Жизнь православных верующих неотделима от событий, которые происходили две тысячи лет назад на Святой Земле и которые описаны в Евангелии. Важнейшие из них легли в основу главных православных праздников. Это те, которые связаны с земной жизнью Пресвятой Богородицы и Самого Спасителя. Ко всем праздникам имеются иконы, они так и называются - «праздничные». Таких главных праздников двеннадцать, поэтому они получили общее имнование «двунадесятые праздники». К ним относится и Сретение Господне.

15 февраля мы встречаем праздник Сретения Господа. Это была встреча святого праведного Симеона, которому было обещано, что он не отойдет из этой жизни, пока не встретит Господа, с Богомладенцем, с воплотившимся Господом. Но у каждого евангельского события есть еще кроме внешнего, сокровенный глубокий смысл. Так и у этого праздника есть великий смысл – это встреча человечества, жаждущего спасения, ибо со времени грехопадения Адама и Евы прошло несколько тысячелетий, прежде чем явился в мир Спаситель.

В Сретении Господа окружают, с одной стороны, праведность, чающая спасение не в себе, - Симеон, и строгая в посте и молитвах жизнь, оживляемая верою, - Анна; с другой - чистота существенная, всесторонняя и непоколебимая - Дева Богоматерь, и смиренная, молчаливая покорность и преданность воле Божией - Иосиф Обручник. Перенеси все эти духовные настроения в сердце свое и встретишь Господа не приносимого, а Самого грядущего к тебе, восприимешь Его в объятия сердца, и воспоешь песнь, которая пройдет небеса и возвеселит всех ангелов и святых. (Феофан Затворник) 

Событие, давшее начало двунадесятому празднику, в духовном отношении многомерно. Русское слово встреча не передает главного значения церковно-славянского понятия сретение. Встречаются обычно равные. «А здесь, – как заметил митрополит Вениамин (Федченков), – более подходяще славянское слово “сретение”, ибо оно говорит о выхождении меньших навстречу большему, людей, встречающих Бога» (Письма о двунадесятых праздниках. М., 2004. С. 170–171). Событие в Иерусалимском храме имеет особую значимость. Сам Божественный Законодатель как рожденный прежде всякой твари (Кол. 1: 15) и как первенец Девы (Мф. 1: 25) приносится в дар Богу. Этот символический акт является как бы началом того служения, которое на земле заканчивается великим событием: воплотившийся Сын Божий приносит всего Себя Отцу во искупление человечества, с которым ранее встретился в лице святого праведного Симеона. Ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля (Лк. 2: 30–32). Эта благодарственная песнь по мыслям и выражениям восходит к некоторым местам книги пророка Исаии: И будет в тот день: к корню Иессееву, который станет, как знамя для народов, обратятся язычники, – и покой его будет слава (Ис. 11: 10). Иессей был отцом царя Давида. Поэтому корень Иессеев – ожидаемый людьми Мессия-Христос, Сын Давидов (см.: Мф. 1: 1), Который, как показала двухтысячелетняя история, станет знаменем пререкаемым. Это знамение разделит людей на верующих и неверующих, возлюбивших свет и избравших тьму. «Что это за знамение пререкаемое? – Знамение креста, которое исповедуется Церковью как спасительное для вселенной» (Святитель Иоанн Златоуст). Встреча Бога и человека, которая произошла впервые в Иерусалимском храме, должна стать для каждого человека его личным событием. Путь спасения для каждого должен начаться со встречи Иисусом Христом как его личным Спасителем. Пока такая встреча не произошла, человек остается сидящим во тьме… и тени смертной (см.: Мф. 4: 16). 

На сороковой день по Рождестве Богомладенца произошла еще одна встреча – церкви ветхозаветной и Церкви новозаветной. Все евангельское повествование проникнуто мотивом точного исполнения закона Моисея: сорокадневный срок очищения, предписанный книгой Левит (см.: 12: 2–4), посвящение первородного сына Богу (см.: Числ. 3: 13), символический выкуп его (Исх. 13: 13). Однако легко увидеть, что духовный центр описываемого события полностью перенесен в новозаветную историю. Ныне (Лк. 2: 29) означает, что ожидаемое многими поколениями время прихода Мессии пришло. Святой праведный Симеон говорит об исходе из этого мира (глагол отпущаеши в греческом и славянском текстах стоит в настоящем времени). Вдохновенная речь старца Симеона полна хвалы и благодарения Богу за то, что исполнились сроки обетования. По святоотеческому преданию, святой пророк Захария, отец святого Иоанна Предтечи, Пречистую Деву, пришедшую по закону для исполнения обряда, поставил не на месте жен, приходящих для очищения, а на месте девиц (женам, имеющим мужей, становиться там не позволялось). И когда книжники и фарисеи стали выражать негодование, Захария возвестил, что сия Матерь и по рождестве остается Девой и чистой: «по сему и я сию Матерь не устранил с места, назначенного для девиц, потому что Она превыше всех дев». 

Третья встреча имеет сугубо личный характер. Для старца Симеона настал день, который он ожидал необычно долго. Ему было обещано увидеть Спасителя мира, рожденного Приснодевой Марией. Праведный Симеон, отличавшийся незаурядной ученостью, как человек мудрый и хорошо знающий Божественное Писание, трудился вместе с 72 переводчиками на острове Фарос в Александрии, переводившими в 80-х годах III века до Р.Х. с еврейского на греческий книги Ветхого Завета. Переводя книгу пророка Исаии, дошел он до слов се Дева во чреве приимет и родит Сына (Ис. 7: 14). Читая их, он усомнился, думая, что невозможно, чтобы жена, не имеющая мужа, могла родить. Симеон взял уже нож и хотел вычистить эти слова в книжном свитке и изменить слово «дева» на слово «жена». Но в это время явился ему ангел Господень и, удержав за руку, сказал: «Имей веру написанным словам, и сам увидишь исполнение их, ибо ты не увидишь смерти, прежде чем не узришь имеющего родиться от чистой Девы Христа Господа». Уверовав в ангельские слова, старец Симеон с нетерпением ожидал пришествия в мир Христа, проводя праведную и непорочную жизнь. По преданию, старец Симеон сподобился блаженной кончины на 360-ом году своей жизни. Его святые мощи были перенесены при императоре Иустине Младшем (565–578) в Константинополь и положены при Халкопратийском храме в пределе святого апостола Иакова. 

Молитва святого Симеона Богоприимца (ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко) поется (в праздничные дни) или читается (во время вседневного богослужения) на каждой вечерне, чтобы уходящий день напоминал каждому верующему о вечере его жизни, который закончится исходом из этой временной жизни. Надо прожить жизнь в мире с Богом и исполнении евангельских заповедей, чтобы, как святой старец Симеон, с радостью встретить нескончаемый светлый день в Царствии Небесном. 

Два взгляда 

Два взгляда — Закхея и Христа — встречаются в сегодняшнем Евангелии, два взгляда, которые вначале не имеют ничего общего между собой. Закхей — иудей, но он — прислужник римских оккупантов, начальник сбора податей, и потому — паршивая овца, погибшая овца, предатель своего народа. Однако он движим странным желанием «видеть Иисуса, кто Он», — сказано в Евангелии. Оттого что он мал ростом, всякий раз ему мешает толпа. Но когда Христос снова проходит через Иерихон, Закхей забегает вперед и вскарабкивается на смоковницу: отсюда он может свободно рассмотреть знаменитого Учителя. Смутное неосознанное любопытство привело его к этой встрече.

А искал ли увидеть Закхея Христос? Евангелие ничего не говорит об этом. В любом случае, повиснув среди ветвей смоковницы, Закхей не мог избежать взгляда Христа. Достаточно было Господу поднять Свой взгляд, чтобы неизбежно встретить взгляд Закхея. И Господь, не колеблясь, поднимает Свой взгляд кверху — то, что было вовсе необязательно делать. Закхей привык к другому отношению: к лицам, которые окаменевали при его приближении, к глазам, которые отворачивались от него, к взглядам, которые избегали его или порой впивались в него, полные ненависти и презрения. С какой ясностью давали ему почувствовать, что он отлучен от народа Божия!  

Отношение Христа было к нему совершенно иным, и Его взгляд — совершенно иной. Христос останавливает его на Закхее. Он пристально смотрит на него. В первое мгновение Закхей мог удивиться и встревожиться. Взгляд Христа так мало походил на те, с которыми он встречался каждый день, или, вернее, он уже с ними не встречался, все эти взгляды ранили его, даже если он знал, что заслужил их. Но взгляд Христа не осуждает и не убивает. Он принимает его, обнимает и согревает его! Более того, он ласкает. Закхей — по-прежнему тот, кто он есть, — печальный начальник, несчастный предатель. Пусть так. Но взгляд Христа, как взгляд Бога, не делает здесь различия между нечестивыми и праведными. Закхей имеет право быть таким, каков он есть — более или менее грешником. В любом случае он любим Христом.  

Внезапный мир охватывает Закхея — глубокий покой. Что происходит? Он не верит своим глазам, но не может тем не менее сомневаться во взгляде Христа. И толпа тоже не верит своим глазам, изумленная еще больше Закхея. Что будет дальше? Осмелится ли прославленный Учитель обратить Свое слово к этому презренному человеку? И Христос действительно не ограничивается только взглядом, Он говорит с Закхеем. Он даже называет его по имени, как если бы это был Его старый знакомый, как если бы именно его, Закхея, Христос ждал на повороте дороги, повисшего на своей смоковнице. Как если бы Христос пришел в Иерихон с единственной целью встретить его, начальника мытарей! 

Христос делает еще больше: Он не только говорит с Закхеем, но Он ждет еще его приглашения: «Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме». И вот, странный покой Закхея переходит в веселие. Не помня себя от радости, он кубарем летит со своего дерева и спешит воздать Христу честь своего дома и своей трапезы. Более того, намного более, — он решается раздать половину своих богатств нищим, то есть Самому Христу лично. Закхея не узнать. Достаточно было один раз принять его, подлинно принять в любви, взглядом Христа, чтобы он сделался способным в свою очередь принять других в своей любви. Он свободен сейчас от толпы, от того, чтобы праведники и фарисеи помешали ему видеть. «Он зашел к грешному человеку», — шепчутся они. Пусть так, Закхей — грешник, но он тем не менее любим Христом! Более того, он был любим Им всегда, поскольку Господь торжественно утверждает, что Он «пришел взыскать и спасти погибшее». Ибо нет иного исцеления для раны греха. Есть только любовь Господня, которая всегда больше нашего сердца, и Его благодать, которая преизобилует, когда умножается грех (Рим. 5, 20).

(исп м-лы СМИ; Протоиерея Александра Шаргунова, настоятеля храма свт. Николая в Пыжах, члена Союза писателей России; Иеромонаха Иова (Гумеров).

Тьютор: Куляпин Александр Сергеевич, рекордсмен Книги рекордов Гиннесса