Средняя общеобразовательная школа № 135
с углубленным изучением предметов образовательной области "Технология",  г. Пермь

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
К 200-летию И.К. Айвазовского"Дай отразить в успокоенном взоре.
Вечное море,
Детское горе моё усыпи, залечи, раствори".
Марина Цветаева, «Молитва морю».

В Третьяковской Галерее (здание на Крымском валу, д.3) сейчас работает выставка, посвящённая 200-летию Ивана Константиновича Айвазовского. Конечно, он интересен сам по себе, но его основной мотив, Крым, сегодня, как никогда актуален. Бывает так, что произведения художника или, скажем, поэта лежат в кладовых памяти, вспоминаясь безо всякой привязки к нашей бытности, но вот происходит нечто важное, требующее осмысления и тогда мы по-новому читаем, смотрим, впитываем. Айвазовский — это не только очаровательные марины с неизменной луной и прозрачным тёплым светом. Это Крым! незабываемый и любимый.

Промелькнули кадры из «Новостей I канала», где отдыхают дети и захотелось вспомнить парк Айвазовского и рассказать вам, наши читатели.  У каждого — свой путь и своя причина пойти или не пойти на выставку. Нас, пермяков, удивляет: как можно не сходить на эту выставку. 120 живописных полотен!

В 1844 году он был причислен к ведомству Генерального морского штаба. Экспедиции, наброски, записи, и - гигантские полотна с кораблями, дымом и пламенем. Сам Николай I высоко ценил способности Ивана Константиновича. Обладая безотказным вкусом, император выдвигал и одаривал наиболее цельных и ярких — всё тот же Айвазовский учился в Италии на средства Императорской Академии художеств. Не будучи гуманитарием - а Николай говорил о себе«Мы — инженеры!» - монарх чётко видел главное — талант. Николаевская эпоха закономерно совпала с золотым веком русской словесности, живописи и ваяния. «Десант Раевского», «Бриг «Меркурий», «Синопский бой», панорама Русско-Турецкой войны 1877-1878 гг., созданная уже при Александре II - добротные образцы батального искусства, но и тут мы не увидим боли и кровавой трагедии. Война — это смерть, а не только подвиг, но следует ли обвинять художника в искажении правды? Полагаю, нет, ибо то был стиль империи, говорящей с миром на языке высокого пафоса.

Ещё очень интересно узнать всем нам, что Айвазовского «притянули» и библейские сюжеты. «Хождение по водам» (1863), «Сотворение мира» (1864), «Всемирный Потоп» (1864). Понятно, что из всего многообразия фабул он выбирает именно те, где можно узреть море, поток, волну. Рождающееся мироздание выглядит, как яростный и несравненный шторм. Да. Главной темой для Айвазовского оставалось «просто море» - не историческое повествование с пушечной канонадой, а водный пейзаж в разном настроении. Самая выразительная его картина - это даже не «Девятый вал», а «Чёрное море» (1881) с подзаголовком «На Чёрном море начинает разыгрываться буря».

Айвазовский относится к тому типу художников, которые единожды найдя удачный ракурс, повторяют его из года в год.Но картины не надоедают, сколько не ходи по залу выставки. А секрет вот в чём:  потому что это в каждой из картин заключена душа. 

 «Лунная ночь в Крыму» (1859) и «Лунная ночь. Неаполь» (1892)… можно продолжать бесконечно. Но это не история с географией, а «лунная ночь где-то там»… Именно в те же десятилетия французские импрессионисты писали настроения - переживания, искали будоражащую осмысленность... У них и море — с перчинкой, с нервной рябью. Тут есть важный момент — импрессионисты, что бы там не говорилось, на любителя - на искушённого знатока всего того, что есть в искусстве. Айвазовский — для всех. Он понятен и приятен ребёнку и взрослому, академику и простаку. Его картины не треплют нервы, зато создают фон для чарующих грёз. У тонкого литератора Константина Паустовского есть рассказ-воспоминание о том, как он, будучи гимназистом, сочинял приключенческие, пиратские истории:

«Это не было определённое море - не Чёрное, не Балтийское и Средиземное, а праздничное "море вообще". Оно соединяло все разнообразие красок, все преувеличения, всю безудержную романтику, лишённую подлинных людей, времени и реального географического пространства. Тогда эта романтика окружала в моих глазах земной шар, подобно плотной атмосфере».

Юнкор МЦ СОШ №135 Гордеева Елизавета (из дневника «артековки»).