Федор УшаковТрадиционно, в преддверии 23 февраля, в нашем школьном музее морской клуб под руководством Алины Сафиуллиной,  - нач. морского клуба, военкора, продолжает «Корниловские чтения». Тема: день рождения великого флотоводца. В чтениях принимали участие ветераны ВМФ Гониченко А.С., Кукушкин А.В., Смирных В.Г., Козлов Ф.Д.

Алина  Сафиуллина:

- Прежде всего мы изучаем историю и встречаемся с нашими наставниками — ветеранами ВМФ.

Кукушкин А.В., капитан III ранга, председатель Совета ветеранов Мотовилихи:

Кукушкин А.В. и Куляпин А.С.- До Петра Великого регулярного военного флота в России не существовало. В XVIII столетии на командных должностях там доминировали обрусевшие иностранцы: греки, французы, южные славяне, выходцы из Британии…

Многие из них служили нашему Отечеству верой и правдой, не щадя живота своего. И все же первым, лучшим в этой славной плеяде стал русский дворянин, непобедимый боевой адмирал Федор Ушаков. За несколько десятилетий службы в огне и пламени морских битв он не потерпел не единого поражения, не потерял ни одного корабля, ни один сражавшийся под его командованием матрос не попал в плен — уникальная судьба, единственная в своем роде!

24 февраля 1745 года вдали от морей и океанов, в русской глубинке, родился Федор Федорович Ушаков — непобедимый адмирал, заложивший победные традиции русского Черноморского флота. В день 275-летия Ушакова «Известия» вспоминают судьбу великого российского флотоводца. 

Его малая родина — сельцо Бурнаково, что затерялось в современном Рыбинском районе Ярославской области. В наши дни постоянных жителей в Бурнакове нет, ушаковская деревушка практически необитаема. Да и в те времена многолюдностью она не отличалась. И дворяне Ушаковы, не нажившие от трудов праведных палат каменных, жили небогато.

Поступить в гвардию он не решился: не хватало денег на блестящую светскую жизнь. Его школой стал Морской кадетский корпус, после которого Ушаков начал служить на кораблях Балтийского флота. В то время — единственного у России.

Прижизненных портретов Ушакова не сохранилось. Причиной тому — скромный нрав адмирала. Достоверных воспоминаний о нем тоже практически не осталось. По отдаленным слухам мы можем судить, что был он плечист, крепок телесно — сущий медведь с ярославского герба. Не был чужд литературного дара, ярко составлял реляции и приказы. В то же время — неловко чувствовал себя при дворе, сторонился балов и парадов. Хотя несколько лет прослужил в образцово-показательной морской гвардии в столице и придворные порядки волей-неволей вызубрил. Когда австрийский офицер в докладе однажды назвал русского моряка адмиралом фон Ушаковым, Суворов резко его прервал: «Возьми себе свое «фон», а русского адмирала, героя Калиакрии и Корфу, изволь величать Федором Федоровичем Ушаковым!» Такое отношение говорит о многом: Ушаков и по манерам, и по духу был истинно русским человеком.

Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор:

- А в 1787-м началась война с турками. Первый бой ему пришлось провести под руководством графа Марко Войновича — ровесника, уже носившего эполеты адмирала. Бригадир Ушаков при Фидониси командовал авангардом эскадры. Турецкий флот превосходил русский и по количеству, и по качеству кораблей. Но сказалась выучка русский артиллеристов и ушаковское умение действовать продуманно и дерзко. Виктория была настолько внушительной, что Ушаков и Войнович не сумели поделить славу, огорошив Потемкина доносами друг на друга. Потемкин наградил обоих, но в будущих кампаниях сделал ставку на Ушакова. И он снова и снова трепал и бил турецкий флот — при Керчи и Тендре. Совершал неожиданные высадки в османских портах. 

Но главную победу над Османским флотом Ушаков одержал в самом конце русско-турецкой войны, в 1791 году. Мыс Калиакрия (Калиакра) расположен в Болгарии, в переводе с греческого его название означает «красивый мыс». Тонкий перешеек на 2 км врезается в море. Там и сосредоточился османский флот.

В помощь турецкой черноморской эскадре подоспело подкрепление из Африки под командованием Сеида-Али — выходца из Алжира, знаменитого честолюбца. Чтобы распалить в своих матросах боевой дух, он делал громкие заявления: «Я проучу Ушакова! Доставлю его в Стамбул в цепях, как зверя!» Эти хвастливые заявления дошли и до Ушакова.

У турок было 18 линейных кораблей, 17 фрегатов, общее число орудий — 1,6 тыс. стволов на крупных кораблях. А еще — 43 вспомогательных корабля, также неплохо оснащенных. Помогали туркам и береговые укрепления с артиллерией. Эскадра Ушакова состояла из 18 линейных кораблей, двух фрегатов и 19 вспомогательных судов. Итого — меньше тысячи орудий. 

Завидев турецкие корабли, Ушаков решился на молниеносную атаку — чтобы ошарашить противника. Тремя колоннами под огнем батарей с двух сторон русские фрегаты прошли между берегом и турецкой эскадрой.

В кульминации боя Ушаков на корабле «Рождество Христово» атаковал корабль Сеида-Али. Раненый паша покинул поле боя.

Ушаков писал Потемкину: турецкий флот был «весьма разбит, замешан и стеснен так, что неприятельские корабли сами друг друга били своими выстрелами». Турки беспорядочно отступали к Константинополю. «О, великий! Твоего флота больше нет!» — такими словами начал свой доклад султану Сеид-Али.

Недаром болгары считают битву при Калиакрии прологом к освобождению от турецкого ига.

Алина  Сафиуллина,  - нач. морского клуба, военкор:

Республика Семи Островов

Закончилась война. Не стало и Потемкина. Ушакова после всех побед наградили чуть менее щедро, чем это случилось бы при князе Таврическом. Но он продолжал укреплять Черноморский флот.

Ушаков снова понадобился большой политике в 1798 году, когда набирала ход  антифранцузская коалиция европейских монархий.

Павел I, ставший великим магистром ордена госпитальеров, мечтал освободить от революционных французов Мальту и получить базы для русского флота на Средиземном море. Объединенную русско-турецкую эскадру (вчерашние враги вступили в коалицию с Россией) возглавил Ушаков. Ушак-паша, как называли его новые союзники, первым делом отправился изгонять войска Директории с греческих островов.

Корфу, важнейший в стратегическом отношении остров, надежно прикрывали бастионы на близлежащем Видо. Позиции французов казались неприступными. Но Ушаков умело организовал осаду, отбивая все попытки французов прорваться на помощь к заблокированному гарнизону. Всё решил кровопролитный бой за бастионы Видо 18 февраля 1799 года. Под знаменами Ушакова воевали не только русские, но и турки, и греческие ополченцы. В плен сдались почти 3 тыс. французов, включая четырех генералов. Знамена, орудия, склады — всё досталось победителям.

На Ионических островах и в наше время русского адмирала почитают как освободителя. И по праву. Посоветовавшись с местными представителями, Ушаков учредил Республику Семи Островов со столицей в Корфу. Это было первое суверенное греческое государство за несколько веков.

Не случайно, узнав о победе при Корфу, сам Суворов написал адмиралу восторженное письмо, в котором припомнил слова Петра I: «Россия в мире одна, она соперниц не имеет». Завершил фельдмаршал свое послание восклицанием: «Зачем я не был при Корфу хотя мичманом!» Для Ушакова, считавшего Суворова своим учителем, такая похвала была превыше всех наград.

Гониченко А.С., капитан I ранга, председатель ОО «ДПФ» по П.к.:

Гониченко А.С. и Козлов Ф.Д.Санаксарский отшельник

Стараниями Ушакова Черное море снова стало русским. Но новый император — Александр I — перевел флотоводца в столицу командовать Балтийским гребным флотом. Это было престижное, но не боевое назначение. И Ушаков заскучал. Да и старые раны давали о себе знать. В 1807 году он подал в отставку — со скромной пенсией и правом ношения мундира.

Старость Федор Федорович провел одиноко, в тихой деревушке неподалеку от Санаксарского монастыря. Основателем этой обители был родной дядя и тезка адмирала — старец Феодор Санаксарский. Всё больше времени адмирал проводил в кельях, стал в монастыре своим человеком, хотя пострига не принимал. Десять лет он безвылазно провел в этом глухом краю на Тамбовщине. 

В 1812 году, в грозные дни наполеоновского нашествия, Ушакова по старой памяти избрали начальником Тамбовского ополчения. Он благодарил сограждан за такую честь, но от военных дел отказался. Силы отказывали ему, а быть «свадебным адмиралом» Ушаков не желал. Он тихо умер в монастырских стенах осенью 1817 года — всеми забытый.

Смирных В. Г., ветеран флота, капитан II ранга:

Запоздалая слава

За всю жизнь адмирал Ушаков не потерял ни одного корабля — ни в боях, ни в бурях. Ни один матрос, сражавшийся под его командованием, не попал в плен.

В фильме Михаила Ромма «Адмирал Ушаков» победами русского флотоводца восхищается молодой британский офицер Горацио Нельсон. Он учится у Ушакова и вслед за ним отказывается от рутинной «линейной тактики», сковывавшей тактические возможности флотоводцев. Так ли это было?

Конечно, британцы изучали морские сражения на Черном море и могли убедиться в том, что использование резерва и маневренная атака на главные силы противника не раз приносили русскому адмиралу успех в сражении. В битвах с огромными турецкими эскадрами Ушаков неизменно сосредотачивал огонь на флагманских кораблях — и находил кратчайшие пути к победе.

Но настоящую славу Ушаков снискал только во время Средиземноморского похода. И Нельсон, который в той кампании вел себя не безукоризненно, общался с «русским медведем» почтительно. 

Орден Ушакова

К началу ХХ века Ушаков был почти забыт. Ему не ставили памятников, о нем не писали книг. В пантеоне героев России он оказался в тени адмирала Павла Нахимова, павшего за Отечество в осажденном Севастополе.

После революции слава царского адмирала и вовсе должна была померкнуть. Но случилось наоборот.

В годы Великой Отечественной возникла идея главной военно-морской награды — ордена, которым бы награждались флотоводцы. По образцу ордена Суворова. Возник вопрос: чьим именем назвать награду? Занялся этим адмирал Николай Кузнецов.

У него возникли две кандидатуры — Нахимова и Ушакова. Об обоих он доложил Сталину. Но кого поставить выше? Вроде бы Нахимов был куда более знаменит... Но, погрузившись в историю сражений, Кузнецов отдал предпочтение Ушакову: ведь он изменил тактику морского боя, не потерпел ни одного поражения... Долгая, безупречная победная карьера. Поразмыслив, с адмиралом согласился и Сталин. С тех пор и начался ренессанс интереса к Ушакову. Стали выходить книги и диссертации, посвященные наследию великого флотоводца. Так орден Ушакова стал более «весомым», чем орден Нахимова.

И началась у адмирала заслуженная посмертная слава. В театрах шла пьеса об Ушакове. Режиссер Михаил Ромм приступил к созданию цветной кинодилогии об Ушакове — «Адмирал Ушаков» и «Корабли штурмуют бастионы».

В городах стали появляться улицы Ушакова, ему возводились памятники. Словом, справедливость восторжествовала. А к концу ХХ века оказалось, что Ушаков пользуется особым почитанием у православных верующих. В особенности в том краю, где он провел свои последние тихие годы и где похоронен. В 2001 году он был причислен к лику святых как праведный воин. А для русских моряков Ушаков — символ доблести и флотоводческой прозорливости.

Так случилось: в наши дни он значит для России больше, чем 100 или 200 лет назад. Суд Истории иногда выносит запоздалые, но справедливые решения.

"Врагов не считают, их бьют"- Фёдор Фёдорович Ушаков, Святой русский "Повелитель морей".

Уроженец Ярославской губернии, Фёдор Фёдорович Ушаков остался в истории Российской империи блистательным флотоводцем, преданным слугой своей отчизне и праведным христианином. Родился будущий адмирал двести шестьдесят восемь лет назад в далеком 1745 году. День его рождения по современному исчислению приходится на 24 февраля. К этой памятной дате мы предлагаем вспомнить обо всех заслугах этого гениального морского командира, не потерявшего за весь период своего руководства ни одного судна и не сдавшего в плен ни одного моряка. 

Память об адмирале Ушакове чтут не только в России, но и в других странах - Греции, Украине, Болгарии. 

Образ великого флотоводца адмирала Федора Ушакова стал символом славы и победоносных традиций российского флота. 

Фёдор Ушаков почитается как святой покровитель российского военно-морского флота (с 2000 года) и стратегических военно-воздушных сил (с 2005 года). 

В 1804 году на стол высшего военного командования Российской Империи легла записка. В ней, среди прочего, содержались такие строки: «Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность оного флота под моим начальством на море <…> ни одно судно из оного не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался». В отличие от донесения других генералов, стремившихся выслужиться перед начальством, автор этих слов не лгал – за все годы своей службы на флоте он действительно не допустил ни гибели судов, ни пленения личного состава. Этого великого человека звали Фёдор Ушаков. 

Алина  Сафиуллина,  - нач. морского клуба, военкор:

Ушаков Фёдор Фёдорович (24 февраля 1745, с. Бурнаково Ярославской провинции - 15 октября 1817, д. Алексеевка Тамбовской губ.) - флотоводец. Родился в семье мелкопоместного дворянина. В 1761 - 1766 учился в Морском шляхетском кадетском корпусе. Выпущен мичманом, служил на Балтийском флоте под командой С. К. Грейга, затем был командирован на Азовскую флотилию и в 1769 произведён в лейтенанты. В 1773 стал командиром 16-пушечного корабля "Модон", на котором в составе эскадры крейсировал в Черном море во время русско-турецкой войны 1768 - 1774. С 1776 Ушаков командовал фрегатом. В 1780 - 1782 на линейном корабле "Виктор" ходил в Средиземное море для охраны русских торговых судов. В 1783 был переведён на Черноморский флот, много сделал для его совершенствования, проводя в жизнь суворовские принципы ведения боя и подготовки личного состава. Вовремя русско-турецкой войны 1787 - 1791 Ушаков нанёс поражение турецкому флоту у о. Фидониси (1788), в 1789 был произведён в контр-адмиралы. В 1790 стал командующим Черноморским флотом. Применив им же разработанную маневренную тактику, одержал крупные победы над турками в Керченском сражении у о. Тендра и мыса Калиакрия. В 1793 стал вице-адмиралом. Во время войны против Франции на Средиземном море (1798 - 1800) Ушаков проявил себя не только как выдающийся стратег-флотоводец при штурме о. Корфу, но и как проницательный политик, умелый дипломат при создании греческой Республики Семи Островов под протекторатом России и Турции. Об этой деятельности Ушаков писал: "Имел щастие освобождать оные острова от неприятелей, установлять правительства и содержать в них мир, согласие, тишину и спокойствие". В 1799 был произведён в адмиралы. В 1800 вернулся с эскадрой в Севастополь. Новый император Александр I не считал Россию морской державой, поэтому при дворе возобладало мнение о ненужности большого флота. Ушаков был отправлен на Балтийский гребной флот, не имевший военной значимости. В 1807 был уволен в отставку и жил в своем имении в Тамбовской губернии. В 1812 дворяне избрали его начальником создавшегося народного ополчения, но Ушаков отказался из-за болезни. На средства Ушакова был устроен госпиталь для раненых. 

Святой русский "Повелитель морей" Фёдор Фёдорович Ушаков 

Тут главное - не допустить путаницы. Наша история, во всяком случае, церковная, знает двух святых, которые носят имя Фёдор Ушаков. Правда, один прославлен как преподобный, а другой - как святой праведный воин. Совпадение довольно редкое. Особенно если учесть, что один Фёдор Ушаков приходился другому родным дядей. Такой семейственной святости днём с огнём не сыщешь - навскидку можно вспомнить разве что святых братьев Бориса и Глеба да супругов Петра и Февронию Муромских. 

Смирных В.Г.Смирных В. Г., ветеран флота, капитан II ранга:

Святой и цугундер 

Нас больше интересует племянник, то есть святой праведный воин Фёдор Ушаков, который, к слову, значительный период своей жизни носил вполне мусульманское, арабское звание «аль-мирааль», что в переводе значит «владыка морей». В европейской традиции это звание несколько переиначили в привычного всем адмирала. 

Когда в одном человеке сходится столько противоречивых факторов, становится ясно, что перед нами фигура уникальная. Если добавить ещё кое-что, то выйдет, что Фёдор Фёдорович был уникальным в квадрате, если не в кубе. И как человек, и как военачальник. 

А добавить можно многое. Ну вот, например, цитата из докладной записки самого Ушакова: «Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность флота под моим началом на море, ни одно судно из оного флота не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался». Найдутся ли во всей мировой истории флотоводцы, которые смогут похвастаться такими достижениями? 

Конечно, недоброжелатель брезгливо процедит, что, дескать, пленными его матросы врагу, может, и не доставались. Зато, наверное, мёртвыми - без счёта. Известно ведь, что русские полководцы рядовых не жалеют! 

Не жалеют, это верно. А что значит «жалеть»? Адмирал Ушаков в своей докладной записке, видимо, из врождённой скромности, умолчал, что не потерпел за всю свою жизнь ни одного поражения. Что провёл 43 морских баталии. И что в них было потеряно ровным счётом 500 человек. И это притом что за все те годы под его началом ходили десятки тысяч! 

А не жалел он своих матросов исключительно в том смысле, что за проступки наказывал по всей строгости. Известны случаи, когда он прописывал виноватым по тысяче шпицрутенов, то есть палок. Это много. Это, если хотите, десять цугундеров. В буквальном смысле. Если кого приговаривали к цугундеру, то есть к сотне (от немецкого zu Hundert) палочных ударов, это часто означало смерть. 

Жестоко? Возможно. Но надо посмотреть, за что именно чья-то спина поплатилась цугундером. Выйдет, что за дела серьёзные. За воровство казённых денег, например. За карточные и вообще за азартные игры. За пьянство. За сквернословие. 

Последнее приводит «знатоков» морских традиций в негодующее изумление. Помилуйте, а как же знаменитый «боцманский», он же «шлюпочный» загиб, состоящий из сплошного мата? Не верим! А если это даже и правда, то, значит, у Ушакова всё не как у людей! 

Анастасия Пономарёва,  нач. клуба «Юный военкор», лауреат конкурса «Гордость Пермского края»:

Война по ГОСТу 

А у него и было «всё не как у людей». Сугубо сухопутный мальчик из города Романова (ныне Тутаев в Ярославской области) вдруг решает учиться в Морском шляхетском корпусе. И это во времена императрицы Елизаветы Петровны. Флот тогда был в аховом состоянии, о чём знает каждый, кто хоть раз смотрел кино про приключения Алёши Корсака и Саши Белова: «Берейторское обучение лошадей! Гардемарины, а моря не видели!» 

Дальше всё по нарастающей. Первый свой орден боевой офицер, капитан 2-го ранга Фёдор Ушаков получает опять-таки сугубо штатский, чиновничий. Владимира IV степени. За то, что принял надлежащие меры «по убережению Херсона и окрестностей от чумы». 

Когда дело дошло до собственно морских сражений, Ушаков снова ведёт себя не как все цивилизованные люди. Тогда и европейский, и турецкий флоты свято придерживались линейной тактики Поля Госта, внесённой во все уставы и учебники и считавшейся идеальной. Она заключалась в том, что корабли выстраивались в две линии, сходились и начинали месилово с увечьями и трупами. Такая вот война, буквально «по ГОСТу». 

Ушаков же противопоставил этому старью на первый взгляд ещё большее старьё. И воевал не по какому-то ГОСТу, а исключительно по воле Божией. Конкретно - по библейскому принципу пророка Захарии: «Поражу пастыря, и рассеются овцы его». Оно, может, и смешно, а вот туркам, которые всегда имели над нашим флотом численный перевес, было не до смеха. Ушаков малыми силами, выстроенными в клин, нападал на «пастыря», то есть на флагманский корабль, топил его или сжигал - и остальные «овцы» действительно драпали, теряя штаны. 

Козлов Ф.Д.Козлов Ф.Д., моряк-пограничник:

- Кстати, насчёт этого самого «боцманского» матерного загиба. В одном из самых славных сражений Ушакова, после которого султану Турции сказали: «О, Великий! Твоего флота больше нет», произошёл забавный эпизод. 

Турецкими силами командовал некий алжирский паша по имени Сеит, прозванный «грозой морей». Это был пират и разбойник, который и впрямь почти парализовал торговлю на Средиземном море. Он нагло похвалялся перед султаном, что повергнет русского «Ушака» к стопам его величества. Причём в клетке и в железном ошейнике. 

Ушаков об этом каким-то образом узнал. И в разгар боя, когда его корабль приблизился к турецкому флагману, Фёдор Фёдорович увидел Сеит-пашу. После чего схватил рупор и крикнул: «Сеит, бездельник! Я отучу тебя давать такие обещания!» 

И всё. Ни «так твою мать», ни чего-нибудь похлеще. Зато дальнейшее полностью укладывается в формулу: «Мужик сказал - мужик сделал». 34 русских корабля разбили и разогнали 78 турецких. Потери Ушакова - 17 человек. Потери только на корабле Сеит-паши - 450 человек. 

Так что тем, кто уверен, дескать, русские обычно побеждают с помощью «такой-то матери», а в их рядах царит бардак, есть над чем подумать. Особенно над тем, какой порядок в действительности царил на кораблях Ушакова. 

Всё было просто. «Моряк, как и монах, постоянно должен молиться и трудиться» - вот основной принцип русского адмирала. И, надо сказать, результаты такая методика давала. Победы без поражений - пусть это можно при желании списать и на везение. Но поистине рыцарское отношение к побеждённым и к населению было бы невозможно без ушаковского воспитания. 

Вот как пишет купец Николай Пасхалис о пребывании русского флота на греческих островах: «Поразительно благочестие Ушакова, как, впрочем, и других русских. Невероятно, но каждое воскресенье все солдаты желают посещать Божественную литургию, для них выделено шесть церквей. Видя, как они молятся, мы даже стыдимся в сравнении с ними считать себя ревностными христианами». Что тут скажешь? Святой праведный воин... 

Соборная площадь Саранска с Храмом и памятником в честь Фёдора Фёдоровича Ушакова. 

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ГЕРОЯМ РОССИИ!!! 

(использованы материалы СМИ)

См. фотоальбом

 Над выпуском работали военкоры юнармейского отряда военкоров  «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы:
Алина  Сафиуллина,  - нач. морского клуба, военкор;
Смирных В. Г., ветеран флота, капитан II ранга, наставник клуба;
Анастасия Пономарёва,  нач. клуба «Юный военкор», лауреат конкурса «Гордость Пермского края»;  
Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор
Тьютор: Куляпин Александр Сергеевич