17 октября в Твери в рамках программы «Духовное укрепление российского воинства» 79-й гвардейской реактивной артиллерийской Новозыбковской Краснознаменной, орденов Суворова и Александра Невского бригаде преподнесли в дар походный ковчег с частицами мощей св. Георгия Победоносца, св. праведного Феодора Ушакова, св. апостола Андрея Первозванного и походную икону храма св. Иоанна воина с частицей мощей. Они будут храниться в воинском храме во имя св. Иоанна воина, возведённом на территории части. 

В торжественной обстановке перед личным составом воинской части представители общественной организации «Московские суворовцы» и благотворительного фонда святого мученика Вонифатия передали командиру бригады православные святыни. «Кроме того, в рамках программы мы впервые передали воинский походный колокол св. Иоанна воина. Воинский священник может его брать с собой на военные полигоны для походных храмов, где проводятся службы на воинских учениях», - говорит президент благотворительного фонда св. мученика Вонифатия Наталья Мезенцева. 

По её словам, частицы мощей переданы меценатами из западных реликвариев и привезены с Святой Земли. «Частица мощей св. праведного Феодора Ушакова подарена нашему фонду Санаксарским монастырём по благословению епископа Краснослободского и Темниковского Климента», - подчеркнула Наталья Мезенцева. 

Присутствующий на церемонии начальник управления аппарата Правительства Тверской области по защите государственной тайны и мобилизационной подготовке Вячеслав Рыжонков поблагодарил гостей и поздравил солдат и офицеров бригады. «От имени губернатора Тверской области Игоря Михайловича Руденя поздравляю весь личный состав и командование части с началом святой деятельности на этой частичке тверской земли», - отметил Вячеслав Рыжонков. 

Историческим предшественником бригады является 84-й гвардейский миномётный Новозыбковский Краснознамённый, орденов Суворова и Александра Невского полк. Его образовали в июле 1942 года. Полк принимал участие в Сталинградской битве, сражался под Курском, освобождал Брянск и другие города. За боевые заслуги получил два ордена - Красного Знамени и Александра Невского. После войны полк неоднократно реорганизовывали. В 1992 году воинскую часть заново сформировали с полным наименованием - 79-я гвардейская реактивная артиллерийская Новозыбковская Краснознамённая, орденов Суворова и Александра Невского бригада. 

Общее руководство подготовкой и проведением мероприятий и церемоний программы «Духовное укрепление российского воинства» осуществляет Всемирный русский народный собор, Главой которого является Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. 

Ответственными исполнителями программы являются Синодальный отдел Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами, общественная организация «Московские суворовцы» и Благотворительный фонд Святого мученика Вонифатия. 

Информационную поддержку программы осуществляет Синодальный отдел Московского Патриархата по взаимодействию Церкви с обществом и СМИ 

Программа ориентирована на воспитанников суворовских, нахимовских и кадетских училищ и корпусов, курсантов и военнослужащих (служащих) частей и организаций Министерства обороны РФ, Министерства внутренних дел РФ, Федеральной службы безопасности РФ, Следственного комитета РФ, Генеральной прокуратуры РФ, МИД РФ, ФСИН РФ и МЧС России, а также кадетских учреждений полного профиля Министерства просвещения РФ.

Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними 

Коренная, исходная заповедь - люби. Малое слово, а выражает всеобъятное дело. Легко сказать люби, но не легко достигнуть в должную меру любви. 

Не совсем ясно и то, как этого достигнуть; потому-то Спаситель обставляет эту заповедь другими пояснительными правилами: люби, "как самого себя; и как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними". Тут указывается мера любви, можно сказать, безмерная; ибо есть ли мера любви к самому себе и есть ли добро, которого не пожелал бы себе кто от других? 

Между тем, однако, это предписание не неисполнимо. Все дело стоит за тем, чтобы войти в совершенное сочувствие с другими так, чтобы их чувства вполне переносить на себя, чувствовать так, как они чувствуют. Когда это будет, нечего и указывать, что в каком случае надо сделать для других: само сердце укажет. 

Ты только позаботься поддерживать сочувствие, а то тотчас подойдет эгоизм и возвратит тебя к себе и заключит в себя. Тогда и пальцем не пошевелишь для другого и смотреть на него не станешь, хоть умри он. 

Когда сказал Господь: люби ближнего, как самого себя, то хотел, чтобы вместо нас, стал в нас, т. е. в сердце нашем, ближний. Если же там по старому будет стоять наше "я", то не жди добра. 

Святитель Феофан Затворник 

ОТ ЛУКИ СВЯТОЕ БЛАГОВЕСТВОВАНИЕ. Глава 6. 31-36. 

31 И ка'к хотите, чтобы с вами поступали люди, та'к и вы поступайте с ними. 

32 И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. 

33 И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то' же делают. 

34 И если взаймы даёте тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. 

35 Но вы люби'те врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. 

36 Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд. 

Две конфеты 

Это было еще в Ленинграде, в середине 80-х. Ехал я в маршрутке на Васильевский. На сиденье рядом бушевал ребенок, лет шести. Его мама безучастно смотрела в окно, не реагировала. А он дергал и дергал ее за рукав. 

За окном проплывали деревья, дождик моросил, серо было, ну, Ленинград! 

Ребенок что-то требовал, или что-то утверждал. И тут вдруг она как развернется от окна к нему, как дернет его за руку на себя, и как прошипит: 

— Что ты хочешь от меня?! 

Он запнулся. 

– Что ты хочешь, я тебя спрашиваю?! Да ты вообще знаешь, кто ты такой?! Ты никто! Понял?! Ты никто-о! – она это выдохнула ему в лицо, просто выплеснула. 

Мальчик смотрел на нее и мне показалось, у него дрожит голова. Или это я дрожал. Почувствовал, как потеет спина. 

Помню первую мысль: «Неужели это она ему говорит?! О ком она думает в этот момент?!» 

— Видеть тебя не могу, — прошептала она. 

«Ты же убила его!», — сказал я, но никто меня не услышал. 

В маршрутке, как ни в чем не бывало, продолжали дремать люди. 

Я сидел, не шевелясь. 

А мальчик не плакал. Она отбросила его руку и снова развернулась к окну. 

Он уже не бушевал, притих как-то сразу. Смотрел в разорванную спинку сиденья напротив и молчал. 

А у меня было желание встать и при всех, вот сейчас, просто разорвать ее на части! Сказать ей: «Это ты никчемная мать! Это ты никто! Ты же убила его!» 

Клянусь, я бы сделал это! Только мальчик сдерживал меня. 

Я закрыл глаза, стал глубоко дышать, чтобы успокоиться как-то. 

А когда открыл их, увидел конфету. 

Молодой парень, похоже, студент, такой светлый, кучерявый, в джинсовом костюме, протягивал конфету мальчику. 

Он еще встряхнул рукой, сказал: 

— Бери, это тебе. 

Тот взял. И тут же парень протянул ему вторую конфету. Мальчик помедлил и взял вторую. 

Дальше происходило действие, вспоминая которое, я еле сдерживаю слезы. 

Мальчик не стал есть, он коснулся маминой руки. 

Она не сразу повернула к нему лицо. Но все-таки повернула. И видно хотела добить его. 

Но он протягивал ей конфету. 

Она посмотрела на него, на конфету, я видел, она недоумевает. 

Тогда он вложил ей конфету в руку. Она, как обожглась — быстро вернула ему. 

— Я не хочу», — сказала. 

Две конфеты лежали у него на ладони. 

Руку он не опускал. 

— Ешь сам, — сказала она и тихо добавила, — Я не хочу… Честное слово. 

Тогда он положил конфету к ней на колени. 

Никогда не забуду эту паузу. И эту взрослость. Передо мной за несколько минут этих мальчик стал мужчиной, а она из злой, раздраженной стервы стала красивой молодой женщиной. Во всяком случае, это я так почувствовал. 

Она молчала. Долго-долго молчала. Смотрела на него так, словно только увидела. 

Потом обняла. 

И он ее обнял. 

Потом он развернул конфету и дал ей. И пока она не положила ее в рот, сам не ел. 

Вы представляете такое?! 

Это был еще один шок, но уже другой. 

Я тогда подумал о себе. Я подумал: «Вот ты сидишь, такой праведник, ты хотел встать, обвинить, ты хотел ее «разорвать», переделать. И ты бы ничего не добился, кроме скандала и брани. А этот мальчик, посмотри, насколько он мудр, как он велик, этот мальчик, он взял другим. И пронял до самых печенок, до сердца, до слез. 

А еще этот молодой парень, который дал ему две конфеты, — подумал я, — он ведь не просто так дал две». 

Я огляделся… 

В заднем стекле маршрутки увидел этого молодого парня, он уходил вдаль по «моросящей» улице. 

А мама и сын сидели, склонив головы, друг к другу. Как молодые влюбленные! 

Тут водитель объявил мою остановку. Я, выходя, дотронулся до руки мальчика. Я этим сказал ему «спасибо». 

Не думаю, что он понял, но это и не важно. 

Я навсегда запомнил этот урок. 

Запомнил-то, запомнил, но должны были пройти годы, чтобы я его осознал. 

Что это и есть настоящее воспитание. О котором не все взрослые знают. 

Что только примером и воспитывают. Не криком, не обвинениями, не битьем, нет. Только пример работает, больше ничто. 

И мальчик этот показал пример. И ей, и мне. И он изменил нас. 

«Не будь побежден злом, но побеждай зло добром...» (Рим.12:21). 

Семен Винокур