19 марта в России отмечали 115 годовщину создания Подводных сил России.  Праздник отметили и в городе Перми: Совет Ветеранов Мотовилихи  организовал и провел праздничные мероприятия. С днём Подводных сил поздравил ветеранов ПФ ВМФ России депутат Госдумы Алексей Бурнашов. Военкоры юнармейского отряда  «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова подготовили поздравление, провели киноклуб РО РВИО по П.к. в музее школы и встретились с своими наставниками моряками-подводниками.

На этом событии председателю РО ВОО ДПФ России по П.к. капитану I ранга, бывшему командиру АПК А.С. Гониченко председатель Совета ветеранов Мотовилихи капитан III ранга А.В. Кукушкин вручил «Благодарственное письмо Депутата ГД РФ», видео-приветствие и поздравление ветеранской организации ДПФ П.к..

Памятные юбилейные медали и знаки «115 лет подводному флоту» вручили ветеранам, морякам - подводникам: капитану I ранга Лобанову Александру Ивановичу, главстаршине АПЛ К-8 Попову Александру Васильевичу, старшине I ст. АПЛ К-19   Лузину Василию Павловичу, старшине I cт. Горобец Дмитрию Ивановичу, старшине I ст. Кривощёкову Александру Наумовичу, старшине I ст. Кочкину Виктору Васильевичу.. 

После поздравления моряки спели свои любимые песни.

См. фотоальбом

Сейчас на верфи Северодвинска строится современая атомная лодка "Пермь" заложенная в 2016 году. Это уже вторая АПЛ названая в честь нашего города.

Юнармейцы и ветераны-моряки участвовали в записи для телемоста Пермь-Севастополь.

Торжественный митинг по случаю празднования этой даты состоялся у мемориала подводникам-черноморцам в Севастополе с участием командующего ЧФ Игоря Осипова, ветеранов и экипажей подводных лодок.  

В докладе моряков прозвучала история создания подводного флота

Наша справка:

В 1917 г. этот День был забыт, и только через 80 лет был возобновлён в новой России приказом ГК ВМФ адмиралом флота Ф.Н. Громовым №253 от 15.7.1996 г., в котором предписывалось отмечать «День моряка-подводника» ежегодно 19 марта. В СССР подводные лодки считались секретным оружием, всё связанное с подводными лодками замалчивалось, день подводника не отмечался.

19 марта Россия отмечает День моряка-подводника. Это профессиональный праздник военнослужащих подводных сил ВМФ России, а также гражданского персонала и всех, кто имеет отношение к подводному флоту. 

В наше время подводный флот остается одним из самых важных инструментов обороны нашей страны, неотъемлемым компонентом ядерного щита. Подводники – элита российского флота, сложнейшая и почетнейшая военно-морская профессия. Между тем, еще чуть более 100 лет назад подводный флот только делал в России свои первые шаги. В память о событиях тех лет и была выбрана дата 19 марта для празднования Дня моряка – подводника. С этой датой связано эпохальное событие в истории российского военно-морского флота. 

19 марта (по старому стилю 6 марта) 1906 года, 112 лет назад, император Николай II включил в классификацию судов российского императорского военного флота новый вид судов – подводные лодки. Приказ о включении подводных лодок в состав флота подписал тогдашний морской министр вице-адмирал Алексей Алексеевич Бирилев. Так началась официальная история российского подводного флота, хотя на самом деле о возможностях применения подводных кораблей в России задумались гораздо раньше. 

Еще в 1718 г. плотник Ефим Никонов подал челобитную Петру I с предложением о строительстве «потаенного судна», которое могло бы внезапно атаковать корабли противника. Петру I идея Никонова понравилась и он даже вызвал талантливого мастерового в Петербург, где на верфи приступили к постройке судна. Однако, со смертью Петра разработки прекратились. 

Вернулись к теме подводной лодки в России лишь в 1834 году, когда на Александровском литейном заводе по проекту военного инженера генерал-адъютанта Карла Шильдера была построена подводная лодка, вооруженная специальными установками для запуска ракет. Передвигалась лодка с помощью четырех гребков, расположенных попарно на каждом борту лодки, а приводились в действие гребки усилиями матросов-гребцов. Однако, скорость подводного хода лодки не превышала полукилометра в час. Шильдер планировал перевести гребки на электрическое движение, но тогдашний уровень развития технологий еще не позволял реализовать эту задумку. В итоге, в 1841 году испытания лодки и работы по ее совершенствованию были прекращены, а дата создания в России подводного флота опять отдалилась.

Тем не менее, именно в Российской империи впервые в мире было налажено серийное производство подводных лодок. У его истоков стоял русский инженер и конструктор польского происхождения Степан Карлович Джевецкий. Выходец из богатой и знатной семьи, Джевецкий получил техническое образование в Париже, где познакомился и близко дружил с Гюставом Эйфелем, прославленным автором Эйфелевой башни. Обширные знания Джевецкого привлекли внимание великого князя Константина Николаевича – российского наместника в Царстве Польском, который предложил Степану Карловичу устроиться на службу в Морской технический комитет в Санкт-Петербурге. Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Джевецкий добровольно пошел на Черноморский флот – простым матросом, участвовал в бою парохода «Веста» с турецким броненосцем «Фехти-Булленд», за храбрость получил Георгиевский крест. 

После демобилизации Джевецкий жил в Одессе, где и сконструировал первую подводную лодку, построенную на местной верфи на деньги мецената Феодора Родоконаки. Вторая подводная лодка была построена по проекту Джевецкого в 1879 году уже в Санкт-Петербурге, а испытали ее 29 января 1880 года на Серебряном озере в Гатчине, в присутствии наследника престола великого князя Александра Александровича. Наследник престола был в восторге и вскоре последовал заказ на производство целой серии подводных лодок, которые должны были обеспечивать безопасность российских крепостей. В 1881 году лодки построили и распределили по крепостным гарнизонам, но в бою их так и не применили. Низкая эффективность подводных лодок Джевецкого привела к тому, что в 1886 году их сняли с вооружения и более не производили.

Следующей серьезной вехой в истории российского подводного флота стала постройка подводной лодки «Дельфин» в 1900-1904 гг. Главным конструктором «Дельфина» был русский инженер Иван Григорьевич Бубнов, в 1903 – 1904 гг. руководивший кораблестроительной чертежной Морского технического комитета. В марте 1902 года «миноносец №113» был зачислен в списки флота под названием «миноносец № 150». В октябре 1903 года его зачислили в состав Балтийского флота, в 1904 году перебросили на Дальний Восток – для участия в Русско-японской войне, а 28 февраля 1905 года подводная лодка «Дельфин» под командованием Георгия Завойко впервые вышла в море.

24 мая 1904 года Российская империя подписала контракт о строительстве для нужд российского военного флота трех подводных лодок типа «Е» («Карп»), изготовленных на судостроительной верфи Фридриха Круппа в Киле (Германия). Поскольку Крупп обещал подарить России в случае заключения контракта свою первую подводную лодку, 7 июня 1904 года подводная лодка «Форель» по железной дороге была перевезена в Россию. Ее сопровождали немецкие офицеры, которые должны были обучить русский экипаж. В России на лодку были установлены два торпедных аппарата, подготовлен экипаж, после чего лодка была зачислена в состав флота как миноносец «Форель» и 25 августа 1904 года переброшена по железной дороге на Дальний Восток, где вошла в состав Сибирской военной флотилии. «Форель» стала первой настоящей и полноценной подводной лодкой русского флота на Тихом океане.

Еще две подводные лодки Российская империя приобрела в США. Так, 31 мая 1904 года была приобретена лодка «Фултон», построенная по проекту Holland-VIIR Джона Филипа Голланда. В составе российского флота она получила имя «Сом». 18 июня 1904 года в состав российского флота была принята американская подводная лодка «Протектор», получившая в России новое имя «Осетр». Подводная лодка «Сом» дала начало целой серии российских подводных лодок. На Дальнем Востоке из шести подводных лодок был сформирован отряд миноносцев.

Естественно, что появление в Российской империи своего подводного флота потребовало от морского командования и принятия соответствующих мер по подготовке личного состава. В первую очередь, требовалось подготовить командиров и офицеров подводных лодок. Уже 29 мая 1906 года на военно-морской базе в Либаве был создан Учебный отряд подводного плавания. Его командиром был назначен контр-адмирал Эдуард Николаевич Щенснович – один из «отцов-основателей» подводного плавания и минного дела в российском военно-морском флоте. 

Выпускник Морского училища, контр-адмирал Щенснович прошел путь от минного офицера канонерской лодки до командира броненосца, а затем и младшего флагмана Балтийского флота. Во время Русско-японской войны капитан 1 ранга Эдуард Щенснович, командовавший тогда броненосцем «Ретвизан», был тяжело ранен, после чего вернулся на Балтийский флот. Именно ему Николай II и Морское ведомство доверили возглавить необычное и очень важное направление – создание и укрепление российского подводного флота. Именно по инициативе Щенсновича, в Либаве была создана первая в Российской империи полноценная база для подводных лодок, построен специальный бассейн, который мог вместить до 20 подводных лодок. Огромный вклад внес контр-адмирал Щенснович и в разработку «Правил плавания в подводном флоте и отбора людей для службы на подводных лодках», в систему дополнительного образования морских офицеров, готовившихся в Учебном отряде для службы на подводных лодках.

Первый выпуск офицеров подводного плавания состоялся в 1907 году – российский флот получил 68 дипломированных специалистов – подводников. Только в течение 1907-1909 гг. учебный отряд в Либаве выпустил 103 офицера и 525 специалистов нижних чинов для российских подводных лодок. Интересно, что в 1906-1911 гг. обучение в Либавском отряде прошли и 12 морских врачей, которые также получили специальность офицеров подводного плавания. От врачей, помимо наличия профильного медицинского образования, требовался опыт службы на корабле врачом и двухмесячный опыт плавания на подводной лодке во время учебы. Как видим, к обучению подводников в Либаве подходили достаточно основательно. 

Для российских моряков первое время подводные лодки были чем-то диковинным, но это скорее пробуждало у офицеров и унтер-офицеров интерес к профессии подводника. В те далекие годы служба подводников была очень тяжелой, не шедшей ни в какое сравнение со службой на обычном корабле. Технические особенности тогдашних подводных лодок не могли обеспечить комфортное несение службы, но это не пугало героических моряков, стремившихся попробовать себя в профессии подводника. Офицеры подводной лодки во время плавания спали в небольшой кают-компании, а нижние чины – прямо на рундуках для хранения мин. 

25 февраля 1911 года была создана первая в российской истории бригада подводных лодок в составе двух дивизионов, а возглавил бригаду контр-адмирал Павел Павлович Левицкий, сменивший контр-адмирала Эдуарда Щенсновича на посту командира Учебного отряда подводного плавания в Либаве. Левицкий был потомственным моряком, всю жизнь прослужил на флоте, участвовал в Русско-японской войне в должности командира крейсера, а затем командовал Учебным отрядом подводного плавания. 

Темпы создания отечественных подводных лодок активизировались перед Первой мировой войной. Так, уже в 1912 году на Балтийском судостроительном заводе была выпущена дизельная подводная лодка «Барс», вооруженная 12 торпедными аппаратами, 2 артиллерийскими орудиями и 1 пулеметом. После начала войны, в 1915 и 1916 гг., на вооружение Балтийского флота поступили 7 подводных лодок типа «Барс» и 5 подводных лодок «Американский Голланд», которые были приобретены в США, но собраны уже на российской верфи. В годы Первой мировой войны подводный флот уже полноценно применялся. Так, перечисленные лодки совершили 78 боевых походов, потопив 2 крейсера и 16 транспортных судов противника. 

В то же время, вряд ли подводный флот мог похвастать в Российской империи особой любовью со стороны адмиралов и Морского ведомства. Воспитанные «старой школой» российские адмиралы в большинстве своем благоволили к крейсерам и броненосцам надводного флота, считая, что они куда больше заслуживают внимания, чем неказистые подводные лодки. Важность подводного флота понимали и признавали немногочисленные подвижники вроде контр-адмирала Щенсновича, но таких офицеров было в морском командовании не так много. Лишь Первая мировая война, давшая подводникам возможность действительно показать, на что способны подводные лодки и какую роль они будут играть в современной морской войне, способствовала изменению отношения к подводному флоту со стороны морского командования. Однако, в 1917 году произошли Февральская, а затем и Октябрьская революции, серьезно отразившиеся на положении российского флота и на отечественном судостроении.

Именно в советский период происходило стремительное и быстрое развитие отечественного подводного флота, благодаря которому и современная Россия в настоящее время является одной из крупнейших подводных держав мира. Все сто двенадцать лет официального существования российского подводного флота моряки – подводники остаются элитой российского военно-морского флота. Не зря говорят, что подводники – это особая «каста». И это действительно так. 

Сложнейшие условия службы, постоянный риск, нахождение многими месяцами вдали от дома, необходимость осваивать в совершенстве самую современную и трудную технику – все это требует и от офицеров и мичманов, и от матросов не только больших способностей, профессиональных знаний и отменного здоровья, но и небывалой психологической устойчивости. Служба в подводном флоте ВМФ России не зря пользуется таким престижем – и военнослужащие, и даже совершенно далекие от армии и флота люди понимают и всю значимость подводников для страны, и объем трудностей и невзгод, с которыми им приходится сталкиваться. 

В этот знаменательный день РО ВОО ДПФ поздравляет всех моряков-подводников – адмиралов, офицеров, мичманов, старшин и матросов, ветеранов подводного флота, а также гражданский персонал и членов их семей с Днем моряка-подводника. Вечная память погибшим и покинувшим этот мир морякам-подводникам, долгих лет жизни, крепкого здоровья и отсутствия боевых и небоевых потерь – ныне служащим подводникам и ветеранам. 

Бывшие командиры обменялись воспоминаниями о службе и рассказали о событиях семилетней давности в Крыму, дали оценку с военной точки зрения.

Наша справка:

Семь лет назад в Крыму речь шла о большем, нежели о контроле над полуостровом. Речь шла о контроле над будущим. В том числе и над будущим всего мира... 

С военной точки зрения операция по обеспечению мира и спокойствия в Крыму признаётся блестящей даже нашими стратегическими противниками. И даже после не менее блестящей операции по пресечению победы терроризма в Сирии. 

С точки зрения политической и то и другое было блестящими операциями по пресечению проектов Запада в этих регионах. В Сирии — по ликвидации западного терроризма, частным инструментом которого является терроризм исламский. В Крыму… А вот в Крыму речь шла о куда большем. 

КРЫМ КАК ЧАСТЬ ГЕОПОЛИТИКИ 

Как стратегический объект Крым имеет две ипостаси. В качестве вдающегося в Чёрное море куска земли он позволяет контролировать практически всё это море. И не столько о современных ракетах идёт речь. Даже и в древности это была «срединная земля», от которой пролегали наиболее короткие маршруты к любым черноморским побережьям. Кто владеет Крымом — тот владеет Чёрным морем. 

С другой стороны, тот, кто владеет Крымом, получает мгновенный и эффективный, как удар штыком, контроль над принципиально важными районами России. Это, конечно, вся степная Таврия, вплоть до Запорожья. Это, конечно, Одесса и далее вплоть до Дуная. Это, наконец, Тамань, а с ней — и Северный Кавказ. Но главное, что владение Крымом обессмысливает со стратегической точки зрения владение Новороссийском. То есть исключает наличие альтернативной самостоятельной морской державы в регионе, если это противоречит воле того, кто владеет Крымом. Что, к слову, и показали немцы, когда, заняв Крым, а затем, закономерно, и Новороссийск, практически исключили Черноморский флот из списка активных ролей в регионе. 

Как развивать преимущества, проистекающие из подобной геостратегической конфигурации, — дело уже амбициозное, но вторичное. Татары вон в своё время и до Москвы доходили… 

О ЧЁМ ШЛА РЕЧЬ С ИНСТРУМЕНТАРИЕМ МАЙДАНА 

Если кратко и не повторяя уже написанное, то схема была проста. В качестве ударного инструмента для срочной смены власти в Киеве, своеобразного тарана, должны выступить нацисты. И отнюдь не столько отморозки из националистических украинских организаций, сколько идейные ребята на политическом уровне. Турчиновы, Парубии и прочие, у коих или папа был репрессирован за участие в сожжении деревни со всеми жителями, или дядя концлагерь охранял, или дорогого дедушку прямо в схроне гранатой и приголубили. 

Результатами ударных действий нацистов должны были воспользоваться прозападные олигархические структуры Украины, цель которых — за мзду малую так поменять режим и законодательство, чтобы, во-первых, украинские ресурсы смогли прибрать к рукам западные транснациональные корпорации, а во-вторых, чтобы американские военные получили в своё распоряжение как минимум Крым, а как оптимум — всю территорию Украины. Проще говоря — получили под контроль подбрюшье России. 

А что есть транснациональные западные корпорации? Это и инструмент обогащения, и орудие контроля над человечеством надмирового финансового интернационала. И те же военные Америки — не более чем дубинка для непокорных в их руках. 

Вот дубинкой под солнечным сплетением непокорной России и должна была стать захваченная нацистами Украина. 

НО НЕ СТАЛА. «ВЕЖЛИВЫЕ ЛЮДИ» ПОМЕШАЛИ 

На самом деле, конечно, помешали не «вежливые люди». Точнее, они могли помешать. И имели для этого очень серьёзные оперативные военные возможности. Что, например, было показано впоследствии в Сирии. 

Можно сказать и больше. Скорее всего, при той геостратегической роли, которую объективно играет Крым, Россия ни при каких условиях полуостров не оставила бы. Если бы понадобилось — повела бы за него военные действия. Просто есть такие условия, когда ничего иного не остаётся. Но в данном случае сложилось сразу несколько факторов, благодаря которым до войны дело не дошло. 

Первый из них — действия народа Крыма. Сказать, что там живёт прорусское население, — это ничего не сказать. Всё сказать — это сказать, что за 25 лет бытия под Незалежной националистической Украиной в крымских школах умудрялись преподавать детям реальную историю, а не ту, где Мазепа победил Петра I, защищая право Бандеры свободно выкапывать Чёрное море. Вот народ Крыма и восстал, не собираясь покоряться последышам Бандеры и Мазепы. 

Второй — что западники поторопились. Им было логичнее дотянуть до декабря 2014 года, когда любой их ставленник с гарантией побеждал на выборах ненавистного всем Виктора Януковича. Но международные банкстеры реально боялись, что за предстоящий год Путин найдёт какой-нибудь ход, гарантирующий подконтрольность Киева или, по крайней мере, контроль над Крымом. 

Третий — что Россия уже располагала к этому времени «вежливыми людьми»… 

ВЕЖЛИВО, НО ТВЁРДО 

Да, первую роль сыграли ополченцы, добровольцы и казаки. Именно они не пустили в Крым нацистов, они заблокировали ключевые пункты, они распропагандировали украинских военных. Но если бы затем не появились «вежливые люди», то — сегодня это общее убеждение — было бы в Крыму нечто очень похожее на Донбасс. 

Но вот то, как и откуда в Крыму взялись эти «вежливые люди», и составляет предмет ужаса и восхищения на Западе. 

Во-первых, никто — кроме причастных, конечно, — до сих пор не знает, когда они появились в Крыму. Кто-то говорит о 26 февраля, когда они однозначно проявили себя при операции установления контроля над зданием Верховного совета в Симферополе. Кто-то — о 25 февраля, когда был зафиксирован факт доставки первых подразделений «вежливых» на борту корабля «Николай Фильченков». Кто-то говорит даже о 23 февраля, когда никаких особых передвижений русских войск в Крыму не было зафиксировано, но кто-то где-то видел кого-то, переброшенного из России. 

Но факт налицо: неизвестные вооружённые люди реально перенимают у ополченцев и казаков контроль над важным объектами в ночь на 27 февраля, и до сих пор западные военные аналитики разводят в своих докладах руками: на блокирование украинских ключевых объектов и воинских частей эти силы потратили менее суток, не сделали при этом ни одного выстрела, но не дали и ни одного шанса противнику на сопротивление. 

Во-вторых, никто не понял, откуда они появились, «вежливые люди». Какие-то самолёты летали, да. Но какие и зачем — западная разведка не выявила. Западная разведка — это нужно подчеркнуть тремя жирными линиями, обвести в красный прямоугольник и поставить на полях три восклицательных знака! — вообще не выявила переброски воинских контингентов в Крым! Не просто значимых — вообще никаких! 

В-третьих, действия этого контингента были на диво эффективными. Сорок тысяч украинских военнослужащих на территории полуострова с сотнями единиц бронетехники не увидели для себя ни единого шанса на сопротивление. Или не захотели увидеть — но с военной точки зрения это одно и то же: результат-то один. А результат был таков, что на глазах не успевшего даже удивиться мира — и НАТО! НАТО! — неизвестными людьми в военной форме без опознавательных знаков были в момент захвачены все стратегические объекты в Крыму! 

А ну-ка — в Англии? Или ещё где? Кстати, через полтора года в Сирии русские нарисовались так же: не было их, и все «хорошие» люди вокруг радовались победам террористов над антинародным режимом Асада — и вот русские уже здесь, и вся банкстерская схема очередного захвата очередного пункта на планете летит к чертям… 

В-четвёртых, всё было проделано настолько безальтернативно, что мем о «вежливых» просто не мог не возникнуть. Ну, сами гляньте. Ладно Верховный совет! Но в ночь на 27 февраля 2014 года одновременно, без единого акта насилия была обезоружена охрана здания Совмина. Штаб ВМС Украины блокирован, а командующий задержан, арсенал штаба взят под контроль и даже вывезен. Запасной командный пункт ПВО тактической группы «Крым» захвачен, средства связи и органы управления уничтожены. Взята под контроль авиабаза Бельбек, командование авиабазы и весь офицерский состав задержаны. При этом средствами радиоэлектронного противодействия заблокированы все без исключения средства радио-, электронной и сотовой связи. 

Примеры можно продолжить. Крым и для Украины был важной стратегической площадкой. Но вся она практически за сутки перешла под контроль России, а в течение ещё трёх дней были раздавлены вообще все шевелящиеся червячки сопротивления. И всё — без единого выстрела! 

МИРОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ СОБЫТИЯ 

А теперь остаётся только представить себе реальную панику в штабах США и НАТО, когда они осознали, как ловко, изящно и, главное, безальтернативно их обвели вокруг пальца. Вместе со всеми их планами. 

Они были, конечно, готовы к тому, что мощный, но неповоротливый русский Иван способен победить любого. Если дать ему развернуться. Но если ему этого не позволить, то русский, как правило, с реакцией запаздывает, а затем смиряется с поражением. Особенно если ему что-нибудь всё же уступить. Вот, например, как это было с Югославией. 

И вдруг оказывается, что Ваня занимает уже предназначенный Западом для себя ключевой пункт желаемого геостратегического расклада. Причём быстро, без крови, «вежливо». Но главное — что на Западе по этой теме даже муха не пошевелилась! А это значит… 

А это значит несколько важных вещей. 

Первая. Что Западу и мировым банкстерам не удалось захватить позицию, с военной точки зрения ставящую Россию в крайне ущербную позицию. 

Вторая. Что Западу не удалось получить под свой контроль консолидированную территорию юго-западной части Большой России. Напротив, владение Крымом позволяет Москве осуществлять реальный военный контроль над этой территорией. 

Третья. Запад получил дулю под нос, как бы просторечно это ни звучало. Сирия со второй такой же комбинацией из трёх пальцев будет уже позже. А в марте 2014 года эта нехитрая фигура означала катастрофическое поражение Запада. В самых его, можно сказать, лелеемых замыслах. 

И от этого поражения ему уже не оправиться никогда… 

(исп м-лы СМИ)

Над выпуском работали военкоры юнармейского отряда военкоров  «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы:
Анастасия Шестакова, командир отряда, дважды лауреат конкурса «Гордость Пермского края», нач. киноклуба  РО РВИО; 
Анастасия Пономарёва, нач. клуба «Юный военкор», гл. редактор, лауреат конкурса «Гордость Пермского края»; 
Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор, ЮНАРМЕЕЦ-ЭКСКУРСОВОД, лауреат  конкурса «Гордость Пермского края» ;
Сергей  Юрлов - нач. клуба «Юный спортсмен», лауреат конкурса «Гордость Пермского края»; 
Миша Субботин - юнкор «МС ДИНАСТИЯ»;
Регина Рахматуллина – нач. клуба «Культура»;
военкоры морского клуба: Кирилл Ерохин, Даша Никонова, Саша Никонов,  Алиса Юрлова, Данил Ерохин, Ева Дегисова;
Тьютор: Куляпин Александр Сергеевич, рекордсмен Книги рекордов Гиннесса