Ю.В. БондаревНа 97-м году жизни в Москве скончался русский советский писатель-фронтовик Юрий Бондарев. Военкоры юнармейского отряда «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова настоящий выпуск посвятили большому русскому писателю Юрию Бондареву. В нашем музее есть экспозиция «Горячий снег Сталинграда».  Вести экскурсию по ней очень непросто. Нужно знать не только историю, но и воспоминания фронтовиков, среди которых лауреат Ленинской премии, двух Государственных премий СССР и несчетного количества других наград, ветеран Великой Отечественной войны Юрий Васильевич Бондарев.

В составе советских войск во время Великой Отечественной войны Юрий Васильевич дошел до Чехословакии, был дважды ранен, награжден медалью «За отвагу».

15 марта день рождения Юрия Васильевича — Героя Социалистического труда, ученика Паустовского, писателя-классика, фронтовика, основоположника «лейтенантской прозы», автора многих пронзительных книг о Великой Отечественной войне.

Печататься Юрий Бондарев начал в 1949 году. Первые рассказы выходили в журналах «Огонёк», «Смена» и «Октябрь». В 1951 году он окончил Литературный институт имени М.Горького. В том же году был принят в Союз писателей СССР. Первый сборник его рассказов — «На большой реке» — вышел в 1953 году.

«Все мы вышли из бондаревских «Батальонов», — скажет потом другой писатель-«лейтенант» Василь Быков.

В 1957-м в журнале «Молодая гвардия» появилась повесть Бондарева «Батальоны просят огня». 

Бондарев стал одним из отцов-основателей великой «лейтенантской прозы», которая является одной из самых главных страниц русской прозы ХХ века (писатель-«лейтенант» Василь Быков).

Вскоре появился и уже классический «Горячий снег», вышедший в 1970 году…

По словам Константина Симонова, «Батальоны просят огня» многому научили даже самых маститых писателей». «Все мы вышли из бондаревских «Батальонов…», – сказал известный писатель Василь Быков от имени всех писателей-фронтовиков.

Немецкий славист В. Казак повесть «Батальоны просят огня» прочитал как «первый вклад Бондарева в новую литературу о войне, основанную на «окопной правде» и направленную против псевдогероики, фальсификаций и официоза».

Когда в журнале «Молодая гвардия» его попросили убрать острые моменты из повести «Батальоны просят огня», Юрий Бондарев подумал:

«Господи, но что ж я буду делать со своей совестью?»

Нам еще предстоит осмыслить эту потерю. И не только для литературы. Из жизни ушел последний крупный писатель-фронтовик, чья проза, безусловно, во многом определяла развитие русской литературы второй половины ХХ века.

Он родился в 1924 году в Орске Оренбургской области в семье народного следователя. Народный следователь имел широчайшие полномочия. Он мог приступить к производству расследования по заявлениям простых граждан, сообщению милиции, должностных лиц и учреждений, по постановлению судьи и по своему усмотрению.

Бондарев принадлежал к тому кругу писателей, которые, вернувшись с великой войны, имели право свободного голоса. Именно они, боевые лейтенанты, составили элиту послевоенного Литературного института. Юрий Бондарев, Григорий Бакланов, Виктор Курочкин и другие.

Они пришли с фронта, где были другие отношения между людьми и совсем другая идеология. Они ничего не боялись. Партийные, не партийные, они могли говорить то, что думают, что знают.

Многие считают, что лучшее произведение Бондарева — роман «Горячий снег» — написан о Сталинградской битве. Он лично в ней участвовал, он знал, что там было на самом деле.

Это была главная после прорывной книги Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда» повесть о войне. Ее все обсуждали. Бондарев стал одним из отцов-основателей великой «лейтенантской прозы», которая является одной из самых главных страниц русской прозы ХХ века.

За шестьдесят лет работы в литературе Бондарев написал романы: «Тишина», «Двое», «Горячий снег», «Берег», «Выбор», «Игра», «Искушение», «Непротивление», «Бермудский треугольник» повести: «Батальоны просят огня» , «Последние залпы» , «Родственники»; сборник рассказов «Поздним вечером»; циклы миниатюр «Мгновения»; книги статей «Поиск истины», «Взгляд в биографию», «Хранители ценностей».

Книги Бондарева зачитывались до дыр в библиотеках, за ними стояли очереди, купить их было не так-то просто.

По произведениям Бондарева сняты фильмы «Последние залпы», «Тишина», «Горячий снег», «Батальоны просят огня», «Берег», «Выбор». По мотивам «Батальонов…» и его сценарию снята одна из серий киноэпопеи «Освобождение».

Но главной темой Юрия Бондарева была не война, а человеческая порядочность. Не говорить пошлости, лучше промолчать. Молодому офицеру не «тыкать» пожилому солдату. Уважать чужое мнение. Все это имело для него огромную цену. А для нас сегодня? Вопросы нравственности всегда были для него важнее «правды о войне». «Любовь сильнее ненависти», а порядочный человек и под пулями останется порядочным человеком. Может быть, это и есть главное завещание Юрия Бондарева?

Как никто из писателей Бондарев вносил в военную прозу вот эту «интеллигентскую» ноту.

Порядочность важна везде. Не только в мирной жизни, но и на фронте. И, возможно, на фронте она еще важнее, чем в мирной жизни.

Быть порядочным, по Бондареву, «это значит уметь быть сдержанным, уметь слушать собеседника, не переступать границы гнева, а именно — уметь владеть собой, не опоздать прийти на зов о помощи в чужой беде, уметь быть благодарным». Такие простые слова, как они важны для нас сегодня…

Его офицерский вызов — это и вызов его открытой совести всем непротивленцем и капитулянтам. Даже когда он был в чём-то неправ, сдаваться Юрий Васильевич никогда не любил, не любит и до сих пор.

В семидесятые годы Юрий Бондарев, написав свои огненные страницы о войне, не пожелал оставаться хоть и прекрасным, но писателем минувшей истории. Он всегда в авангарде, не любит вести арьергардные бои. Вот и во времена застоя, он первым обратился к теме интеллигенции, определяющей многие позиции в обществе.

Последовала тетралогия « Берег», «Выбор», «Игра» и «Искушение». Наша сытая интеллигенция стала ерзать, писатель безжалостно вскрыл её болячки. Это уже был его новый бой.

Юрий Бондарев — писатель автобиографический. Это — не упрек и не достоинство. Автобиографическим был, к примеру, Михаил Булгаков. Это во многом проясняет его произведения, его эволюцию худож¬ника, его отношение к жизни. Он — весь со своим поколением, исследует его столбовую дорогу и боковые тропки, его взлеты и его падения, его силу и его слабость. Не случайно одна из статей о его прозе называлась «Совесть по¬коления… 1924 года рождения».

Романы «Выбор» «Игра», и даже «Берег» — уже были бондаревским предчувствием наступающей перестройки, предощущением кризиса общества. Жаль, эти романы не прочитала внимательно наша власть.

Боевой офицер Юрий Бондарев, как никто другой из писателей конца ХХ века чувствовал красоту и силу художественного слова. Он писал:

«Осмелюсь сказать, что древняя и всегда молодая изящная словесность, или художественная литература, — это форма познания жизни посредством слова, она передает нам изменчивую картину мира. А писатель по-прежнему остаётся строителем самого хрупкого и самого высокого храма в мире — человеческой души, и нет более важного смысла в литературе, чем совершенствование человека. Без этого всякое художество и все философские формулы бессмысленны».

В середине 1960-х годов началась большая и кропотливая работа над сценарием ныне всемирно известной киноэпопеи «Освобождение». Изучались глобальные и частные материалы Второй мировой войны, не только стратегические операции и полководческое искусство, но и характеры, психологические черты и черточки военачальников. Самым главным стали многочисленные личные встречи и доверительные беседы Бондарева с виднейшими полководцами Великой Отечественной войны, и среди них — с Жуковым и Коневым.

«До сих пор себя казню, — говорил Ю.В. Бондарев, — что так мало расспросил Георгия Константиновича о 41-м годе, о котором по-настоящему ещё почти ничего не написано…».

Помимо фильма «Освобождение» (1968), по произведениям Ю. Бондарева сняты кинокартины «Последние залпы» (1960, режиссер Л. Сааков), «49 дней» (1962, режиссер Г. Габай), «Тишина» (две экранизации: 1963, режиссер В. Басов; 1992, режиссер О. Воронцов), «Горячий снег» (1972, режиссер Г. Егиазаров), «Берег» (1984, режиссеры А. Алов и В. Наумов), «Батальоны просят огня» (1985, режиссеры В. Чеботарёв, А. Боголюбов), «Выбор» (1987, режиссер В. Наумов).

В девяностые годы Юрий Бондарев публикует «Непротивление» и «Бермудский треугольник».

Роман Юрия Бондарева «Непротивление» — это то, на наш взгляд, чего нам сегодня не хватает. Это — не астафьевская злость и ненависть к стране и народу, захва¬тившая его целиком, по сути, тоже писательская реакция на тоталь¬ное разрушение, на своё нынешнее одиночество и ненужность в этом враждебном мире. Это — не васильбыковский отказ от себя прежнего, отказ от свое¬го офицерского вызова, по сути, перечеркивающий всю его преды¬дущую жизнь в безуспешных попытках встроиться в идеологию раз¬рушения. Это — роман русского сопротивления. Это — офицер¬ский вызов Юрия Бондарева всей гнилой перестройке.

О том, как стал писателем

«Задумываться о литературной профессии начал ещё в школе. На войне относился к событиям, встречам, разговорам с «задней мыслью» — вдруг пригодится? Что-то мерцало в сознании… Первые рассказы стал сочинять, вернувшись с фронта. Поступая в Литинститут, показал секретарю приёмной комиссии несколько стихов. Очень умная девица попалась: прочитала, сложила листочки пополам, порвала и бросила в корзину. Сказала: «Юра, забудьте про это!» К счастью, на рассказы обратил внимание Паустовский, зачислил на свой семинар — без экзаменов. Константин Георгиевич занимал в нашей литературе уникальное место. Выделялся стилистикой, выбором героев, внимательной мягкостью к

человеку. Во всех жанрах — и романах, и статьях — проявлял себя интеллектуалом высшей пробы. Паустовский всю жизнь помогал мне советами» (2014 год).

О том, что значит слово «литература»

«Это наука, исследующая человека и мир. Работа над словом, поиски сюжета, конфликтов — суть познание, а не художественное упражнение. Автор познаёт и воспитывает себя, а затем — читателей. Литературы не существовало бы без памяти и воображения — память хранит историю, воображение дарит фактам художественную ипостась. Сравнивать писательский труд с фотографированием — преступление. Даже талантливый очеркист, не описывающий мир с внешней стороны, а что-то проясняющий в человеке, даёт много пищи для ума и сильно воздействует на читателя». ( 2014 год).

О том, как после развала СССР развращают народ

«После того как людьми власть имущими были произнесены сакраментальные слова: плюрализм, демократический либерализм и т.п., настежь распахнулись ворота перед нашими СМИ. И высокое понятие о свободе превратили в непристойную вседозволенность. Слово «любовь» — одно из священных, божественных состояний, которое получило человечество и в которое вложило чистейший, душевный и физический смысл, заменили ветреным и вульгарным — «секс».

Распущенность сейчас безгранично господствует и на телевидении, и в театре, литературе. Сколько убийств, тошнотных извращений, аномалий мы видим по телевизору! Идёт растление наших детей, беззастенчивое развращение нашего когда-то очень чистого народа. Мои ровесники, вернувшиеся после войны, пройдя всё, круги ада, сквозь кровь, пот, потери и нелёгкие победы, боялись поцеловать девушку.

А ребята-то были смелые, сильные, здоровые, обстрелянные, насквозь пропитанные порохом, не раз встречавшиеся со смертью. Таких сейчас нет.

Наше поколение вымерло, остались единицы, к горькому сожалению, оно, наше поколение, вместе с народом принесло на своих плечах общечеловеческую победу и спасло мир. Но человечество не всегда бывает благодарно.

Литература советских времён была в общем искренней литературой. И она воспитала тех ребят, которые в 17 лет пошли на войну, не посрамив землю русскую и любовь к матерям и отцам своим. Нет, мы не были святыми, но в те годы сумели воздействовать на нас большим патриотическим чувством. Мы в атаку с лозунгами не ходили. Мы ходили с несколькими крутыми, непечатными словами.

Мы не были нашпигованы лозунговым официозом, но были патриотами без пышных определений. Сегодня патриотизм пытаются усиленно скомпрометировать и почти уже скомпрометировали: иные патриоты оказались замешаны в не очень красивых делах, связанных с шуршанием бумажек в руках; эти патриоты с одной стороны баррикад скачком зайца переметнулись на другую.

Слишком невыносимо испортился вкус читателей и, в первую очередь, язык «новой русской» словесности. «Лавина» книг, далёких от серьёзной литературы, обморочно обрушилась на читателя. Можно ли было это остановить? Можно.

Надо было ввести умную цензуру. Не надо её бояться. У меня не было напечатано ни одного романа без глаза цензуры. Ночами мы сидели с цензорами, пили кофе, курили и спорили. Я отделывался двумя, тремя фразами, несколькими словами, оставляя тот же смысл. Сейчас же всё печатается». (2006 год)

О том, что богатство — это моральное ограбление

«Нашему обществу мешает болезнь, которая возникла из-за воздействия чуждого слова на наш народ. Я бы назвал эту болезнь манией богатства. Когда мне кто-нибудь говорит: «Хочу быть миллионером!» — я спрашиваю: «Как?» Ведь всякое богатство, как говорили философы, есть ограбление. Богатыми становятся благодаря тому, что беднеют другие. Деньги нужны в той мере, в которой они могут обеспечить жизнь человека. Но сегодня желание приобрести деньги переросло в страсть.

Это очень горько, потому что деньги изменяют, портят людей. Когда у малокультурного человека вдруг появляется куча денег, он не знает, что с ними делать. А если догадывается, как быстро обогатиться, то это всегда приводит к антиморальному, бесчеловечности.

Вот все думают, что только экономика спасёт нас. Нет. Это непростительное заблуждение. Спасёт культура. Слово. Книги. Журналы. Газеты. Телевидение. Радио. Однако сегодня культура опустилась на опасный низкий уровень. В ней, культуре, много шипов, и особенно болезненно они впиваются, когда спускаешься по её лестнице вниз на животе». ( 2006 год).

«Не могу пройти мимо некоторых обобщений, которые на разных страницах делает Солженицын по поводу русского народа.

Откуда этот антиславянизм? Право, ответ наводит на очень мрачные воспоминания, и в памяти встают зловещие параграфы немецкого плана «Ост».  Великий титан Достоевский прошёл не через семь, а через девять кругов ада, видел и ничтожное, и великое, испытал всё, что даже немыслимо испытать человеку (ожидание смертной казни, ссылка, каторжные работы, падение личности), но ни в одном произведении не доходил до национального нигилизма.

Наоборот, он любил человека и отрицал в нём плохое, и утверждал доброе, как и большинство великих писателей мировой литературы, исследуя характер своей нации. Достоевский находился в мучительных поисках бога в себе и вне себя.

Чувство злой неприязни, как будто он сводит счёты с целой нацией, обидевшей его, клокочет в Солженицыне, словно в вулкане. Он подозревает каждого русского в беспринципности, косности, приплюсовывая к ней стремление к лёгкой жизни и к власти, и как бы в восторге самоуничижения с неистовством рвёт на себе рубаху, крича, что сам мог бы стать палачом. Вызывает также, мягко выражаясь, изумление его злой упрек Ивану Бунину только за то, что этот крупнейший писатель ХХ века остался до самой смерти русским и в эмиграции.

Солженицын, несмотря на свой серьёзный возраст и опыт, не знает «до дна» русского характера и не знает характера «свободы» на Западе, с которым так часто сравнивает российскую жизнь…».(2006 год)

В своё время Юрий Бондарев вышел из редакционной коллегии журнала «Наш современник» в знак протеста против того, что в журнале был опубликован роман Александра Солженицына «Октябрь Шестнадцатого».

О состоянии нынешней литературы

Ему присылают книги, просят отзывы. Но, по его мнению, ярких романов, повестей, рассказов встречается мало. Всё как-то пресно.

«Перечитываю классику и открываю для себя много нового. На днях вернулся к письмам Антона Павловича Чехова: какой был великий талант! Или дневники Ивана Сергеевича Тургенева: необычайное чтение! Потрясающие откровения у Льва Николаевича Толстого. Люблю Аксакова, Бунина, Шишкова, Чапыгина… Колоссальное впечатление произвёл на меня роман «Тихий Дон» Михаила Александровича Шолохова. Хотелось бы перечитать Плутарха, Сенеку, Сервантеса, Джека Лондона, Свифта, Дефо.

Раньше писатели жаловались: мол, задавила цензура, «нетленные» рукописи пылятся в столах. В то же время вышли весьма жёсткие романы «Касьян остудный» Ивана Акулова, «Драчуны» Михаила Алексеева, «Судьба» Петра Проскурина, «Тени исчезают в полдень» Анатолия Иванова и другие серьёзные произведения. Ныне, казалось бы, полная свобода: вытаскивай «шедевры», пиши что хочешь. А где сильные книги?

Графоманов тьма!  Кроме себя, никого не читают. Карманы набиты деньгами — только плати, и любую муру напечатают. К сожалению, государство совершенно безразлично к духовному состоянию общества. Что касается моих отношений с цензурой, то они были сложными. Радовался, когда удавалось договориться, прийти к обоюдному согласию. Но вот что настораживало: после выхода книг — в частности, повести «Батальоны просят огня» — вдруг обрушивалась яростная критика! Дескать, слишком обострено, так на войне не бывало.

Особенно разносили вещи, в которых шла речь о потерях. Потом прошло время, и те же критики стали писать об этих книгах совершенно противоположное. Тогда я понял простую истину: если один и тот же роман подвергается и хвале, и хуле, значит, надо верить только самому себе.

По большому счёту, мои книги — это дань памяти тем солдатам, которые погибли за Отечество и свободу. Жаль, что эти высокие понятия истрепали донельзя. Поражает, с какой легкостью ряд деятелей культуры отказались от прежних идеалов, взявшись проповедовать низменное, отвратное, пагубное. Видимо, на то были веские причины: и личного характера, и внешнего. Не хочется даже говорить о мерзостях! Это — как болезнь». ( 2009 год ).

О роли культуры в жизни общества

«Ненависть и злоба — плохие советчики. Война разделяет людей. В конце концов побеждает разум. Ничто так не сближает народы, как культура. Высший идеал — сама жизнь. Вся русская классика пронизана мыслями о любви и добре. Откуда эти ростки? Прежде всего от воспитания в семье. Часто вспоминаю своих покойных родителей. Они делали всё, чтобы мы росли честными и совестливыми.

Отец учил мужественности и стойкости, с мамой связаны сердечность и нежность. Так было и в других семьях. Тем и славилась Россия. Мы воевали с мыслью, что за нами стояла Родина. К сожалению, нравственность сильно пошатнулась. Ныне приоритет отдаётся не духу, а низменным страстишкам. Увы, оказывается, весь народ можно обмануть разглагольствованиями о свободе и демократии». (2014 год)

«Иной раз задумываюсь: почему у нас за последние двадцать лет не возникло ни одного писателя, о романе которого заговорила бы вся Россия? Или актеров уровня Бабочкина, Ильинского, Царева…

Раньше народ жил скромнее, но все двери в искусство были открыты настежь. Теперь на них пудовые замки. Без денег никуда не суйся! Отсюда — бездуховность, пошлость, цинизм. Появились какие-то мнимые «звёзды», раскрученные до небес телевидением и радио.

На самом деле — это пустышки. Смотрит на таких мужик и думает: «Выходит, пахать землю и сеять хлеб — последнее дело?» Крестьян обобрали до нитки. Земля в руках олигархов, которым совершенно безразлична судьба русской деревни. Горько от всего этого… ». (2008 год)

О русском народе и почему русских не любят

«Почему русских нигде не любят?  Этот вопрос мы обсуждали ещё с покойным отцом. Главное — зависть. Огромная страна. Несметные природные богатства. Православная вера. Великая культура. Русские выиграли не одну войну, первыми полетели в космос.

А какие у нас красивые женщины! Неслучайно нашими писателями создано столько чистых и возвышенных женских образов. Так же, как и в живописи, музыке. Но нельзя умалчивать и о тёмных сторонах русской жизни: рознях князей, предательствах бояр, дворцовых заговорах, крепостном праве, произволе помещиков, повальном пьянстве, гражданской войне, государственном перевороте 1991 года, расстреле Верховного Совета… Есть над чем задуматься…

Почитайте повести Ивана Алексеевича Бунина: «Деревня», «Суходол», «Жизнь Арсеньева». Там много любопытных мыслей о русском народе, обычаях, нравах. Отнюдь не лестных. Но Бунин был и остался самым русским из всех русских писателей. Он искренне любил Россию и тосковал о ней на чужбине…» ( 2012 год).

Об интеллигенции

«Порядочный человек ныне редкость. Где они, истинные интеллигенты? Кто проявил себя, как патриот? Большинство предпочитают держаться в тени, помалкивать. Приспособленцы были всегда, но чтобы так заискивать перед высокими чиновниками, как это делают некоторые знаменитости из числа ученых, артистов, художников, музыкантов, писателей — тут надо обладать особым «даром» продажничества.

От жизни, действительности ведь никуда не скроешься. Народ живёт плохо: низкие пенсии, безработица, дороговизна. Нельзя молчать. Давненько не читал романов типа «Дни Турбиных» Михаила Булгакова. А хотелось бы. Увы, всё — мелкотемье…». (2012 год ).

Бондаревские уроки для истинного гражданина нашей Родины

Их немного, этих уроков, но удивительным образом проросли в душах  большинства жителей нашей многонациональной страны и остаются с нами по сию пору.

Урок 1. Я русский и моя Родина — моя мать.

Россия не «эта страна», она не «территория», где рвут себе маржу эффективные менеджеры — Иваны-не-помнящие родства. Если матери угрожают — её сыны берутся за оружие. Так просто, буднично ушло на войну за достоинство своей матери-Родины бондаревское поколение лейтенантов. С такой мыслью уходили служить и другое поколение —  у нас был Афган. Каждый стоял там, где прикажет Родина.

Урок 2. О любви к врагу.

Немцы сделали много зла России. Никто их сюда в 41-м не приглашал — явились самозваными,  с оружием. Та война была страшной. Но Юрий Бондарев оставил нам урок уважения к врагу — урок русского сожаления и любви, как и бондаревская история о любви русского лейтенанта Никитина и немецкой девушки Эммы. Та война убивала миллионами и калечила поколениями…Юрий Бондарев, пропустивший всё это зверство и всю эту любовь как ремень портупеи под свой погон русского офицера, лечил изломанное. Своим творчеством Бондарев спасал наше человеческое…

Урок 3. О чести.

Здесь совсем лаконично:

Во времена странного  и шумного триумфа первого президента СССР М.С. Горбачёва с его идеей перестройки Юрий Бондарев сказал (это было на I съезде народных депутатов СССР в 1989 году): «Перестройка — это самолёт, который взлетел и не знает, где сядет»…тогда вокруг много судачили и пытались высмеять писателя…что получилось, в каком месте и у кого из нас обнаружилась совесть, и кто был в чём неточен, нам теперь понятно без комментариев.

В 1994 году Юрий Бондарев отказался принять награду — орден Дружбы народов — из рук президента РФ Бориса Ельцина…

Стоит отметить, что Юрий Бондарев достаточно жёстко оценивает современную российскую действительность. По его словам, мы живём в безвременье, время без больших идей, без нравственности и естественной доброты, без защитительной стыдливости и скромности.

Он выбрал  путь, путь настоящего Человека и Гражданина своей Родины.

Миха Его книги переведены на 85 языков. На Западе прекрасно понимают, какой это мощный писатель. Но в шорт-листы Нобелевского комитета, отбирающего очередных лауреатов на премию в области литературы, фамилию Бондарева никогда не вносили. И вряд ли внесут.

Но не это печалит. Россия перестала быть читающей страной. Социологические опросы показывают: 95 процентов старшеклассников не способны воспринимать художественные тексты. Школа сегодня обладает достаточной автономией, чтобы вносить изменения в школьную программу, что и можно сделать, обладая политической волей.

В войну Сталин вернул народу великих полководцев Суворова, Кутузова, Ушакова, Нахимова, Багратиона, учредив ордена их имени.

Придёт время, вернутся к читателям и великие книги Юрия Бондарева, очищающие души, несущие добро и свет.

М.В. Сеславинский, руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям:

— Обидно, до слез обидно, что Юрий Васильевич не дожил до юбилея Великой Победы. Мы благодарны ему за то, что события Великой Отечественной войны предстали перед нами его глазами, глазами простого командира артиллерийского расчета. «Горячий снег» и «Батальоны просят огня» — это не просто название повестей, это кодовые слова, символы художественного воплощения наших потерь и побед в годы войны. Он не просто достиг вершин советской литературы, но и навсегда вошел в историю отечественной словесности. Юрий Васильевич Бондарев учился в Литературном институте в семинаре К.Г. Паустовского и стал в прошлом году первым лауреатом премии «Золотая Роза» имени своего наставника. Теперь она склонилась вместе с нами перед его светлой памятью.

Прощайте, Юрий Васильевич! Вечная Вам память!

PS

Сейчас странно и подумать, что когда-то слова «окопная правда» были ругательными. Может, и сегодня она очень неудобна кому-то, как была неудобна маршалу Чуйкову, который в лицо Некрасову сказал о романе: «Гора родила мышь?». Но эту правду Виктор Некрасов сохранил в себе до самой смерти.

Именно благодаря Виктору Некрасову появился памятник над Бабьим Яром. Не хотели власти, не желали вспоминать. А он не давал забыть. Памятник поставили уже после его изгнания в 1974 году. Не могли не поставить. За этот памятник он бился, как за последний сталинградский окоп.

«И посреди феодальной социалистической литературы — первая светская повесть „В окопах Сталинграда“. Странно, что среди наших писателей, от рождения проклятых, удрученных этой выворотной, отвратной церковностью, прохаживался между тем светский человек. Солдат, мушкетер, гуляка Некрасов. Божья милость, пушкинское дыхание слышались в этом вольном зеваке и веселом богохульнике.

Член Союза писателей, недавний член КПСС, исключенный, вычеркнутый из Большой энциклопедии, он носил с собой и в себе этот вдох свободы. Человеческое в нем удивительно соединялось с писательским, и он был человеком пар экселянс! А это так редко встречается в большом писателе в наши дни».

Эти строки написаны Андреем Донатовичем Синявским.

(Исп. М-лы СМИ)

Над выпуском работали обучаемые 10 «А» кл., военкоры юнармейского отряда   «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы:
Анастасия Шестакова, командир отряда, лауреат конкурса «Гордость Пермского края», нач. киноклуба РО РВИО; 
Анастасия Пономарёва,  нач. клуба «Юный военкор», лауреат конкурса «Гордость Пермского края»;  
Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор;
Регина Рахматуллина – юнкор, нач. клуба «Культура»;
Тьютор: Куляпин Александр Сергеевич