1 марта в Пермском крае почтили память геройски погибших в Аргуне десантников 6-й роты. Военкоры юнармейского отряда  «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы 1 марта 2020 года прибыли с журналистским заданием от краевого военкомата и юнармейского штаба - принять участие в открытии  монумента "Солдату России".

Этот мощный памятник открыли в Перми в рамках мероприятий, посвященных празднованию 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. Его установили на одной из центральных улиц города в память о воинах, погибших в локальных конфликтах.

См. фотоальбом

Анастасия Шестакова, командир отряда, лауреат конкурса «Гордость Пермского края», нач. киноклуба РО РВИО:

 - 1 марта 2000 года в неравном бою с многократно превышающим составом боевиков при защите высоты 776 в Аргунском ущелье Чеченской Республики погибли 84 десантника 6-й роты 104 гвардейского парашютно-десантного полка 76 гвардейской воздушно-десантной Псковской дивизии. Среди них трое наших земляков – Алексей Кирьянов, Денис Трегубов и Юрий Ляшков. 

Родители гвардии рядового Дениса Трегубова живут в городе Чусовом, родители гвардии рядового Алексея Кирьянова - в Чайковском. Родители гвардии младшего сержанта Юрия Ляшкова не перенесли утраты сына, они похоронены в Чердыни. Память о Юрии хранит его младшая сестра Ольга. Сейчас Ольга живет в Перми, служит в подразделении ГУФСИН России по Пермскому краю, воспитывает  двоих сыновей. 

Анастасия Пономарёва,  нач. клуба «Юный военкор», лауреат конкурса «Гордость Пермского края»:

 - Накануне 1 марта 2020 года наш отряд встретился с родной сестрой Юрия Ляшкова. Она рассказала нам, что 1 марта 2019 года её, Ольгу Кащук, пригласили на малую родину, в Чердынский район, где состоялись торжественные мероприятия, посвященные 19-летию подвига десантников 6-й роты Псковской дивизии. 

В память о героических событиях в школе села Бондюг Чердынского района, которой 25 декабря 2017 года присвоено имя Юрия Ляшкова, прошла торжественная линейка. После линейки ребята возложили цветы к мемориальной доске герою-земляку. 

Мероприятия продолжились на городском кладбище Чердыни, где захоронен Юрий Ляшков. В церемонии возложения цветов к памятнику погибшему десантнику приняли участие представители районной администрации, военного комиссариата Чердыни, юнармейцы, поисковики, ветераны-десантники. Память воинов легендарной 6-й роты почтили минутой.

Во всех школах Чердынского района в этот день прошли уроки мужества. В селе Покча провели III этап Кубка Чердынского района по военно-прикладным видам спорта и спортивному многоборью памяти Ю.Н.Ляшкова. 

Ход исполнения Указа Президента РФ от 21.07.2000 №1334 «Об увековечении памяти воинов-десантников» находится на личном контроле полномочного представителя Президента РФ в ПФО Игоря Комарова. 

В Пермском крае разработана «дорожная карта» мероприятий по увековечению памяти погибших военнослужащих 6-й роты. Имена героев-десантников присвоены улицам в городах, где они жили - в Чусовом, Чайковском и Чердыни. В Чусовом рассматривается вопрос о передаче одного из городских зданий школе ДОСААФ, носящей имя Дениса Трегубова. Его имя присвоено также городскому межшкольному стадиону. 

30 июля 2018 года Президент России Владимир Путин подписал Указ N463 «О проведении памятных мероприятий, посвященных 20-летию подвига воинов-десантников». 

https://perm.bezformata.com/listnews/pogibshih-v-argune-desantnikov-6-j-roti/73270613/

Кирьянов Алексей Валерьевич: 

https://cloud.mail.ru/public/3MoQ/4HPRwQ8zi

Ляшков Юрий Николаевич:

https://cloud.mail.ru/public/3Mep/5a3wwrJ9b

Трегубов Денис Александрович

https://cloud.mail.ru/public/xjTu/KsGVArWGT

https://drive.google.com/file/d/1_wZeTbcMK-_WfTeE4M52J3XS9591Wy6Z/view?usp=sharing

Справочно: 

1 марта 2000 года, в период контртеррористической операции на Северном Кавказе, бойцы 6-ой роты 104 парашютно-десантного полка 76-ой воздушно-десантной Краснознаменной дивизии под командованием гвардии подполковника Марка Евтюхина вступили в неравный бой с крупным незаконным вооруженным формированием под Аргуном. 90 десантников сдерживали натиск 2500 боевиков более 15 часов. Погибли 84 военнослужащих 6-ой роты, в том числе 13 офицеров. В живых остались 6 бойцов. За мужество и отвагу, проявленные при ликвидации незаконных вооруженных формирований в Северо-Кавказском регионе, Указом Президента России 22 десантникам 6-й роты присвоено звание Героя России (из них 21 - посмертно). 68 солдат и офицеров роты награждены орденами Мужества (63 из них — посмертно). 

В 2017 году в селе Улус-Керт Шатойского района Чечни был установлен Поклонный крест в память о подвиге 6-й роты.

Имена воинов-десантников 6 роты присвоены улицам населенных пунктов Пермского края: улице г. Чердынь присвоено имя Юрия Ляшкова, улице г. Чайковский - имя Алексея Кирьянова, улице г. Чусовой – Дениса Трегубова. 

Кроме этого Ляшкову Ю.Н. в Чердынском районе установлен памятник, мемориальная доска, имя занесено на мемориал погибших в локальных конфликтах. 

Имя Ляшкова Ю.Н. присвоено юнармейскому отряду МАОУ «Бондюжская ООШ». 

Имя Дениса Трегубова присвоено футбольному стадиону г.Чусовой, местному отделению Общероссийской общественно-государственной организации ДОСААФ России города Чусовой Пермского края, установлена памятная доска на стене дома, где жил Трегубов Д.А., мемориальная доска на здании ГБПОУ «Чусовской индустриальный техникум». 

Имя Кирьянова А.В. увековечено на двух мемориальных досках на учебных заведениях, где он учился (школе №12, Чайковском техникуме промышленных технологий и управления), занесено на мемориальную плиту Монумента в память о погибших в Афганистане, Чечне и других локальных конфликтах. 

В марте 2020 планируется открытие бюстов погибшим десантникам. Подготовлены следующие площадки для установки бюстов: Ляшкову Ю.Н. – на территории МАОУ «Бондюжская основная общеобразовательная школа» по адресу: Чердынский район, с. Бондюг, ул. Пенягина, д.17, Трегубову Д.А. – в боковой аллее Сквера Памяти по ул. Мира г. Чусового, Кирьянову А.В. – на территории общеобразовательной гимназии по адресу: г. Чайковский, ул. Кабалевского, д. 32. 

Ежегодно проводятся памятные мероприятия с приглашением родственников воинов 6 роты в муниципалитетах: III этап соревнований по военно-прикладным видам спорта и спортивному многоборью Чердынского района памяти Юрия Ляшкова; муниципальный конкурс «Смотра строя и песни» памяти Дениса Трегубова в Чусовском индустриальном техникуме, Турнир по мини-футболу среди детей 8-9 лет памяти Дениса Трегубова, легкоатлетических эстафет памяти Алексея Кирьянова в школах №12, №9 г.Чайковский, Первенство ДЮСШ Киокусинкай (зона Юг) среди мальчиков и девочек (8-11 лет), посвященное памяти кавалера Ордена Мужества А.В. Кирьянова», традиционно проводятся уроки мужества; возложения венков, цветов, митинги у мемориальных досок, захоронений. 

В Перми проводится Открытый турнир по спортивной борьбе грэпплинг No-Gi, посвященный памяти воинов десантников 6-й роты.

Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор:

 - Двадцать лет назад, в ночь с 29 февраля на 1 марта 2000 года, в Аргунском ущелье на высоте 776.0 в жестоком неравном бою с чеченскими боевиками полегла 6-я рота 2-го батальона 104-го полка Псковской дивизии ВДВ. 

Эта дата навсегда вошла трагической страницей в историю десантных войск.

Скорбная весть о гибели целой роты сразу же долетела до Пскова. В городе повсюду только и говорили о страшной беде. Ползли всякие слухи. Ждали официальных сообщений, а их все не было.

Но вот одна из центральных телевизионных программ сообщила и показала сюжет с высоты, на которой воевали и погибали десантники 6-й роты. Сбивчивый репортаж корреспондента, кадры, леденящие душу... Рота загородила путь террористам, пытавшимся прорваться из Аргунского ущелья в Дагестан, чтобы устроить там масштабную диверсию. Их было более двух тысяч против 90 десантников, из которых только шестеро чудом остались живы.

Лишь спустя неделю было объявлено официально: погибло 84 десантника, в живых осталось только шестеро. Погибли все 13 офицеров. И стало известно: командир парашютно-десантного батальона подполковник Марк Евтюхин вызвал на себя огонь своей артиллерии. 

В Псков прилетел Игорь Сергеев, в ту пору министр обороны. В своей речи, помимо слов о мужестве и героизме павших, он сказал: "Бандиты предлагали немалые деньги, чтоб их пропустили. Но десантники на сделку не пошли. Комбат и его бойцы приняли бой". Сказал министр и слова, которых в Пскове очень ждали: на помощь роте были направлены дополнительные силы, однако подойти к позиции роты они не смогли. "Кинжальный огонь боевиков не позволил этого сделать". А командующий ВДВ генерал Георгий Шпак доложил: "Из-за разлившихся рек Шароаргун и Абазулгол и из-за большой плотности огня не смогли пробиться на помощь другие десантные подразделения". 

Анастасия Пономарёва:

 - Даже читать эти строки из боевого рапорта страшно! 

Получив два тяжелых ранения, капитан Роман Соколов продолжал прицельный огонь до последнего патрона. Возле него обнаружили 15 убитых бандитов.

Раненный в грудь старший лейтенант Александр Колгатин привел в действие мины, как только боевики пошли в атаку.

Старшему лейтенанту Алексею Воробьеву, уничтожившему полевого командира Идриса, осколками мин были перебиты ноги, одна пуля попала в живот, другая - в грудь. Когда утром 2 марта 1-я рота прорвалась на высоту, тело героя было еще теплым…

Анастасия Шестакова:

 - Бой шел трое суток. Когда кончились снаряды и патроны, сражение переросло в рукопашную схватку. Но силы были не равны. Почти все десантники были убиты или тяжело ранены. А боевики все наступали. И тогда комбат вызвал огонь на себя.

От огня артиллерии многие боевики нашли свою могилу на поле боя. Но погибли и наши воины. Впрочем, шансов остаться в живых у них практически не было: уцелевшие после артобстрела озверелые нелюди жестоко добивали раненых и глумились над погибшими. Комбата они усадили на пирамиду тел, надели наушники и в упор несколько раз выстрелили в затылок... 

Илья Блинов :

 - Найдена листовка с портретом и описанием его подвига. Александр Васильевич Доставалов, заместитель командира батальона. Молодой, красивый. "...Присоединившись к десантникам шестой роты, майор Доставалов в ходе сражения получил несколько тяжелых ранений, однако продолжал руководить боем. Последнее ранение оказалось смертельным. За мужество и героизм представлен к званию Героя России (посмертно)".

Позже спецкор «РГ» узнала, что за непослушание Доставалову пытались "зарубить" "Золотую Звезду". А его фамилию вычеркнули из списков, навечно зачисленных в воинскую часть. Потом, правда, и Звезду утвердили, и в списки внесли.

К званию Героя России были представлены 22 десантника 6-й роты. Остальные стали кавалерами ордена Мужества. Хотя - все считают, что все они герои.

Анастасия Шестакова:

 - К ночи перестрелка сменилась плотным духовским обстрелом. Пунктиры трассеров сложились в какую-то сумасшедшую графику красно-желто-синих ломаных линий, росчерков и стрел. Пули шипели над головой, лопались о камни, хлестко чмокали по грязи. В частую дробь очередей стали то и дело вплетаться разрывы мин и гранат. Не соврал "дух" - весь вечер десантники действительно дрались лишь с передовым отрядом, и вот теперь к боевикам подходили основные силы. 

- Эй, командир! - услышал комбат в наушниках знакомый насмешливый голос Идриса - так назвался чеченец. - Тэбе не жарко там? Видыш, я слов на вэтэр не бросаю. На каждого твоего сопляка тэпэр по двадцать наших лучших воинов. Но нам нэ нужны ваши жизны. Забирай своих цыплят и уходы. Командир, ты же умный мужик, сам видыш у вас нет не одного шанса! Вы и часа не продержитес. Мы смэтем вас! Ночью к вам ныкто не прыдет. И летчики ваши спят. Спасай своих солдат, уходы с дороги! 

...Он был прав, этот Идрис. Превосходство боевиков было полным. На каждого десантника приходилось уже по полтора десятка "чехов". А "духи" все подходили. К тому же у боевиков минометы, десятки пулеметов и гранатометов, а у десантников только восемь "граников" с носимым боекомплектом гранат, да десятка два "мух". 

Никто не ждал здесь такой огромной банды боевиков. Разведка докладывала о разрозненных мелких группах в десять - пятнадцать человек, прорывающихся к равнине. Только к утру на подготовленный уже опорный пункт должна была подойти техника и артиллерия. Ошиблась разведка... 

Еще можно было отойти. Оставить заслон, обложиться минами, растяжками. Пробиться к реке и по руслу выйти к своим. В темноте "чехи" не решаться преследовать. Но тогда эта банда к утру вырвется из кольца. За семь часов, оставшихся до рассвета, они пройдут километров тридцать. Выйдут в лесистое предгорье, и там их уже будет не достать... 

Комбат посмотрел на офицеров, сидевших на корточках вокруг него в мелком, полувыкопанном окопчике. Нормально закрепиться на высотке, окопаться, обложиться заграждениями десантники не успели. Выкатившийся на них в сумерках отряд боевиков не дал времени организовать полноценную оборону. 

- "Духи" обещают дать коридор. Время им дорого. Хотят к рассвету быть в предгорье, а там и до Шали рукой подать. Мы тут у них как кость в горле. 

Выворачивая душу, завыла падающая из зенита мина. Все инстинктивно пригнулись. Ахнул близкий разрыв, густо забросав всех вывороченной землей. Кисло пахнуло сгоревшим толом. 

- Пристрелялись, суки! - выругался ротный. - Что с помощью? 

- До наших передков - километров десять. За спиной только трасса и гарнизоны по селам. По трассе должна была вечером на Ведено выйти колонна ментов, но связи с ними нет. Наши смогут подойти только к утру. Артиллерия огнем поддержит, но если духи подойдут слишком близко, то сами понимаете. Авиация работать не сможет - ночь, туман. Так что будем делать, славяне? 

... Комбат знал ответ. Знал, что скажут его офицеры. Знал, но хотел услышать эти слова, укрепиться ими, успокоить душевную смуту. Ведь вокруг него дрались его солдаты. Молодые пацаны, они доверили ему свои жизни, верили в него, верили в мудрость и удачу своих командиров. Они хотели жить, любили жизнь. И ответственность за них неимоверным грузом давила сердце. Он знал, что в этом бою до утра доживут немногие... 

- Надо держаться, сколько сможем! - ответил за всех ротный. 

- Надо держать их, - эхом отозвался командир разведчиков. 

- Будем держаться! - подытожил комбат. - А если совсем припрут, вызовем на себя артиллерию и те, кто уцелеет, пусть пробиваются к реке. 

Решение было принято. И неожиданно стало легко на душе. Комбат прошел много войн. Вышел живым из многих переделок. Выиграл десятки боев. Воевал жестко, расчетливо. Он верил в свою счастливую судьбу, в удачу. И они не оставляли его. Но сейчас он ясно понимал, что уцелеть, остаться в живых на этой высоте - не судьба... 

Больше не было "вчера" или "завтра" - оставалось только "здесь" и "сейчас". И эта цельность давала какую-то странную свободу. Он больше не был ни сыном, ни мужем, ни отцом. Все это осталось где-то там, далеко за этой проклятой высотой. Осталось тем, кто прорвется сюда к ним, кто вынесет их отсюда, кто вернется домой и будет жить за них, оставшихся в этом бесконечном "сегодня". Теперь он был только воином. 

А в жизни воина бывает миг, когда война из тяжелой, страшной работы становится просто принятием смерти... 

Анастасия Пономарёва:

-По местам, мужики! - скомандовал комбат. - И пусть каждый выполнит свой долг до конца. 

...В третью атаку они уже просто пошли волнами. В полный рост, не пригибаясь. Их гнало безжалостное время. Шел второй час ночи. 

- Аллах акбар! - ревели сотни глоток. Серый вал накатывался на позиции роты. Трещали, захлебываясь злобой автоматы. Ухали разрывы. Но рота не отвечала. Десантники ждали, когда боевики подойдут в упор. Слишком мало оставалось патронов, чтобы тратить их впустую. 

- Аллах акбар, - накатывалось на высоту. И вот, когда уже людской вал был готов захлестнуть вершину, окопы густо ощерились огнем. Кинжальный огонь был страшен. Очереди буквально выкашивали нападавших, рвали, распинали на камнях тела. Опустошали цепи. Под ноги уцелевшим полетели чугунные шары гранат. Все утонуло в грохоте разрывов. И "чехи" не выдержали. Цепи остановились, залегли и, не находя укрытия от пуль, поползли вниз к подножью, к спасительной тьме густого кустарника, оставляя на склоне десятки мертвых и корчащихся в агонии тел. 

А на позиции десантников вновь обрушились мины. Воздух взорвался огнем. Всюду царила смерть. Одна из мин попала в пулеметное гнездо, разметав в клочья расчет. К пулемету бросился сержант разведчик, но очередная мина изрубила осколками и его. Спрятаться от смерти было негде. Мины падали из черного ночного зенита как рок, как проклятье. И каждый, вжавшись в камни, молил лишь об одном: чтобы следующая была не его... 

В куцем окопчике раненые, не обращая внимания на обстрел, торопливо набивали магазины патронами. Один, в промокших черной кровью бинтах, наощупь находил разбросанные по брезенту плащ-накидки бумажные пачки патронов, рвал их и точными, быстрыми движениями загонял острые "клыки" патронов в магазин. Второй, с перебитой пулей правой рукой, прижимая ее для устойчивости к животу, пальцами левой неуклюже забивал патроны. Третий, с прострелянной, перетянутой жгутом ногой специальным ножом распарывал очередной патронный "цинк". 

Ахнул близкий разрыв. Осколок мины словно бритвой срезал два пальца на руке открывавшего цинк бойца. Брызнула кровь. Раненый охнул, потянулся в карман за бинтом, но вдруг обмяк и опрокинулся назад. Следующий осколок пронзил сердце, и отлетела солдатская душа... 

А санитары подтаскивали к окопчику очередных раненых. Одного с серым землистым лицом, пузырящегося кровавой слюной в промедоловом дурмане, другого с оторванной по локоть левой рукой. 

- Не возьмут, гады! Не сдамся! - рычал он. В правой руке у него была зажата граната. Пусть подходят, суки!...лять! Увидят, как десантура умирает! 

Его стащили в окопчик. 

- Если что, прижимайтесь, братки, ко мне! - прохрипел он лежавшим и сидевшим во круг него раненым. - Живыми нас они не возьмут! 

Комбат был тоже ранен, но пуля прошла икру навылет и, наскоро перевязавшись, он продолжал руководить боем. 

- Эх, командир! - ожила станция. - Мы с вами по-хорошему хотели. Но вы нэ понымаетэ. Что ж, тепэр пощады не проси. Мы будэм вас всех как баранов резат. На кусочки, слышишь. Здэс наш амир Хаттаб. Он приказал из твоей собачьей шкуры сделат ему пояс. И я мамой клянус, сдэлаю это! 

Комбат поднес микрофон к губам: 

- Послушай, свинья! С тобой говорит комбат воздушно-десантных войск России. Мы стояли, стоим и будем стоять на этой вершине. И пока мы живы, вам ее не взять. А что касается баранов - так их уже несколько сотен валяется на склонах. Некому собирать. А сколько еще будет - спроси у своего аллаха. Рассвет уже близок. Тебе нужна моя шкура? Приди и возьми, если ты такой смелый. А Хаттабу своему передай, что русские десантники не сдаются. Пусть это вспомнит, когда подыхать будет! 

- Я иду к тебе!.. - взвизгнули было наушники, но комбат уже сорвал их с головы. 

В окоп спрыгнул ротный. 

- Ну, как у тебя? 

- Плохо. Минометы, мать их!.. Двадцать убитых, вдвое больше раненых. Из них половина тяжелых. Все, кто может автомат держать - в строю. Но с боеприпасами - труба. По три магазина осталось на человека. У пэкаэмщиков по триста - пятьсот патронов. У "граников" на трубу по две гранаты и ручных полторы сотни. До утра никак не хватит. 

- Аллах акбар! - донеслось с подножья высоты. Боевики пошли в очередную атаку... 

Анастасия Шестакова:

...Только с пятой атаки, почти под утро "чехи" ворвалась на высоту. Уже давно навсегда уткнулся в землю лицом ротный, пал от пули снайпера лейтенант разведчик. На каждого из оставшихся в живых десантников осталось по полрожка патронов. 

- Прощайте, братцы! - Николай из Смоленска перекрестился и, встав в полный рост, бросился на подбегавших боевиков. С пояса расстрелял остатки патронов, завалив нескольких "чехов". С размаху по самый ствол загнал штык в грудь набегавшего боевика и, поддев его словно сноп, швырнул в сторону распоротого, умирающего. Еще успел заметить как откуда-то сбоку, из-под руки выскочил зловонный дух. Крутанулся в его сторону, перехватил автомат как дубину и обрушил ее на голову боевика. Но как хрястнула раскалывающаяся черепная коробка, он уже не услышал. Длинная очередь в упор залила грудь горячим свинцом. 

- Мужики, двум смертям не бывать, а одной не миновать! - крикнул оставшийся за ротного старший лейтенант. - В штыки! Пусть запомнят, суки, как десант умирает! 

- Ура! - грозно грянуло над высотой. 

- Аллах акбар! - ревели склоны. 

Сержант-татарин метнулся в самую гущу боевиков. Там, вертясь волчком, расстрелял последний магазин. Коротко, точно ужалил штыком в грудь одного боевика, достал в шею второго. Третьему, набегавшему на него здоровому бородатому арабу, он вогнал штык в живот, но выдернуть его не успел. Араб дико завизжал, рухнул на колени и в предсмертном ужасе судорожно ухватился ладонями за ствол, не давая вытащить из себя лезвие штыка. Татарин изо всей силы рванул автомат на себя, но араб, словно приклеенный, хрипя потянулся за ним. Матерясь, татарин уперся ногой в грудь араба и, наконец, рывком скинул того со штыка. Но распрямиться не успел. Длинное узкое жало кинжала, пронзив лопатки, вышло из груди. И он удивленно, растерянно посмотрел вниз на торчащую из под сердца сталь, попытался вздохнуть, но земля вдруг ушла из-под ног. Он упал навзничь, глазами уткнувшись в черное беззвездное небо, куда казанским голубем плеснула солдатская душа. 

Убивший его боевик, судя по кобуре "стечкина" на поясе - командир - коротко зло обтер кинжал о рукав куртки, и, перешагнув через мертвое тело, огляделся. 

- Комбата мне живым взять! - рявкнул он охранявшим его нукерам. У ног хрипел, бился в агонии проткнутый штыком араб. Чечен поморщился. Потом взвел ударник "стечкина", приставил его к затылку араба. 

- Аллах акбар! - коротко произнес он и нажал на спуск. Ахнул выстрел. Араб дернулся и обмяк. 

Смерть эта на мгновение отвлекла внимание охраны, и в это время из полыхающей огнями очередей предрассветной хмари вырисовалась крепкая фигура. Охрана вскинула автоматы, но было поздно. Длинная очередь в упор разорвала командира. Сломала его пополам, и швырнула на тело убитого им араба. 

- Идрис! - буквально взвыли боевики. Но сразу достать его убийцу не удалось. Он еще успел завалить бросившегося на него начальника охраны и хохла радиста. И только когда у него закончились патроны, чья-то очередь наконец достала уруса. Уже мертвого, его долго и остервенело рубили кинжалами, в бессильной ярости вымещая на бездыханном теле злобу и отчаяние. Но лейтенант всего этого уже не чувствовал. Душа его, свободная от смертной боли, в далеком от этой страшной высоты дому, склонилась над детской кроваткой, где вдруг безутешно заплакал во сне его сын. 

- Аллах акбар! - радостно взревел боевик, запрыгнувший в окоп, где лежали раненые урусы. Рванул из-за пояса кинжал. - Сэйчас шашлык из вас нарэжем! 

Казбек! Аслан! 

И здесь до его слуха донесся до боли знакомый, страшный щелчок отлетающей от гранаты чеки. Подчиняясь инстинкту, он рванулся из окопчика, но чьи-то руки ухватили его за ноги, прижали к земле. И тогда он завизжал в смертном ужасе. "Раз, два, три..." - механически отсчитывало сознание. И мир утонул в испепеляющей вспышке. А в далеком Пскове, в обычной двухкомнатной хрущевке, вдруг надрывно завыл старый пудель, почувствовавший легкую, невесомую руку молодого хозяина... 

- "Сотый", я "Стилет", боеприпасы кончились. Духи ворвались в траншеи. Весь огонь на меня! Повторяю, весь огонь на меня! Прощайте, мужики! Слава России! 

Комбат бросил трубку на бруствер. Потом, не торопясь, расстрелял станцию. На дне окопа догорали радиотаблицы и карты. 

Потом - подпустил набегавших боевиков поближе и короткими точными очередями начал распинать их на камнях. 

- Эй, собаки, я комбат вэдэвэ! Попробуйте меня взять, псы! - крикнул он отвлекая, вытягивая на себя боевиков. Давая хоть какой-то шанс тем немногим уцелевшим, кого еще не нашли, не достали "чехи". Он отстреливался. А сам про себя считал: "...двадцать пять, двадцать шесть, двадцать семь... Ну когда же, когда?...Тридцать, тридцать один..." Первая пуля попала комбату в правое плечо, и он выронил автомат. Но тотчас подхватил его вновь и, кривясь от боли, уже не прицельно дал очередь. Вторая пуля попала в левый бок. Третья пронзила сердце. И уже умирая, он гаснущим сознанием успел услышать знакомый шелест подлетающих снарядов. И улыбнулся холодеющими губами. 

А потом душа русского комбата тихо летела ввысь. На Божий суд, где ему предстояло по-солдатски мужественно ответить праведникам, за что он бился и за что принял смерть. И душа его не боялась этого суда. 

...А по руслу реки, шатаясь от усталости и ран отходили, его уцелевшие солдаты. Шестеро из девяноста... 

Анастасия Пономарёва:

А какими были эти парни в мирной жизни, перед тем, как шагнуть в бессмертие? Оказалось, самыми обычными. Их любили, ждали дома. Они тоже надеялись на скорую встречу с женами, детьми, родителями.

У солдат короткая биография: школа, работа, армия. Особенно короткая она у 18-летнего Миши Травина. Он только успел после призыва сфотографироваться в форме десантника и отослать снимок домой. А тут бой... Эту же фотографию показали телерепортеры, побывав после боя на высоте 776.0. Ее обнаружили в кармане погибшего воина. Мать, увидев по телевизору этот снимок, лишилась чувств. Так она узнала, еще до официального сообщения, что ее Миша погиб. А еще она увидела в том страшном телерепортаже найденную на высоте железяку, на которой было нацарапано слово "мама".

- Это мой Мишенька привет мне послал, - считает Вера Михайловна. - Он был таким добрым, чутким мальчиком! Я бегала, просила, умоляла командование не посылать единственного сына в горячую точку! Ведь обещали же первогодок на войну не отправлять. Но меня даже слушать не захотели! А он, мой сыночек, сказал: "Мамочка, не позорь меня! Чем я лучше других? Я вернусь".

Но не вернулся. Юный, трогательный Миша стоял насмерть, совсем как его дед в войну Отечественную. И погиб в бою, доказав, что нынешнее молодое поколение не потеряно.

Не вернулись живыми в Псков сержант Владимир Шведов и ефрейтор Александр Лебедев. Они с детства мечтали стать десантниками и стали.

- Володя был старшим из четырех моих сыновей, - сказал Александр Николаевич Шведов. - Учился средне, но никогда не хулиганил, не грубил. Помогал своим братьям и трем сестричкам. Перед отъездом в Чечню зашел попрощаться. Я обнял его и дал наказ: "Только уж не подведи!". Больно терять сына, но поверьте, если бы он струсил, сбежал, мы бы с матерью этого точно не пережили. Он уехал в Чечню с Сашей Лебедевым. Они вместе воевали, вместе погибали, и вот теперь лежат рядом.

Я спросила Александра Николаевича: знает ли он, как погиб его Володя? "Знаю, - ответил он, - мне принесли его простреленное удостоверение личности. Он носил его в левом нагрудном кармане..."

Не знал отец всего. Я прочитала ему выписку из боевого рапорта. "Гвардии сержант Швецов Владимир Александрович закрыл собой своего раненого товарища и погиб. И тогда, раненый, обвязавшись гранатами, бросился в самую гущу нападавших бандитов и подорвался вместе с ними".

Это был Саша - гвардии ефрейтор Лебедев Александр Владиславович. Герой России. Простой деревенский парень, выросший на Псковщине.

У обоих офицеров, лежащих в соседних могилах, жизненный путь длиннее и ярче. Оба - сыновья военных. Оба с детства мечтали стать десантниками и окончили Рязанское десантное училище. Оба не раз воевали в горячих точках. Оба были прекрасными мужьями и отцами, обожавшими своих маленьких дочерей.

- Свое имя Марк унаследовал от прадеда, бравого кубанского казака, и старался походить на него, - сказала мать комбата Лидия Ивановна Евтюхина.

Друзья, вспоминая о нем, подчеркивают: "Он был справедлив, честен". Жена уверяет: лучше его на свете не было и не будет! Через всю свою жизнь Марк пронес любовь к ней, своей Лилии. Они дружили со школы. И однажды в школьном сочинении на тему "Мой любимый герой" Марк напишет лишь одну строчку: "Я люблю Лилю". Кто мог подумать тогда, что у мальчишки это чувство - всерьез и навсегда? И какой надо было иметь характер, чтобы признаться в этом в столь юном возрасте!

Песня "Комбат" была любимой у комбата Евтюхина. Иногда он ее "крутил" дома столько раз, что жена не выдерживала: "Ну, может, хватит?" И не знала она, да и сам он вряд ли догадывался, что песня эта - про него самого, про его судьбу. В то мрачное раннее утро, когда комбат Евтюхин вызвал огонь на себя, Лиля вдруг проснулась от щемящей боли в сердце. Муж звал ее во сне. Она вскочила, забежала к матери: "Марк погибает!.." Ему было всего 35.

Александр Доставалов был старше своего командира всего на год. Его жена Ольга, стройная, как девочка, в очках на пол-лица, сидела возле портрета Саши и тихо плакала. Она сразу же согласилась рассказать про своего Васильича.

- Его назвали в честь Суворова, так что с детства его профессия была предопределена, - сказала Оля. - Сашу многие любили. Он был заводной, остроумный, любую конфликтную ситуацию умел перевести в шутку. А его открытая улыбка всех просто обезоруживала!

И когда-то она, будущий врач-стоматолог, впервые увидев улыбку десантника Саши, влюбилась в него навсегда. В тот день я не смогла признаться Ольге Доставаловой в том, что вычитала в документах про ее мужа: он сам, вопреки приказу, пошел на верную смерть, не подумав о семье.

Илья Блинов:

 - Уезжая в Чечню, пообещал жене: "Скоро вернусь, как обычно". Положил в карман ключи от квартиры. Любил, возвращаясь, открывать дверь сам, чтоб никого не будить. Ольга показала мне связку ключей и документы мужа. Их ей привезли из Чечни. Нашли в кармане Саши. И тут Ольга сообщила мне важное.

- Недавно моя мама, она живет в Твери, ходила с внучкой в госпиталь, где лечится один из выживших десантников - Александр Супонинский. Полина спросила его: "Папа сразу погиб, не мучался?" Он ей ответил: "Сразу". Не стал говорить правду маленькой девочке.

Я тут же решила проведать сержанта Супонинского, единственного живого Героя России из 6-й роты. Вышла из поезда в Твери и направилась в госпиталь.

- Тебе привет от семей Евтюхина и Доставалова, - сказала ему. И спросила: - Ты знаешь, как они погибли.

Но этот здоровенный парень вдруг ответил с раздражением: "Ничего журналистам рассказывать не буду!" Резко поднялся и, хромая, ушел к себе в палату...

Прошло немало времени, когда он и другие, выжившие в том страшном бою, стали делиться воспоминаниями. Вот что сказал, например, рядовой Евгений Владыкин.

"Нас комбат постоянно подбадривал. Скоро, говорил, будет подмога, выстоим. И какая была радость с появлением майора Доставалова! Подошло подкрепление! Мы не одни! Майор поднял вверх сжатую в кулак руку, подошел к комбату, они обнялись. "Семи смертям не бывать! - пошутил Доставалов. - Будем драться!"

А бандиты все шли и шли... И вдруг к месту боя подлетел наш вертолет "Черная акула". Дал один залп и улетел. Командование потом объяснило: "Была плохая видимость - туман и темно".

И никто больше к ним не прорвался. Комбат крепко ругался, кричал, что роту предали! И вызвал огонь. Лучше ведь умереть, чем сдаться. Когда Евтюхин погиб, корректировал огонь капитан Виктор Романов, которому разрывом мины оторвало обе ноги...

Разговорился и сержант Супонинский:

- Нам стало легче, когда пришел Доставалов. Значит, придут и другие. Мы тогда еще не знали, что помощи не будет. Майор залег в трех метрах от комбата, я был от него в восьми. А дальше начался затяжной бой... Доставалов стрелял, не сходя с места. Он уже был ранен. Иногда поворачивался ко мне, ободряя. А потом замолчал, уткнувшись лицом в землю. Мне показалось, что я остался совсем один... Приготовил последний патрон для себя. Но начался артобстрел.

После гибели комбата и Доставалова последние оставшиеся в живых смертельно раненные офицеры приказали солдатам пробиваться к своим. Лейтенант Дмитрий Кожемякин сказал: "Ползите к обрыву и прыгайте, я прикрою! Пусть хоть кто-то останется в живых и расскажет, как все было".

Почему же все-таки не пришла помощь погибающей роте? Ведь в окрестностях этой высоты было столько наших войск! Приходилось по капле выискивать какие-то сведения. Но до сих пор вопросы остаются. Свое расследование стали вести родные погибших. Многие из них прямо говорят: "Роту предали". Но официальное расследование давно закончено, его материалы засекречены, никто не наказан. Прости,6-я рота!

Как оказалось позже, кроме Доставалова 6-й роте пытались помочь и другие. Например, 120 десантников под командованием начальника разведки Сергея Барана также самовольно снялись с позиции, форсировали разлившуюся реку Абазулгол и двинулись на помощь. Но их остановил категорический приказ командования немедленно вернуться на позиции. И они подчинились.

И командир группы морской пехоты Северного флота генерал-майор Александр Отраковский не раз просил разрешения пойти на помощь. Но так его и не получил. Из-за переживаний у генерала остановилось сердце... В 54 года.

На выручку поспешили и бойцы 1-й роты 1-го батальона. Переправились через реку и... попали в засаду. Только 3 марта им удалось прорваться. Но было уже поздно.

Так что только Доставалов со своим отрядом и смог прорваться. Все эти годы я думала про его подвиг. Правильно ли он поступил, пожертвовав собой ради друзей и осиротив свою семью?

Анастасия Пономарёва:

Сегодня страна воздает стоявшим насмерть десантникам высшие воинские почести. По инициативе Рамзана Кадырова девятая линия Грозного была переименована в улицу 84-х Псковских десантников. В их честь написаны песни, сняты кинофильмы. Им поставлены памятники в Пскове и в столице. О том скорбном дне напоминает камень у КПП 104-го парашютно-десантного полка в Черёхе. На нем высечено: "Отсюда ушла в бессмертие шестая рота..."

Анастасия Шестакова:

 - Такое не забудешь никогда: выживший в бою с боевиками в 2000 году рядовой 6-й роты дал интервью

У села Улус-Керт в Чечне в 2000 году было совершено нападение боевиков Басаева и Хаттаба на шестую парашютную десантную роту 104 полка 76-й Псковской дивизии ВДВ, в результате которого погибли 84 военнослужащих.

Девяносто десантников против двух с половиной тысяч боевиков, возглавляемых Басаевым и Хаттабом, – героический бой на высоте 776 начался 29 февраля 2000 года. Тогда у чеченского селения Улус-Керт в неравном противостоянии погибла почти вся шестая рота 104-го парашютно-десантного полка 76-й Псковской дивизии ВДВ.

Непрерывные атаки озлобленных и до зубов вооруженных боевиков десантники отражали почти двадцать часов. В результате нападения погибли 84 российских военнослужащих, и только шестерым удалось выжить.

Александр Супонинский, Вадим Тимошенко, Андрей Поршнев, Роман Христолюбов, Алексей Комаров и Евгений Владыкин – короткий список тех, кто смог выбраться из «маленького Сталинграда», как прозвали это сражение в армейских кругах. Они редко дают интервью и каждый раз, вспоминая тот страшный день, будто заново пропускают через себя минуты сражения.

Тогда, в 2000 году, еще восемнадцатилетний рядовой гвардии Евгений Владыкин был ранен, и в какой-то момент у него кончились патроны. Боевики дважды ударили его прикладом по голове и бросили, уверенные в том, что он умер. После того, как Владыкин очнулся, ему удалось добраться до своих. Евгений согласился пообщаться со «Звездой» и рассказать, как проходит его жизнь «после боя».

Уже больше десяти лет Евгений не изменяет призванию и продолжает спасать и защищать, только теперь от огня. В 2006 году он был принят на службу в МЧС и с тех пор работает пожарным в своем райцентре Балезино, а после смен подрабатывает инструктором в автошколе. В том же году Евгений женился, а пять лет назад у него родилась долгожданная дочка Настя. 

Воспоминаниями о событиях восемнадцатилетней давности Владыкин делится неохотно и очень сдержанно.

«После 2000 года, мне кажется, я вообще замкнулся в себе. Все держу в себе. Я не знаю, почему так случилось. До армии вроде был один человек, после армии пришел другой человек. Стараюсь ничего никому не рассказывать. Все в себе, в себе, в себе. Проблемы свои решаю сам, ни у кого помощи не прошу. Все привык делать сам, добиваюсь всего сам. Тяжело все в себе держать, но куда деваться», - объясняет он.

Анастасия Пономарёва:

Евгений признает, что о подвигах рассказывать надо, в том числе и подрастающему поколению, но подробности противостояния под Аргуном, считает он, знать не обязательно.

«Я полностью историю рассказывал командиру части, в ФСБ как-то вызывали один раз, в Следственный комитет вызывали сколько раз уже, и в суде. Другим полностью зачем знать. Ну то, что была такая ситуация, я считаю, что нужно знать. А так, чтобы полностью. Зачем? О подвигах нужно рассказывать, нужно учить, но у меня нет желания сейчас рассказывать. Не хочется уже вспоминать», - поделился он со «Звездой».

За новостями Евгений тоже следит мало: дом, семья и две работы, тут не до телевизора. Говорит о том, что в ноябре этого года ФСБ РФ задержала двоих ранее неизвестных членов банды Шамиля Басаева – Нажмудина Дудиева и Ибрагима Донашева, узнал от друга. «Вроде как и радостно, вроде как и непонятно», - такими словами комментирует свою реакцию на это Владыкин. 12 декабря был задержан еще один участник нападения на подразделение Псковской дивизии ВДВ. Как сообщили в Следственном комитете РФ, мужчину зовут Шамиль Казбулатов, и он также является членом банды Басаева.

Евгения Владыкина, наряду с другими ветеранами, приглашают в школы на официальные мероприятия, и День ВДВ мужчина отмечает каждый год. Говорят, что бывших десантников не бывает, Евгений – тому подтверждение. Даже чай он пьет из кружки с символикой Воздушно-десантных войск.

Про праздники мужчина говорит с улыбкой, но как только речь заходит о воспоминаниях, сразу меняется и, как говорят, начинает «смотреть в себя».

«У нас проводится День ветеранов локальных войн в масштабах Удмуртской республики, бывает много людей, и другие районы приезжают. Мы тоже собираемся все вместе. Вспоминаем, разговариваем, общаемся с друзьями. Вспоминать, конечно, тяжело. Но и забывать тоже нельзя. Такое не забудешь никогда», - говорит Евгений.

С пятью своими сослуживцами, которым судьба позволила выбраться живыми из сражения с боевиками, Евгений поддерживает связь. А последние несколько лет они по возможности пытаются собираться и навещать могилы своих товарищей. По словам Владыкина, он бы хотел побывать на могиле каждого из них по всей России.

«С теми, кто тоже выжил, мы общаемся и по телефону, и через интернет. С позапрошлого года начал ездить по городам. В 2016 в Йошкар-Олу ездили, открывали памятник. В этом году ездил в Киров к парням на могилы. На будущий год тоже надо съездить к кому-нибудь на могилу. Что-то захотелось по всем съездить. Не знаю, получится ли», - рассказал он.

Евгений Владыкин называет себя счастливым человеком. Самое главное в его жизни - жена Ольга и дочка Настенька. Буквально неделю назад семья переехала в новый дом, который они строили четыре года.

«Сейчас пока все хорошо, слава богу. Самое главное для меня семья. Дочку поднять на ноги, чтобы ни в чем не нуждалась. Самое главное - семья есть. Остальное все будет», - считает Владыкин.

До сих пор и без срока давности продолжается расследование уголовного дела по статьям «Бандитизм», «Вооруженный мятеж» и «Посягательство на жизнь военнослужащего» по факту нападения в 2000 году у села Улус-Керт Шатойского района Чеченской Республики на шестую парашютную десантную роту 104 полка 76-й Псковской дивизии ВДВ, в результате которого погибли 84 военнослужащих.

Ушедшие в небо: в Москве открыли диораму в честь подвига десантников 6-й роты в Аргунском ущелье

https://tvzvezda.ru/news/forces/content/202013123-eeNKr.html?fbclid=IwAR24T5q3JEuNuumhspyYaKqHqmKo4JPvj6zX7rkj5wCaq_RLQkCT2DbA-2s  

Первого марта 2000 года девяносто военнослужащих вступили в неравную схватку с более чем двумя тысячами террористов. 

В Москве открыли диораму, с изображением подвига легендарной 6-й роты в Аргунском ущелье. Гигантское полотно соткано из разных эпизодов этого героического события. В центральной части - под шквальным огнем десантники, не думая отступать, пытаются остановить боевиков. На некоторых участках завязывается уже рукопашный бой. Рядом раненые товарищи без сил склоняются над теми, кому уже не помочь. А на заднем плане - со всех сторон напирающий противник.

Первого марта 2000 года девяносто военнослужащих вступили в неравную схватку с более чем двумя тысячами террористов.

«Конечно, это был бой, который каждый понимал, что он из него не выйдет. Но тем не менее они до конца, до последнего патрона стояли на этом рубеже. Это настоящие герои! Это те, с кого будут брать пример все будущие поколения!», - сказал на церемонии открытия командующий Воздушно-десантными войсками генерал-полковник Андрей Сердюков.

Масштаб работ, который пришлось выполнить художникам, можно осознать при просмотре ролика о создании диорамы: с момента задумки концепции до ее реализации прошло целых полтора года. Первый этап - подготовка холста высотой более трех с половиной метров и длинной - семнадцать метров. Для сбора материала сотрудники мастерской Грекова отправились в то самое Аргунское ущелье. Изучили местность, срисовывали портреты и целые фрагменты будущей картины с натурщиков. Ну а потом шесть авторов на протяжении нескольких месяцев круглосуточно трудились над своим творением.

Изображенное на холсте поражает своей реалистичностью. Но большое внимание деталям художники уделили и при создании предметного плана. В диораме присутствуют и автоматы, и каски, и пулеметные ленты. Есть даже следы от пуль на деревьях.

Всю диораму разберут на части и отправят в рязанский музей ВДВ.

Илья Блинов:

 - Новый памятник Русскому Солдату появился в самом начале аллеи Советской Армии в нашем городе Перми, недалеко от пересечения улиц Сибирской и Революции. Он посвящен пермским солдатам, погибшим во время военных конфликтов последних десятилетий. 

Памятник представляет собой куб с симметрично выложенными плитами по центру, на которых стоит солдат с вытянутой левой рукой, а в правой держит автомат Калашникова.

"Когда к памятнику подходишь, на нем плиты, а на этих плитах - даты и те локальные войны, в которых наши земляки принимали участие. И понимаешь, что наш народ, наша страна, наши солдаты часто вставали на пути зла! Мы точно знаем, что наши земляки, уральцы и пермяки, всегда составляли основу тех боевых частей, которые были в самых жестких, горячих условиях, поэтому наш город достоин этой памяти и достоин этого памятника. И неслучайно он появился в год 75-летия Победы на Бульваре Советской Армии".

Работа шла интересно, долго, года четыре - пять. Это бронза, сначала лепили из глины, потом перевили в гипс, потом уже в литейной мастерской в Екатеринбурге отлили. По высоте 4 метра фигура, масса - около тонны металла. Памятник посвящен солдатам локальных войн, то есть с конца Второй мировой войны и до наших дней.

Автор памятника — скульптор из Петербурга Анатолий Бозванов.  Памятник состоит из большого шеститонного куба, облицованного гранитом, и бронзовой фигуры солдата. За его спиной надписи: «Тем, кто погиб», «Тем, кто вернулся», «Тем, кто ждал». Правда, запятые во фразах не расставили, но обещают это сделать. 

По замыслу автора куб символизирует невозможность разрушения мира. Его распадающиеся элементы означают военные конфликты: Гражданскую войну в Таджикистане, Первую и Вторую Чеченские войны 1994–1996 и 1999–2009 годов, Грузино-Абхазский конфликт 1992–1994 годов, Осетино-Ингушский конфликт 1992 года и другие. На правую грань куба нанесены стихи Расула Гамзатова «Журавли». На задней стороне куба изображены летящие журавли. 

(использованы материалы СМИ)

 Над выпуском работали военкоры юнармейского отряда  «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы:
Анастасия Шестакова, командир отряда, лауреат конкурса «Гордость Пермского края», нач. киноклуба РО РВИО; 
Анастасия Пономарёва,  нач. клуба «Юный военкор», лауреат конкурса «Гордость Пермского края»;  
Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор;
Эвелина  Федорец, нач. клуба экологов-добровольцев, военкор;
Алина  Сафиуллина,  - нач. морского клуба, военкор;
Мария  Лобанова,  военкор;
Юлия Патрушева,  военкор;
Тьютор: Куляпин Александр Сергеевич