Севастопольского гарнизона и всей русской армии, защищавшей Севастополь. Нахимов стал не просто руководителем обороны – он стал символом героически сражающегося города.

Арина Кожевникова:

- Защитники Севастополя были готовы стоять до конца, их мужество и стойкость сомнений не вызывали. Но высшее военное чиновничество не обладало ни такой силой духа, ни таким мужеством, хуже того, оно не выполняло свои прямые обязанности. Становилось понятно, что город будет сдан. Для Павла Степановича, который не признавал другого исхода любой битвы, кроме победы, это было равносильно собственной гибели. Самое тяжелое положение было на Малаховом кургане, там и находился адмирал Нахимов. Он говорил, что даже после сдачи города он со своими матросами удержится на Малаховом кургане не меньше месяца, пока не погибнет в бою. Нахимов был фаталистом, верил в рок, судьбу. Предчувствуя поражение, он собирался оборонять город до последнего и закончить свою жизнь на бастионах Севастополя. Он считал, что боятся смерти и прячутся от пуль только трусы, а «чистый душой и благородный человек будет ожидать смерти спокойно и весело». Он продолжал как будто специально появляться в наиболее опасных местах в своих золотых адмиральских эполетах, которые никогда не снимал, считая, что так он поддерживает боевой дух своих подчиненных. Золотое сверкание эполет на черном мундире было заманчивой целью для вражеских стрелков, охотившихся на командный состав русской армии. Под ураганным огнем, стоя в полный рост на Малаховом кургане, в подзорную трубу он рассматривал позиции противника, когда в мешок с землей, стоящий у его ног, ударила пуля. Но даже это не заставило его спуститься в укрытие. «Они сегодня довольно метко стреляют», — усмехнулся адмирал. Это были его последние слова. Вторая пуля попала в голову. Не приходя в сознание, адмирал скончался 12 июля 1855 года. За неделю до этого ему исполнилось 53 года.

Хоронил адмирала П.С. Нахимова весь Севастополь. Все понимали, что с гибелью адмирала Нахимова погибнет и Севастополь. Не боясь обстрелов, огромная толпа шла за гробом. Защитники Севастополя, взяв ружья на караул, стояли в два ряда на всем пути от дома до церкви. Военные оркестры играли «полный поход», гремел прощальный пушечный салют, на кораблях приспустили флаги до середины мачт. И в это время поползли вниз флаги на кораблях противника, а наблюдающие за врагом наблюдатели увидели, как снимали фуражки стоящие на палубе английские офицеры. Это не помешало французским и английским мародерам после захвата Севастополя осквернить могилы русских адмиралов ради мундиров с золотыми эполетами и орденами.

Гибель Нахимова стала для России огромной потерей и поистине национальной трагедией. Севастополь был сдан, а Крымская война проиграна. Но этого позора Нахимов уже не видел.

После революции останки героических адмиралов как «споспешников царского режима» вновь были осквернены: усыпальница была взломана и засыпана мусором, но Севастополь продолжал хранить память о своих защитниках. В 1992 году со всеми воинскими почестями останки адмиралов были перезахоронены во Владимирском соборе Севастополя.

Память о Нахимове живет в Севастополе, городе его славы и гибели, в названии улиц, в памятном знаке на месте его гибели, в памятнике адмиралу, видном издалека.

Имя Павла Степановича Нахимова с честью носят будущие моряки – юные воспитанники Нахимовского училища. Орденом Нахимова награждались офицеры Военно-Морского Флота за выдающиеся успехи в разработке, проведении и обеспечении морских операций, нанесшие противнику особый урон с сохранением своих сил. А особо отличившихся матросов и старшин награждали медалью Нахимова.

Саша Никонов:

Павел Степанович Нахимов родился 23 июня 1802 г. в селении Городок Вяземского уезда Смоленской губернии в семье офицера. Окончил Морской кадетский корпус (1818), служил на Балтийском флоте.

В 1822-25 гг. совершил кругосветное плавание на фрегате "Крейсер" под командованием М.П.Лазарева. Участвовал в Наваринском сражении 1827 г., командуя батареей на линейном корабле "Азов". Во время Русско-турецкой войны 1828-29 гг. командовал корветом "Наварин" при блокаде Дарданелл.

С 1829 г. командир фрегата "Паллада", с 1834 г. командир линейного корабля "Силистрия" на Черноморском флоте, в 40-х гг. во время Кавказской войны участвовал в высадке десантов и укреплении Черноморской береговой линии. В 1845 г. произведен в контр-адмиралы и назначен командиром бригады кораблей, с 1852 г. вице-адмирал, начальной флотской дивизии. Был ближайшим сподвижником адмирала М.П.Лазарева.

Во время Крымской войны 1853-56 гг., командуя эскадрой Черноморского флота, Нахимов обнаружил и заблокировал главные силы турецкого флота в Синопе, а 18 ноября 1853 г. разгромил их в знаменитом Синопском сражении. Вместе с адмиралом В.А.Корниловым подготовил Севастополь к обороне.

Во время Севастопольской обороны 1854-55 гг. занимал должность командующего эскадрой, а с февраля 1855 г. после гибели адмирала Корнилова был назначен командиром Севастопольского порта и военным губернатором.

Возглавляя героический гарнизон защитников крепости, проявил выдающиеся способности в организации обороны базы флота с моря и суши. Нахимов руководил формированием морских батальонов, строительством батарей, созданием и подготовкой резервов. Он непосредственно руководил боевыми действиями на главных направлениях, в том числе отражением атак противника. Храбрый и талантливый военачальник Нахимов пользовался огромным авторитетом у матросов и солдат.

28 июня 1855 г. (ст.ст.) при очередном приступе осаждавших Севастополь англо-французских войск Нахимов был смертельно ранен на Малаховом кургане пулей в висок и через два дня умер, не приходя в сознание. Погребен в Севастополе во Владимирском соборе рядом с погибшими до него героями Севастополя адмиралами В.А.Корниловым и В.А.Истоминым.

В приказе по гарнизону города о гибели Нахимова говорилось: "Не мы одни будем оплакивать потерю витязя без страха и упрека - вся Россия вместе с нами прольет слезы искреннего сожаления о кончине героя Синопского..."

Павел Степанович Нахимов смыслом и целью своей жизни видел служение России и до последних дней был верен этому своему предназначению. Память об адмирале хранит русская история, несмотря ни на какие свои повороты.

Список использованной литературы:
Адмирал Нахимов : документы и очерки / составитель Т. Г. Тетенькина. – Калининград : Янтарный сказ, 1997. – 368 с. : ил. – (Ратная слава России).
Бекир-Заде, Э. Адмирал Нахимов / Эмин Бекир-Заде. – Москва : Олимп ; Смоленск : Русич, 1999. – 265 с. : ил., портр. – (Портреты великих).
Великие русские люди : сборник / [составитель В. Володиин]. – Москва : Молодая гвардия, 1984. – 414, [2] с. ; [16] л. : ил. – (Жизнь замечательных людей)
Зонин, А. И. Жизнь адмирала Нахимова : исторический роман / Александр Зонин. – Москва : АСТ : Астрель, 2002. – 521, [2] с. : ил.. – (Русские полководцы. Нахимов).
Русские полководцы . – Москва : Росмэн, 2004. – 350 с. : ил. – (Великие русские).
Тарле, Е. В. Избранные сочинения академика Е. В. Тарле : в 4 томах / Е. В. Тарле ; составитель В. С. Савчук. – Ростов-на-Дону : Феникс, 1994.
Т. 4 : Чесменский бой и первая русская экспедиция в Архипелаг ; Адмирал Ушаков на Средиземном море ; Экспедиция адмирала Сенявина в Средиземном море ; Павел Степанович Нахимов. – 510 с. : ил.
Фирсов, И. И. Петра творенье : к 300-летию русского флота / И. И. Фирсов. – Москва : Молодая гвардия, 1992. – 272 с.
(исп м-лы СМИ и Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина, Э. Дьяконовой).

Над выпуском работали:
военкоры юнармейского медиацентра, отряда военкоров «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова, «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 :
Кирилл Ерохин начальник штаба отряда, капитан морского клуба, кавалер юбилейного знака «5 лет ЮНАРМИИ»;
Даша Никонова, старпом, редактор э/газеты «Школьные Новости»;
Ответственный редактор выпуска:Милана Путина — юнармеец, военкор, гл. редактор«Школьные Новости»;
Арина Кожевникова — нач. исторического музейного клуба;
Миша Зайцев — военкор, и.о. нач. экологического клуба, эколог-доброволец;Вова Самовольников — эколог-доброволец;
Саша Никонов - юнармеец, военкор;
тьютор — военкор юнармейского отряда военкоров «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135
Куляпин Александр Сергеевич, рекордсмен Книги рекордов Гиннесса, кавалер медали «Потомству пример».