Школа № 135 в июне-июле продолжает работать по проекту «Малая река Ива, открытый класс природы». В клубе экологов-добровольцев  юнармейского отряда «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова юные экологи-добровольцы Эвелина Федорец и Алина Сафиуллина с тьютором  Куляпиным Александром Сергеевичем решили предложить «осваивать» всем миром экотропу с темой о лесах будущего, лесах третьего тысячелетия нашей эры.  Были привлечены ребята летнего лагеря и «трудовых отрядов мэра». Станцию № 2 мы назвали  «Юбилей лесовода» - посвящение 140-летию Михаила Елевферьевича Ткаченко.

 Активно взаимодействуют  с экологами школы заместитель председателя ТОС «Садовый» - инициатор создания и ответственный руководитель-эколог экоторпы «Ивинская», в прошлом архитектор, Родыгина Вера Аркадьевна и её помощник в прошлом инженер-авиаконструктор, дочь пермского профессора — биолога К.И. Еропкина - Сероваева Елена Константиновна.

Организаторами и авторами проекта А.П. Натальченко, О.А. Красных, А.С. Куляпиным предложены разные темы. В организации озеленения участвуют Л.Н. Девяткова, Л.С. Яблокова.

Фотоальбом

«Мусорная» проблема остаётся актуальной.

«Этой проблемой мы начали заниматься с момента закладки экотропы. Бытовые отходы местное население накапливало десятилетиями и никто этим никогда не занимался. Если в таком городе как Москва ежегодно генерируют 70 млн тонн отходов, промышленной переработкой которых никто  раньше толком не занимался, то каждый выход на нашу троп «Ивинскую» завершется уборкой от — 300-400 кг и более. Дело усугубляется тем, что наше общество превратилось в значительной степени в общество потребления. Так что для нас это большая проблема и мы будем этим заниматься. Будем облагораживать тропу, садить лесные породы. Очень активно работает МАОУ СОШ №135» - В.А. Родыгина.

В этом выпуске мы познакомим ВАС, наши читатели, активисты-экологи, всех кто любит природу и экотропу «Ивинскую» с основами лесоводства и лесной экологии, которые были изложены профессором М.Е. Ткаченко в академическом труде «Лесоводство», книга будет хранится в нашем школьном музее.

140 лет назад, 13 ноября 1878 года, родился Михаил Елевферьевич Ткаченко - российский и советский лесовод, просветитель и публицист, в разные периоды жизни - исследователь лесов Севера, Урала, Поволжья, лесостепной зоны Европейской России, заведующий лесоводственным сектором Всесоюзного научно-исследовательского института агролесомелиорации, объединенной кафедрой лесоводства Уральского лесотехнического института, лабораторией лесоводства в Институте леса АН СССР, профессор Ленинградской лесотехнической академии.

М.Е.Ткаченко родился в городе Валки Харьковской губернии, в семье агронома. В 1899 году закончил училище земледелия и садоводства в Умани, в 1904 году - Петербургский лесной институт. До революции Ткаченко работал сначала ассистентом в Лесном институте, затем таксатором при Лесном департаменте и заведующим лесным бюро по открытиям и изобретениям; в 1908-1909 годах изучал опыт лесного хозяйства в Германии, в 1911-1912 годах - в США. В 1917 году Ткаченко становится руководителем лесного отдела Сельскохозяйственного ученого комитета, в 1919 - избирается профессором лесоводотва в Петроградский лесной институт, преобразованный позднее в Лесотехническую академию им. С.М.Кирова; с 1921 года до самой своей смерти в 1950 году возглавляет там кафедру общего лесоводства. В 1931-1932 годах профессор Ткаченко работал во ВНИАЛМИ, во время войны, будучи в эвакуации в Свердловске, руководил кафедрой лесоводства в Уральском лесотехническом институте, в 1944-1946 годах - лабораторией лесоводства в Институте леса АН СССР. 

Роль Михаила Елевферьевича в развитии российского лесного хозяйства противоречива. С одной стороны, он был представителем классической российской лесной школы, отстаивал необходимость неистощительного лесопользования и научных основ управления лесами. Вот, например, что писали про него в 1932 году главные гонители российской лесной классики Чагин и Алексейчик: "по Ткаченко, выходит, что при составлении 2-й пятилетки мы должны исходить не из решений 17 партконференции и основных установок 1-й конференции по реконструкции лесной промышленности, а из оборотов рубок, построенных на биологической природе леса. Опять у него выходит по-морозовски".

С другой стороны, М.Е.Ткаченко стал одним из идеологов широкого применения в практике лесопользования в таежной зоне нашей страны концентрированных сплошных рубок - фактически самого далекого от классического лесоводства способа лесопользования. Вот что он сам писал по этому поводу в своем учебнике по общему лесоводству: "Концентрированными сплошными рубками называются рубки леса большими, по возможности компактными, площадями, сосредоточенными в районе механизированных и рационализированных путей лесотранспорта. В лесах таежной зоны эта система рубок наиболее полно отвечает целям и задачам советского лесного хозяйства. Создавая полную возможность для широкого применения электрификации и механизации процессов заготовки и вывозки леса, концентрированные сплошные рубки вместе с тем ускоряют эксплуатацию обширных перестойных лесов таежной зоны, дающих отрицательный прирост и с каждым годом понижающих запас здоровой древесины. Кроме того, концентрированные сплошные рубки часто создают благоприятную среду для естественного возобновления таких пород, как сосна, лиственница".

Уместно вспомнить еще одно высказывание Ткаченко, не потерявшее актуальности и в наши дни: "Молодежь следует привлекать к проведению "дней леса" только тогда, когда есть полное основание ожидать, что она будет охвачена энтузиазмом. Если молодежь мобилизуется по наряду и плетется в течение дня подобно остаткам французской армии в 1812 году - лучше оставить речь об общественном значении такого "дня леса" и не воспитывать в молодежи чувства скуки, которая является залогом полного провала всякого начинания" (речь шла конкретно о тех днях, когда молодежь привлекалась к посадке леса).

ВЗАИМОСВЯЗЬ МЕЖДУ ЛЕСОМ И КЛИМАТОМ. ЗНАЧЕНИЕ КЛИМАТА

Существование, форма и продуктивность леса определяются сложным комплексом (сочетанием) внешних факторов — климатических, эдафических и биотических.

Климат оказывает сильное и самое разнообразное влияние на жизнь леса.

Из комплекса климатических факторов основное значение имеют тепловые условия и количество выпадающих осадков. Известно, что высшие растения, особенно деревья, в процессе ассимиляции расходуют очень большое количество воды.  Известно также, что транспирация растений увеличивается с повышением температуры воздуха и дефицита его влажности, зависящего от температуры. Таким образом, успешность развития растений в значительной мере зависит от соотношения между количеством осадков и количеством тепла в данном районе. Поэтому указанному соотношению в растениеводстве уделяется очень большое внимание. Им определяется главным образом самое существование леса.

Распределение лесов земного шара по составу пород тесно связано с типами климата. Так, во влажных тропических районах произрастают преимущественно лиственные леса, отличающиеся чрезвычайным разнообразием составляющих их древесных пород; в холодных и умеренно холодных районах преобладают хвойные леса, состоящие из сравнительно небольшого числа древесных пород. Исторически развиваясь в условиях более или менее определенного климата, древесные породы оказываются приспособленными к соответствующим климатическим условиям. Известно, что один и тот же ботанический вид древесной породы, произрастающий в различных климатических условиях, может дать различные климатические экотипы (расы), приспособленные к существованию в условиях соответствующей разности климатического типа.

Если в лесах севера представляются редкостью деревья толщиной 100 см, то в лесах Кавказа деревья толщиной 2м вовсе не редкость. В Калифорнии часто встречаются деревья до 5 м толщины, в исключительных случаях до 10 м и больше. 

В лесах севера редко накопляется больше 300 м3 древесины на 1 га, в лесах Кавказа встречаются запасы до 1500 м3, а иногда и до 2000 м 3 на 1 га.

Самые гигантские деревья и самые крупные запасы древесины на 1 га наблюдаются все же не в тропиках, которые отличаются чрезвычайным богатством видов, но сравнительно скромными запасами, а во влажных субтропиках.

Качественная производительность леса также находится в некоторой зависимости от климата. Так, северная сосна отличается более выгодным соотношением весенней и летней частей годичного слоя, чем южная сосна. В годичных слоях у северной сосны при относительно хороших почвенных условиях поздняя (летняя) зона занимает до 30—35% и более (И.С. Мелехов).              

В годы теплые и сухие в лесах усиливается развитие вредных насекомых. Годы повышенных осадков и условия возросшей относительной влажности воздуха, наоборот, являются периодами уменьшения вредных насекомых, но усиления развития вредных грибов.

Цикл развития одних и тех же видов вредных лесных насекомых зависит от климата.

Так, хрущ имеет то трехлетнюю генерацию (в Западной Европе), то четырехлетнюю (в южных районах европейской части РФ), то пятилетнюю (в северных районах РФ).

Мало этого. Проф. 3. С. Головянко установил, что в зависимости от кли мата  майский хрущ является то типичным «лесным» насекомым, откладывающим яички под полог леса в зоне «сухого лесоводства», то «полевым», проводящим весь цикл своего развития на открытых местах более широких лесосек и пустырей в районах, более увлажняемых, с почвами, максимальные температуры которых не столь велики, как в первой зоне.

Некоторые короеды в Швеции имеют двухгодичную генерацию, а на юге Западной Европы — одногодичную и даже дают два поколения в год.

Черный сосновый дровосек в Среднем Поволжье имеет одногодичную, а в лесах горной Башкирии — двухгодичную и даже трехлетнюю генерацию (Положенцев).

Некоторые злейшие враги леса, например шелкопряд-монашенка, к счастью, совершенно не могут развиваться в более суровых климатических условиях лесов севера.

Низкие температуры в поздневесенний период или в начале лета могут вызвать побивание побегов, полный неурожай семян, ягод, гибель некоторых вредных насекомых, уменьшение количества пернатой дичи и т. п.

Длительное резкое уменьшение осадков и сильное понижение относительной влажности усиливают пожарную опасность.

Снежный покров оказывает влияние на расселение млекопитающих и птиц в лесах (Формозов), а значит, и взаимосвязей между жизнью фауны и возобновлением и развитием леса. Следовательно, при организации охотнич ьих промыслов в лесах необходимо считаться с климатическими условиями данного лесного района.

Бесконечное разнообразие в лесу местных микроусловий в распределении света и тепла, в рельефе, мощности и характере скоплений органического вещества, водного режима, содержания кислорода в почве и количества углекислоты формирует комплекс условий для самых разнообразных проявлений микроклимата в лесу, в которых могут быть установлены определенные закономерности.

Некоторые из этих закономерностей улавливаются даже людьми без специального образования, привыкшими лишь к лесной обстановке в процессе своей повседневной работы.

Так, жителям лесных районов хорошо известно, что у деревьев ветви сильнее развиты с южной и восточной сторон, чем с северной, если только влияние близко расположенных соседей или постоянное действие ветра не нарушают этой закономерности. 

У сосны ярко окрашенная оранжевая кора спускается от кроны значительно ниже по стволу с южной стороны, чем с северной.

Мхи, водоросли и лишайники лучше развиваются на северной части стволов, пней и валунов в лесу, по сравнению с южной, так как на северной стороне эти низшие растения имеют более благоприятные условия влажности.

Шляпочные съедобные грибы обычно появляются с северной стороны от деревьев; 

на восточной и западной сторонах грибов бывает меньше; 

на южной стороне, особенно в сухую погоду, грибов почти не бывает. 

Возле одной и той же ели рыжики принимают типичную для них оранжевую окраску только у северной части ствола. 

Если же в редких случаях грибы заходят на южную сторону, то они окрашиваются в зеленовато-синий цвет (С. Т. Аксаков).

Муравьиные кучи, наоборот, обычно располагаются с юго-восточной стороны древесных стволов.

Эти закономерности настолько постоянны, что позволяют жителям леса легко, без компаса, в туманный день и ночью определять безошибочно страны света.

Специалисты убеждаются в проявлениях микроклимата в лесу при изучении самых разнообразных взаимосвязей между отдельными компонентами леса.

Так, на буреломном остатке ствола сосны весной на южной стороне ствола уже развились личинки соснового лубоеда и успели сделать свои ходы, на северной же стороне можно наблюдать в то время только яички лубоеда; 

на западной стороне личинки только вылупились из яиц, а на восточной 

стороне из яичек только выходят личинки (Положенцев). 

Так тонко реагирует лесная энтомофауна, казалось бы, на самые незна

чительные различия микроклиматической обстановки в лесу.

В одном и том же лесничестве генерация одного и того же насекомого может быть различна в зависимости от разницы в микроклимате. 

В Собичских борах Черниговской обл. майский хрущ на открытых, хорошо нагреваемых лесосеках имеет 4-летнюю генерацию, а под пологом леса или в понижениях на лесосеках тот же вредитель с имеет полный цикл развития - проходит в 5 лет (В. Д. Огиевский, С. А. Самофал).

В лесу  кочка или разрушающийся пень представляют в микроклиматическом отношении чрезвычайно большие различия.

Впадина — участочек с частыми понижениями температур, с избытком застаивающейся воды, при заморозках превращающейся в ледяные кристаллы, с недостатком кислорода в почвенном воздухе.

Вершина разрушающегося пня свободна от избытка воды потому, что она стекает с пня в силу тяжести и вследствие большой влагоемкости органического вещества.

Вот почему в таежной холодной зоне упавшие гниющие стволы ели и пихты так обильно заселяют грибы и наекомые, а в пнях  микровпадин избегают поселяться.

В лесу нередко можно наблюдать побивание весенними заморозками концов побегов ели по преимуществу с южной, а также с восточной сторон, где наблюдается большая амплитуда суточных колебаний температуры.

ЛЕС И СВЕТ

Свет - фактор роста и развития растений в лесу. Известно, что для зеленых растений свет является необходимым фактором ассимиляции углерода из углекислоты воздуха и существенным фактором роста и развития. При этом как  ассимиляция, так и рост и  развитие растений зависят от количества и качества света.

В природных условиях лесные растения пользуются только солнечным светом, при этом не столько прямым, сколько рассеянным, отраженным от голубого неба, облаков, земной и водной поверхности. Таким образом, растения в лесу оказываются освещенными со всех сторон. Однако интенсивность освещения с разных сторон обычно неодинакова.

В отношении направления света в лесоводстве различают:

1) верхний свет, т. е. свет, направленный сверху вниз, падающий на горизонтальную поверхность;
2) передний свет, падающий непосредственно от солнца или небосклона на вертикальную поверхность, например на опушку леса, на край (стену) леса у вырубки;
3) задний свет, отраженный от вертикальной поверхности близ находящегося предмета, например падающий от стены леса на стоящее вблизи дерево на вырубке;
4) нижний свет, отраженный от горизонтальной поверхности вверх, например от поверхности почвы, воды.

Очень часто употребляется еще понятие «боковой свет», представляющий собой свет, падающий на край леса со стороны хорошо освещенной поляны, прогалины, вырубки (сочетание части верхнего с передним светом).

Наибольшее значение имеет верхний и затем передний свет. Задний свет может иметь большое значение в горной местности, особенно при наличии обнаженных меловых или известковых крутых склонов, скал. Наименьшее значение имеет нижний свет, редко достигающий значительной интенсивности.

В процессе плодоношения деревьев в лесу решающее значение имеет верхний свет, а при возобновлении леса нередко приходится пользоваться боковым светом.

Свет, проходя через листья, поглощается ими. Поэтому под пологом леса интенсивность света должна быть меньше, чем на открытом месте. Изменение интенсивности света в лесу зависит от возраста, состава и густоты  древостоев.

В конце XVIII в. швейцарский физиолог Сенебье открыл воздушное питание зеленых растений углекислотой, которым поддерживается вся жизнь на земле: «Я вижу, как моя кровь образуется в хлебном колосе, а древесина отдает зимой теплоту, огонь и свет, похищенные ею у солнца».

Всемирно-исторической заслугой великого русского ботаника К. А. Тимирязева явилось выяснение космической роли растения. Тимирязев показал, что растение ассимилирует углерод под влиянием красных и оранжевых лучей.

Но возникал вопрос, одинаково ли все растения используют энергию этих солнечных лучей.

Мысль о воздушном питании растений более чем за 20 лег до Сенебье предвосхитил М. В. Ломоносов. 

В частности, как представить себе функцию ассимиляционного аппарата двух групп лесных пород — светолюбивых и теневыносливых установленных лесовод  ственных пород.

Впервые на путь разъяснения этого вопроса физиологическим методом вступил В. Н. Любименко. 

Он помещал листья и хвою древесных пород в ящик с матовым стеклом, площадь которого регулировалась системой медных пластинок так, что можно было получить ряд квадратных отверстий, не превышающих 100 см2.

Источником света служила газовая лампа с горелкой Ауэра. Газ вытекал в лампу под постоянным давлением, определяемым особым регулятором. Лампа помещалась внутри ящика, а различные дозы света направлялись через отверстия на листья и хвою, устанавливаемые в пробирках за линзой; последняя направляла цилиндрические пучки лучей разной напряженности путем уменьшения или увеличения отверстия в боковой стенке ящика.

Хвоинки сосны и пихты были взяты одинакового веса, а листья лиственных подбирались примерно одинаковыми не только по весу, но и по площади. Хвою снимали не только с одной ветки, но и с одной стороны ветки. Оказалось, что теневыносливые породы — пихта и липа — начинают разлагать углекислоту уж е при отверстии в 9 см2, сосне  же  требуется значительно большая напряженность лучистой энергии — при отверстии в 49 

см2, а светолюбивой березе необходимо еще большее освещение — в 64 м2. На основании этих данных Любименко впервые ввел понятие о чувствительности хлорофиллоносного аппарата и показал, что у пород, признаваемых практикой лесоводства теневыносливыми,— пихты и ели,— хлорофиллоносный аппарат приблизительно в 5 раз чувствительнее, чем у светолюбивых — сосны и березы. Так, экспертизой физиолога была доказана правильность лесоводственного деления пород на светолюбивые и теневынос

ливые в отношении процесса ассимиляции, как явления, реально существующего в природе. В дальнейшем Любименко установил ряд положений, имеющих важное значение для лесоводства. Оказалось, что энергия разложения углекислого газа зеленым листом определяется, при прочих равных условиях, силой света, температурой и концентрацией хлорофилла в хлорофилловых зернах.

Листья древесных пород, как правило, приспособлены к освещению менее яркому, чем прямое солнечное. Теневыносливые породы приспособлены к менее яркому общему освещению, чем породы светолюбивые. 

Хлорофилловое зерно, по выражению К. А. Тимирязева, являющееся посредником между всей жизнью на земле и солнцем, представлено неодинаково у светолюбивых и теневыносливых пород. Светолюбивые породы имеют более слабую концентрацию хлорофилла в хлоропластах, чем породы теневыносливые.

Если без света невозможны ни рост, ни развитие дерева, не считая самого начального этапа — прорастания семян, то, с другой стороны, как недостаток, так и избыток света может быть вреден не только теневыносливым, но и светолюбивым породам.

Морфология дерева, расположение его листвы, характер кроны направлены на регулирование светового довольствия.

У выросшего на свободе дерева подавляющего большинства пород крона принимает шатрообразную или даже шарообразную форму и опускается низко по стволу. 

Еще великий ученый эпохи Возрождения Леонардо да Винчи заметил, что некоторые древесные породы имеют на одной и той же ветви листву разной величины. Это явление, впоследствии установленное нашим отечественным ботаником А. Н. Бекетовым и названное «листовой мозаикой», хорошо выраженное у ильмовых, клена, бука, позволяет ассимиляционному аппарату этих пород лучше использовать рассеянный солнечный свет, проникающий через просветы верхнего полога.

Подрост под густым пологом верхних ярусов при сильном недостатке света приобретает зонтикообразную форму с хвоей или листвой, сохраняющейся главным образом только на концах побегов.

Требования древесных пород к свету.

В практике лесоводства уже давно было замечено, что требования различных древесных пород к свету неодинаковы.

Лесоводы давно уже начали делить древесные и кустарниковые породы на светолюбивые и теневыносливые и устанавливать шкалы требовательности пород к свету. 

Практика установила ряд придержек для суждения об отношении древесных пород к свету. Густооблиственные породы, несомненно, должны быть теневыносливее пород с ажурными кронами, так как у первых каждый лист или каждая хвоинка ряд лет существуют при значительном затенении и, значит, довольствуются малыми дозами света. 

У теневыносливых пород стволы деревьев хуже очищаются от сучьев, чем у светолюбивых. В особенности показателен процесс очищения от нижних ветвей и сучьев в густом лесу. Теневыносливая порода в смешанных древостоях может дать подрост под светолюбивыми древесными породами. Наоборот, резко светолюбивая порода под пологом теневыносливых пород не в состоянии дать жизнеспособный подрост.

На основании таких придержек лесоводы в разных областях составляли для практических потребностей классификации древесных пород по требовательности к свету.

Так, М. К. Турский составил следующую классификацию, в которой главнейшие древесные породы нашей родины расположены в ряд по убывающей требовательности к свету:

Лиственница
Береза
Обыкновенная сосна
Осина
Ивы
Крымская сосна
Серая ольха
Липа
Дуб
Ясень
Клен
Черная ольха
Ильмовые
Граб
Ель
Бук
Пихта.

Эта шкала выражает отношения древесных пород к свету в спелом возрасте при средних условиях.

Турский в конце прошлого века стихийно диалектически подходил к признанию изменяемости светолюбия и теневыносливости древесных пород в зависимости от изменений среды, в которой живет порода. Он указывал, что с улучшением климатических и почвенных условий способность древесной породы переносить отенение увеличивается. 

Здесь его вывод подтверждало давнее на блюдение А. Ф. Рудзкого о том, что сосна на юге и в благоприятных условиях западных районов тогдашней России становится более теневыносливой. Турский далее указывал, что в молодости одни и те же древесные породы способны переносить значительно более густую тень, чем в более старших возрастах. В качестве примера он указывал, что молодая осина может расти иногда в такой густой тени, в какой даже общепризнанная теневыносливой ель начинает проявлять заметные признаки угнетения. Бюлер, выращивая различные древесные породы под тенью густого полога леса в течение около 20 лет, по скорости отмирания их устанавливал степень теневыносливости этих пород в молодости..

Оказалось, что ясень, имеющий всем известную ажурную крону, которая является хорошим показателем светолюбия его во взрослом состоянии, в молодости оказывается теневыносливее явора, липы и даже ели. Дуб в юности по своей теневыносливости также близок к ели. Наблюдениями в Теллермановской корабельной роще Г. А.

Корнаковский задолго до Бюлера доказал, что дубовый самосев под тенью сложной дубравы может существовать, вопреки прежним представлениям, несколько лет.

Что касается ясеня, то действительно в юности он отличается большей теневыносливостью, чем многие из пород, с которыми он растет в наших лесостепных смешанных древостоях. Наблюдения в этих лесах показали, что ясеневый подрост фактически часто преобладает над самосевом дуба и подростом других пород, несмотря на отенение сверху нередко тремя ярусами (Краснопольский, А. В. Тюрин).

Турский обратил внимание и на то, что отдельные древесные породы переносят лучше затенение не от материнской породы, а от других пород. Например: «дуб растет под тенью сосны, сосна — под тенью дуба и т. д.»

Исключительно ценные и перспективные опыты ускорения роста и развития древесных и кустарниковых пород были проведены сотрудником кафедры физиологии растений в JITA им. С. М. Кирова В. П. Мальчевским в Физико-агрономическом институте. Мальчевский показал, что, применяя дополнительное освещение древесных пород электрическим светом, более богатым красно-оранжевыми лучами, чем естественный свет солнечных лучей, можно получить три годичных кольца древесины в течение 14 месяцев.

Он установил, что дополнительным искусственным освещением в довольно умеренных дозах (4000—6000 лк) прирост можно увеличить в несколько раз: у быстро растущей лиственницы удалось повысить прирост в 15 раз. 

Искусственный свет вызывал резкое увеличение размеров клеток и, по-видимому, ускорял работу камбия.

И опыты Мальчевского по светокультуре подтвердили то, что физиология теневыносливой ели отличается от физиологии светолюбивых сосны, березы и лиственницы.

Оказалось, что ель с уменьшением силы света (от 6000 до 4000 лк) не уменьшает прироста, т. е. ее биологическая особенность, выработанная в течение тысячелетий, расти и при затенении во втором и третьем ярусах сложных древостоев показала ее способность довольствоваться меньшими дозами света без снижения прироста и при искусственном освещении. Зато ель проявляла себя как порода «длинного дня», приспособившаяся в северных широтах и в высокогорных зонах к удлиненному летнему дню: в опытах Мальчевского она резко уменьшала прирост, когда получала перерыв в освещении на 10 часов в сутки.

ЛЕС И ТЕМПЕРАТУРА ВОЗДУХА

Тепловой режим и его характеристика. Тепловые условия развития растительности на земном шаре крайне разнообразны и изменчивы. Температуры почвы и воздуха изменяются в течение как ряда лет, так и года и суток. Характер этих изменений (тепловой режим) для разных мест различен. 

Поэтому многолетняя среднегодовая температура или вообще средние температуры за значительный период в качестве характеристики тепловых условий для лесоводственных целей далеко не достаточны. Например, при одинаковой средней годовой температуре Ялты и Ферганы в окрестностях Ялты произрастают не только буковые леса, но успешно развиваются многие субтропические породы, тогда как в Фергане они зимой вымерзают.

Несмотря на близкие средние годовые температуры Генуи (4-15,9°) и Шанхая (-(-15,2°), зимние минимумы в Шанхае доходят до —20°, но таких холодов никогда не бывает в Генуе. Вот почему китайские древесные породы должны представлять значительный интерес при переделке географии наших лесов, так как для большинства районов СССР характерны значительные сезонные низкие температуры.

Исторически сложившиеся требования растений к тепловым условиям так же разнообразны и изменчивы, как разнообразны и тепловые условия на земле.

Большая часть древесных пород растет и развивается только при температурах выше нуля. При этом для прорастания семян, цветения, созревания плодов и роста требуются различные тепловые условия, особые для каждой породы. 

Производительность леса в значительной мере зависит от длины вегетационного периода, определяемой приблизительно началом сокодвижения и зацветания рано распускающихся пород, с одной стороны, и началом  осеннего пожелтения листвы —с другой.

Примерной границей вегетационного периода иногда принимают время, когда средняя температура воздуха достигает 10°, а почвы 5°. В общем вегетационный период увеличивается по мере продвижения с севера на юг. В средних наших широтах он продолжается в течение мая— августа. 

Желуди, перезимовавшие зиму в лесной подстилке под снегом в Башкирии, дали всходы через пять дней, и высота растений к концу первого вегетационного периода достигала 16 см, причем почти ни одно растение к весне следующего года не пострадало от заморозков. Желуди же, хранившиеся зимой в яме при температуре не ниже - tо = -20оС, дали всходы только через 14 дней, высоту сеянцев к концу первого года лишь 10 см и весной второго года почти все сеянцы второй группы вымерзли и дали поросль (Белоусов).

Сходные результаты были получены и с семенами желтой акации. Семена этой породы, замачивавшиеся в течение трех суток и затем пролежавшие под снегом до посева всего 12 дней, дали в Волгоградской (Сталинградской обл.) всходы на 16 дней раньше, чем семена, также замачивавшиеся, но не находившиеся под снегом. К концу вегетационного периода сеянцы от семян, взятых из-под снега, были вдвое выше и корневые системы их мощнее, чем у сеянцев, воспитанных из семян, не прошедших через снеговой режим (Шумилина). Не случайно иногда с успехом практикуются зимние посевы древесных пород по снегу.

Влияние на лес низких температур воздуха и значение их в лесоводстве.

Классические исследования акад. Н. А. Максимова показали, что чем ниже температура, тем большее количество воды в клетках тканей растений переходит в твердое состояние и тем более обезвоженной и сжимающейся ледяными кристаллами становится еще не замерзшая протоплазма. 

Переход за определенный предел сжатия протоплазмы вследствие вымораживания воды вызывает смерть живой клетки. Сахар, а также другие соединения, например минеральные и органические кислоты, соли, могут предохранить белковое вещество от свертывания при вымораживании и, следовательно, играют защитную роль. Одревеснение к осени побегов текущего года уменьшает общее количество воды, способной к замерзанию, и тем самым предохраняет их от гибели, вследствие действия низких осенне-зимних температур. Сухие семена нечувствительны к морозу и выдерживают в опытах низкие температуры даже жидкого водорода, т. е. около —240°С.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ЛЕСОМ И ОСАДКАМИ

Значение осадков в обеспечении леса влагой и характеристика условий влажности. 

Важнейшее прямое значение осадков заключается в водоснабжении растений, необходимом для их роста и развития. Твердые осадки, кроме того, имеют существенное значение как фактор механического воздействия на растения. Значение количества осадков изменяется в зависимости от сочетания их с другими факторами и распределения во времени года. Потребность растений в воде изменяется главным образом в зависимости от температуры и влажности воздуха. Кроме того, возможность использования выпадающих осадков находится в зависимости от почвенно-топографических условий. 

Требования древесных пород к влаге.

Различают понятия «потребность» и «требовательность» растений. Потребность растения в каком-либо факторе определяется количеством действительного потребления его. Требовательность же характеризуется той степенью обеспеченности растения этим фактором, при которой оно может удовлетворять свою потребность в нем. Так, растение может много потреблять воды, но быть нетребовательным к содержанию воды в почве, так как обладает способностью удовлетворять свою потребность и при сравнительно небольшой влажности почвы.

Одни породы приурочены к районам с большей относительной влажностью воздуха, как, например, бук, считающийся породой морского климата. Дуб, напротив, выдерживает климат наших степей с малой относительной влажностью. Одни породы расходуют много воды на транспирацию (лиственница, ель), другие сравнительно мало (сосна, дуб).

Значение твердых осадков

Твердые осадки выпадают в виде снега, града, ожеледи, изморози, инея. Из них большое практическое значение имеют первые три. Помимо того, что снег является источником снабжения растений водой, он играет еще положительную роль, препятствуя глубокому промерзанию почвы и вымерзанию растений. 

При глубоком снежном покрове почва во многих случаях совсем не промерзает или промерзает на незначительную глубину. 

При толщине снежного покрова в 15—50 см разность температур на по

верхности снега и под снегом достигает 15—20°. Разность эта тем больше, чем рыхлее снег. Благодаря глубокому снежному покрову в суровые зимы многие деревья из числа пород, не отличающихся зимостойкостью, «отмерзают» в стволовой части выше поверхности снега, но сохраняются в прикрытой снегом комлевой части.

При наличии порослевой способности такие деревья впоследствии восстанавливаются, что важно при интродукции.

В лесах западной лесостепной Башкирии, пострадавших от низких температур в 1939— 1941 гг., можно было наблюдать, как у молодых культур сосны и ели и лещинового подлеска засыхали части стволиков и ветвей, расположенные над уровнем снежного покрова.

В местах, где мощный снежный покров долго задерживается весной, распускание мелкого подроста обычно запаздывает, в связи с чем он не страдает от поздних за морозков. Поэтому в некоторых случаях рекомендуется искусственное накопление снега (в питомниках, на вырубках).

По снежному насту далеко разносятся семена, по снегу иногда производят посевы.

Если снег на почве в лесу вообще является тепловой защитой и для растений и для представителей фауны (дождевых червей, гусениц и куколок, зимующих в подстилке), то, с другой стороны, снег, выпадающий с запозданием в середине или конце весны, в связи с низкими температурами 

может гибельно отразиться на нежных растениях, на ходе цветения и плодоношения древостоев и на жизни представителей фауны. Так, в Нерчинских лесах благодаря выпавшему 20 мая 1939 г. снегу толщиной в 10—15 см, пролежавшему три дня, количество гусениц сибирского шелкопряда 

сразу уменьшилось на 50—80% по сравнению с 1938 г. Снег погубил гусениц, когда они уже вышли из подстилки и начали питаться хвоей.

В верховьях р. Мезени, в Удорском районе Коми Республике, количество тетеревов, глухарей и рябчиков резко уменьшилось после холодной весны 1930 г. Когда птицы уже сидели на гнездах, начались сильные заморозки и выпал снег толщиной до 7 см. Яйца померзли, и прирост ценной охотничьей пернатой дичи резко снизился (Корсаков).

Снег оказывает влияние и на географическое распространение животных и на их количество в отдельные годы.

По исследованиям А. Н. Формозова, северная граница ареала настоящих оленей не переходит за линию среднего годового максимума снежного покрова в 40—50 см. Косуль особенно много в лесах, где снега выпадает незначительное количество (лесостепь Забайкалья, Уссурийский край, При¬

морье и др.).

Снежный покров делает непригодной для кабана большую часть нашей лесной области. Средняя высота снежного покрова выше 90 см ограничивает распространение даже такого выносливого в этом отношении животного, как лось.

Многоснежные зимы сопровождаются массовой гибелью диких животных.

Роль леса в образовании и распределении осадков

При изучении роли леса в круговороте воды возникают два основных вопроса: 

а) какова роль леса как фактора образования осадков 

и 

б) какова его роль в распределении осадков, выпадающих из атмосферы?

По первому вопросу, несмотря на давность его постановки, нет еще более или менее достаточной ясности. 

Имеющиеся данные и высказывания разноречивы. Большинство данных говорит, по-видимому, за то, что роль леса как фактора образования осадков в равнинных умеренно холодных областях незначительна. Лес здесь существенным образом не 'влияет на общее количество выпадающих над ним осадков. 

Несколько более убедительные данные имеются по вопросу о так называемых горизонтальных осадках, т. е. конденсации паров воды в виде росы, изморози, инея на охлаждающейся земной поверхности и на растительности. Лес, образуя огромную охлаждающую поверхность в виде многочисленной листвы, ветвей, сучьев и стволов, содействует конденсации паров в большей степени, чем другие типы растительности.

Туманы над лесами, по наблюдениям летчиков, более устойчивы, чем над полями.

Нередко можно наблюдать, как с листьев широколиственных пород (например клена) на почву стекает вода, образовавшаяся от 

конденсации паров при понижении (ко второй половине ночи) температуры. Но количество такой конденсационной влаги в лесах умеренных широт невелико, да и сама эта влага образуется за счет извлечения ее из паров воды местного, а не удаленного резервуара воздуха.

По наблюдениям А. П. Тольского, зимой 1908— 

1909 гг. в Боровом опытном лесничестве две сосны 24 и 16 лет высотой 7,6 и 3,7 м собрали изморози — первая 106 кг, а вторая 50 кг.

Влияние на лес крайне высоких температур воздуха и значение их в лесоводстве

В дневные летние часы температура на поверхности почвы может достигать +50, -f-6CP даже в условиях Ленинградской обл. (в Лисине 12 июня 1936 г. на обнаженной поверхности почвы наблюдалась максималь¬

ная температура +53,3°). 

В более южных районах эти максимумы еще более высоки (в Бузулукском бору на поверхности песчаной почвы температура доходит до +67°, в Тбилиси — до +75°).

В Средней Азии при высоких температурах поверхность песчаных почв и приземный слой воздуха в полдневную пору так накаляются, что ящерицы спасаются от жары только тем, что поднимаются вверх по стволикам саксаула и других кустарников и здесь в неподвижности пережидают, когда пройдет губительный максимум.

Как уже было отмечено, очень часто говорят о вреде избыточной инсоляции там, где в действительности имеет место ряд вредных факторов: в первую очередь повышенные температуры, затем, как следствие их, снижение влажности почвы, диспропорция между потребностью в расходуемой на транспирацию воде и возможностью подать ее из обедненной влагой почвы по корневой системе и, наконец, само по себе повышенное освещение.

Влияние леса на температуру воздуха

Умеряющее влияние леса 'на температуру воздуха общеизвестно. Доказано, что поздние и ранние заморозки в лесных массивах бывают слабее и реже, чем в окружающей лес местности.

На основании наблюдений в Боровом опытном лесничестве Охлябинин пришел к выводу, что температура воздуха в лесу отличается большей устойчивостью, чем в поле, и минимумы и максимумы в лесу выражены менее резко.

По наблюдениям Тольского (там же), разность температур почвы на глубине 

50 см в лесу и в поле достигает 7—8°.

ЛЕС И СОСТАВ ВОЗДУХА

Атмосферный воздух в основном состоит из азота (78%) и кислорода (около 21%). 

Кроме того, в нем имеется значительное количество аргона (около 1%),

сравнительно небольшая доля (0,03%) углекислоты и затем примесь так называемых благородных газов и газов, поступающих в воздух с дымом. Помимо газов, в воздухе содержатся пары воды (около 4% по объему), гидрометеоры — мелкие водяные капельки, образующие «мглу» и туманы, кристаллики льда и проч. Наконец, в воздухе много пыли различного происхождения и состава.

Как известно, высшие растения не используют азота в газообразном состоянии. 

В качестве непосредственного источника азотного питания атмосферный азот имеет в общем небольшое значение. Соединений азота в воздухе немного и в почву их поступает (вместе с дождем, инеем, снегом) примерно около 5 кг в год на 1 га.

Это составляет лишь небольшую часть (до 10%) азота, потребляемого растительностью.

Кислород содержится в количестве, вполне покрывающем потребность в нем.

Наибольший интерес представляет углекислота. Углерод, ассимилируемый зелеными растениями из углекислоты, составляет около 50 % сухого вещества растения. 

При средних условиях роста на 1 га леса потребуется в год около 4 г углерода, извлекаемого приблизительно из 18 млн. м 3 воздуха.

Считают, что весь запас углерода воздуха мог бы быть исчерпан растительностью примерно в 35 лет, если бы не было его обратного возвращения. Другими словами, в ежегодном обращении находится около 3% 

всего запаса атмосферного углерода. Исследования последнего времени показали, что повышение содержания углекислоты в воздухе увеличивает продуктивность растений, например при полном дневном освещении и увеличении содержания углекислоты в воздухе вдвое (до 0,06%) ассимиляция ее хвоей сосны увеличивается также почти вдвое. Ассимиляция светолюбивых растений в естественных границах интенсивности света больше зависит от изменений содержания в воздухе углекислоты, чем от изменений интенсивности света. Ассимиляция же теневыносливых растений 

при всякой интенсивности света свыше углекислоты зависит почти исключительно от углекислоты. Изучение значения концентрации углекислоты началось недавно, и в 'настоящее время роль ее еще не вполне выяснена. 

Имеются предположения, что увеличение содержания углекислоты в воздухе вызывает положительный эффект не через ассимиляцию, а путем непосредственного действия на рост (Чесноков и Базырина). При сильном увеличении количества углекислоты в воздухе она становится вредной для животных.

С точки зрения практики растениеводства больший интерес представляет разложение органического вещества в почве до выделения свободной углекислоты в атмосферу, так как оно легко поддается регулированию и является, несомненно, основным поставщиком углекислоты в атмосферу.

В лесу содержание углекислоты в воздухе меняется в зависимости от высоты ее над почвой. Больше всего находится углекислоты близ почвы на высоте до 1,5 м (до 0,05% и больше). На уровне крон концентрация углекислоты резко падает (до 0,02 %), что объясняется потреблением ее здесь на ассимиляцию.

Плодородные, удобренные почвы выделяют углекислоты больше, чем бедные, малоплодородные. По литературным данным, на участке полевой песчаной неудобренной земли почвенное дыхание выражается в 2 кг/час на 1 га, на почве, богатой перегноем,— в 4 кг, в лесу на сравнительно плодородной почве — в 12—23 кг, а на почве с кислым грубым гумусом — в 2— 6 кг/час.

В общем в лесном воздухе углекислоты оказывается больше, чем в поле и на лугах. 

Это находится в связи с более слабым движением здесь воздуха, вследствие чего выделенная почвой углекислота меньше рассеивается.

На основании имеющихся пока данных можно сказать, что:

1) для повышения почвенного дыхания в лесных условиях следует обеспечивать почву органическими веществами и улучшать условия их разложения;
2) не допускать образования грубого гумуса, т. е. применять меры, ускоряющие его разложение;
3) принимать меры против быстрого выноса лесного воздуха за пределы леса.

Такие явления, как мгла (сизоватая дымка из рассеянной в воздухе массы мельчайшей пыли), сухой туман (то же, что и мгла, или равномерно рассеянный дым далеких лесных пожаров), как правило, сопровождаются сухостью воздуха, а также почвы. Вместе с тем они весьма неблагоприятно отражаются на сельскохозяйственных культурах, не представляя в то же время существенной опасности для лесного хозяйства.

Влияние дымовых газов очень велико в городском зеленом строительстве, в лесопарках и пригородных лесах близ крупных промышленных центров.

Многие промышленные предприятия выбрасывают в атмосферу огромные массы дыма с содержанием от 0,5 до 5% серы. 

Считают, что на земном шаре ежегодно поступает в атмосферу более 15 млн. г сернистого газа. Соединения фтора в значительном количестве содержатся в дыме предприятий, перерабатывающих апатит. 

При древесном топливе вредных газов выделяется незначительное количество.

Вредное действие сернистого газа сказывается уж е при концентрации его около 0,0001%, сильные же повреждения растительности наблюдаются при концентрации в 0,001—0,01%. Попадая вместе с воздухом в зеленые листовые ткани, он действует как специфический ассимиляционный яд. Пора

женные ткани перестают ассимилировать, в связи с чем происходит отмирание листвы и ветвей, несущих ее. В первую очередь обычно отмирают вершины и наружные ветви.

Все это задерживает рост деревьев, годичный прирост которых ослабляется. Часто прирост откладывается только весной, а потом прекращается. У таких деревьев механические качества древесины весьма ухудшаются. Под влиянием дымовых газов часто уменьшается плодоношение у древесных пород.

Расстояние, на которое распространяется вредное действие дымовых газов, зависит от очень многих факторов. Большое значение имеют направление ветров, рельеф местности, состояние древостоя, почвенные условия, возраст древостоя, газоустойчивость древесных пород. На основании анализов воздуха установлено присутствие сернистых газов в воздухе на расстоянии до 25 км от их источника, а иногда и до 100 км.

Установлено также, что древостой на богатых почвах (более высоких бонитетов) менее страдают от действия вредных дымовых газов, чем древостой на бедных почвах. Наиболее устойчивы средневозрастные древостои.

Особенное значение имеет влажность почвы, которая иногда может влиять исцеляюще. Дымовые газы действуют не только непосредственно через ассимиляционный аппарат, но и через почву. Выпадая вместе с осадками и действуя уже в виде кислот, газы способствуют обеднению почвы, так как, связываясь с основаниями, кислоты растворяют питательные вещества и тем содействуют их вымыванию.

Кроме того, кислоты ухудшают условия существования микроорганизмов, вследствие чего процессы разложения органических веществ задерживаются. Это приводит к постепенному ухудшению физических и химических свойств почвы.

У основания стволов вследствие стекания по стволу и сучьям дождевой воды, содержащей кислоты (в местах с большой концентрацией кислых газов в воздухе), часто совершенно исчезает травянистая растительность; это ставят в связь с ухудшением почвенных условий.

Соответствующие исследования почв показывают наивысшее содержание БОз в поверхностных горизонтах. Это объясняют обогащением их указанным соединением за счет сернистого газа, поступающего в почву вместе с осадками.

По чувствительности к воздействию дымовых газов, в частности к соединениям серы, древесные породы существенно различаются между собой. Некоторые авторы располагают древесные породы по степени их устойчивости против вредного действия дымовых газов в следующий возрастающий ряд:

Очень чувствительные: ясень, пихта, веймутова, сосна.

Чувствительные: липа, граб, ель.

Устойчивые: дуб (особенно красный), ильмовые и клены, бук, береза, тополи, ива, тис, сосна (особенно черная сосна), лиственница, кедр.

Наблюдения у нас в России над зелеными 'насаждениями крупных промышленных центров дают возможность древесные породы, наиболее часто встречающиеся в городах, в отношении чувствительности к дымовым газам распределить в следующий ряд (Красинский):

Сильно повреждаемые: ТОПОЛЬ МОСКОВСКИЙ, рябина, липа, клен остролистный, береза белая, акация желтая, ель.

Средне повреждаемые: тополь лавролистный, белая акация, клен ясенелистный, ясень американский.

Устойчивые: тополь канадский, туйя западная, снежник, можжевельник, крушина, бирючина.

Другие наблюдатели обращают внимание на большую устойчивость айланта, шелковицы, тиса, хвойных с сизой хвоей (колючая ель, голубая и энгельманова ель). 

Эльдарская сосна в Баку, по наблюдениям Г. А. Степунина, также должна быть отнесена к газоустойчивым породам. Репутацией породы, высокоустойчивой к фабричным газам, пользуется сербская ель, которая удовлетворительно выдерживает даже воздействие вредных примесей воздуха в самом задымленном в мире городе — Лондоне. Из других растений чрезвычайно чуветвительными оказываются лишайники.

Результаты многочисленных исследований и наблюдений показывают, что в зависимости от тех или иных условий чувствительность отдельных пород к дымовым газам сильно разнится. Наиболее резко это сказывается на примере с лиственницей. По одним наблюдениям лиственница чувствительна к дымовым газам. По другим наблюдениям считают лиственницу настолько устойчивой в этом отношении, что рекомендуют ее для облесения областей, подверженных вредному влиянию дымовых газов. 

Большое значение имеет возраст древесных пород, которых касались наблюдения. Известно, что бук в молодости очень чувствителен к дымовым газам, но с возрастом эта чувствительность уменьшается. Пихта, наоборот, в молодости более устойчива, чем в высоком возрасте.

Вообще можно сказать, что вечнозеленые хвойные, как обладающие меньшей репродукционной способностью, более чувствительны к вредному действию дымовых газов, чем лиственные и лиственница.

В борьбе с вредным воздействием дыма и газов применяются мероприятия двух категорий — технологические и лесоводственные. К числу технологических следует отнести:

1) возведение фабричных зданий и труб на таких участках заводской территории, откуда действие дыма и газов может быть значительно уменьшено;

2) сокращение количества выделяемых в воздух газов путем использования их на самих заводах.

Из профилактических лесоводственных мер, нейтрализующих вредное воздействие газов, следует указать на воспитание смешанных древостоев с преобладанием устойчивых к газам пород; для особенно задымленных районов — переход к низкоствольному хозяйству с учетом ассортимента пород, введение подлеска, создание опушек из быстрорастущих устойчивых пород. Для улучшения «заболевших» почв в лесопарках и ценных древостоях должны применяться удобрения, усредняющие ядовитые кислоты, например известь.

ВЗАИМОСВЯЗЬ МЕЖДУ ЛЕСОМ И ПОЧВОЙ

На основании учения Докучаева, Костычева и Вильямса под почвой следует понимать поверхностный горизонт суши, образовавшийся из верхнего слоя земной коры под влиянием климата, материнской горной породы, рельефа, растений и животных, а также возраста местности, который способен производить урожай растений.

В рамках определенного климата почва оказывает различное влияние на лесные сообщества при различных горной породе, рельефе, животном населении и возрасте и вытекающих отсюда физических, химических и микробиологических особенностях самой почвы.

Влияние почвы трудно отделить от влияния климата и, наоборот, влияние климата от влияния почвы. В лабораторной обстановке удается иногда добиться в большей степени так называемой чистоты опыта при изучении влияния одного какого-нибудь изменяющегося фактора. Но в природе все явления находятся в сложной взаимосвязи, и анализ влияния отдельных факторов чрезвычайно затрудняется. Строго говоря, «прочих равных условий», о которых часто пишут, в действительности не существует. 

Если же можно условно говорить отдельно о влиянии почвы или климата, то в этих случаях следует иметь в виду лишь преобладающее, резко выдвинутое влияние того или иного фактора.

Нередко говорят о влиянии «почвенногрунтовых» условий на рост леса, понимая под грунтом примерно то, что агроном вкладывает в понятие подпочвы. Но деревья часто распространяют корневую систему на 5— 10 м и более (до 30) в глубину. А так как по современному определению почвой надо называть тот слой земной коры, который так или иначе изменяется под влиянием растительности, то при распространении корней деревьев на значительную глубину надо считать, что весь этот слой почвы получил заметные изменения.

В связи с влиянием почвы на состав естественно возникших древостоев становится ясной необходимость сообразовать с характером почвы и состав разводимых человеком насаждений, когда  лесоводство осуществляет свои планы переделки географии лесов. От почвы зависят продуктивность и быстрота роста древостоев, прирост запаса древесины на единицу площади, технические качества древесины, формы корневой системы деревьев и степень устойчивости леса против вредных факторов — повреждений ветром, колебаний температуры воздуха и почвы, влажности почвы, повреждений от диких и домашних животных, насекомых и грибных паразитов. 

Отсюда понятно, что и долговечность лесов  значительной мере зависит от характера почвы, на которой они растут.

При осуществлении технических приемов лесовыращивания и организации так называемого естественного или искусственного возобновления недоучет почвенных особенностей может привести к самым плачевным последствиям. С почвой приходится считаться при проведении рубок и очистки лесосек, при устройстве путей лесного транспорта. Косвенно почва через характер древостоев оказывает влияние и на производительность труда при эксплуатации леса.

Воздействие почвы на состав древостоев каждый может наблюдать в природе, даже не занимаясь специально изучением этого вопроса. Например, на чистых песках и на болотах растет сосна. На болотах можно видеть и березу, но никогда нельзя встретить дуб. По прибрежьям больших и малых рек обычны заросли, лоз (ив) разных видов. Для «топких» местоположений с проточной или застаивающейся водой в западных, юго-западных и северо-западных районах европейской части СССР типичной породой является черная ольха.

ЛЕС В УСЛОВИЯХ РАЗНОГО РЕЛЬЕФА

Влияние типа почвы, и в частности материнской горной породы, на состав и продуктивность лесов.

Можно показать, что в ряде случаев состав и характер роста древостоев зависят главным образом от условий рельефа, одновременно резко видоизменяющего характер и действие климатических элементов.

Акад. В. Р. Вильямс о значении рельефа говорит следующее: «Влияние рельефа и свойств рухляковых почвообразующих пород, выявляющихся в их отношениях к воде и пище растений, определяет быстроту и энергию биологических процессов и, следовательно, суть факторы, характеризующие относительный почвенный возраст страны».

В западной части Северного Кавказа, где горы невысоки, бук одевает северные склоны, дуб же поселяется на южных склонах. Во всем Закавказье, начиная с долины р. Риона и оканчивая долиной притока Куры в Азербайджане, дубовые леса поселяются с таким постоянством на южных склонах, что по распространению дуба в туманные дни без компаса можно безошибочно определять страны света.

В южной Осетии северные склоны заняты елью, пихтой, тисом, буком, причем ель появляется и на открытых местах в роли пионера; южные же склоны заняты сосной и дубом восточным.

В горах Казахстана тяныпанская ель поселяется главным образом на более влажных северных склонах, отчасти на западных и восточных, но никогда не встречается на сухих южных склонах (Фрязинов).

В Сибири, в Забайкалье и Приамурском крае леса с господствующим участием лиственницы большей частью находятся на северных, а сосновые на южных склонах.

На Дальнем Востоке, в южной части Приморского края, бархатное дерево (Phellodendron amurense) встречается «а северных склонах вместе с рядом других пород — манчжурской пихтой, кедром, кленом, орехом, липой, грабом, дубом и ильмовыми. На южных склонах господствует дуб, но без участия бархатного дерева. В районах с вечной мерзлотой рельеф оказывает влияние на стекание вод, способствующих большему или меньшему оттаиванию почвы и связанному с последним развитию лесной растительности. Так, на полярном Урале последние участки с лиственницей в верхних зонах гор располагаются вдоль речек и по слабым понижениям, куда стекали весенние воды; водораздельные же пространства и заболоченные низины с повышенной мерзлотой остаются безлесными. Подобно этому же на севере Западной Сибири сосна встречается среди заливных долинных лесов на всяких почвах, но на водораздельных пространствах эта порода отсутствует, если только она не встречает более теплых песчаных почв (Городков).

ОТ ЧЕГО ЗАВИСИТ ПЛОДОРОДИЕ ЛЕСНЫХ ПОЧВ

К. А. Тимирязев вспоминал, что Руссо указывал «а бесконечное разнообразие листьев растений и однообразие корней, причем идеалистически объяснял это тем, что листья предназначены пленять взоры человека, а корни скрыты от них. Но несмотря на малую еще изученность корневых систем, из приведенных примеров видно, что корни также поражают своим разнообразием. Это разнообразие свойственно не только разным породам, но оно может быть представлено у одной и той же породы; 

причина этого разнообразия кроется в различиях почвенно-топографических условий.

Лесное хозяйство так же, как и сельское хозяйство, интересуется не просто почвой как «естественно-историческим телом» только, но как 'носительницей плодородия. 

В истории почвоведения акад. В. Р. Вильямс впервые выдвинул на первое место плодородие почвы как существенный ее признак, имеющий огромнейшее народнохозяйственное значение.

ОТНОШЕНИЕ ДРЕВЕСНЫХ ПОРОД  К ПОЧВЕ

Касаясь отношения отдельных древесных Пород к почве, следует -сказать, что в практике их различают прежде всего по различной общей требовательности к почве. 

Одни породы относятся к более требовательным; таковы ясень обыкновенный, ильм, бук, черная ольха, липа, ель. Другие могут поселяться и на бедных почвах или на почвах с односторонне выраженными свойствами; это — сосна, белая акация, береза.

Помимо такого общего суждения о той или иной требовательности пород к почве, сделан ряд практических наблюдений, характеризующих отношение древесных пород к качествам различных почв. Так, установлено, что сосна может занимать самые разнообразн ы е почвы, начиная от песчаных  и кончая торфянисто-глеевыми, хотя наилучшего роста достигает на богатых супесчаных и суглинистых слабо подзолистых почвах, карбонатных и черноземных. Лиственница сибирская, ясень и бук считаются породами, достигающими оптимального развития на почвах, богатых известью. Впрочем, П. С. Погребняк, исходя из наблюдений в природе и лабораторных анализов, пришел к выводу, что потребность ясеня в извести преувеличивают и что гораздо важнее для него наличие фосфатов, калия и нитратов.

В Подолии ясень встречается исключительно на лесных суглинках, отличающихся прекрасным режимом фосфатов, в то время как на деградированном черноземе он отсутствует в связи о обилием поглощенного и воднорастворимого кальция, связующего фосфаты в труднорастворимой форме.

Суглинистые и свежие супесчаные подзолистые ггочвы покрыты обычно еловыми, пихтовыми и лиственными лесами как в чистом виде, так и, смешанными. Можно сказать, что такие почвы подходят для большинства пород, если только последние поставлены в благоприятные климатические условия.

Проф. Морозов полагал, что подзолистые почвы ставят предел распространению дуба на севере. Свою мысль он подтверждает доказательствами двоякого рода. В опытах с искусственным выращиванием в ящиках на почве исключительно из подзолистого горизонта дуба хирел и не развивал вглубь корневой системы. В природе же, в Тульских засеках, у дуба потому якобы так резко ослабевала порослевая способность по сравнению с дубом Шипова леса, Воронежской обл., что в Тульских засеках почвы значительно более оподзолены. Первый довод неубедителен потому, что в природе дуб своим длинным стержневым корнем в первое же лето проходит через подзолистую прослойку и углубляется в более богатый питательными веществами слой вмывания. Второй довод основан на простом недоразумении, так как в Тульских засеках возраст древостоев неизмеримо выше, чем в Шиповом лесу. О тульских древостоях еще в 90-х годах проф. Сурож писал, что там ведут хозяйство «на перестой». А известно, что у деревьев высокого возраста порослевая способность резко падает и даже совершенно исчезает. В Шиповом же лесу в это время были молодые древостой с преобладанием III и IV классов возраста.

Таким образом, оба довода проф. Г. Ф. Морозова в пользу гипотезы, что предел распространению дуба на север ставят подзолистые почвы, нельзя признать достаточно обоснованными.

В действительности дуб проникает теперь далеко на север в зону подзолистых почв. В Псковской обл. сохранились дачи (Дмитровская, Пузаниха, Павловская, Авдашковская, Клин) с господством или значительной примесью дуба (письменное сообщение М. В. Соловьевича). Описанные акад. Глинкой «поддубицы» — почвы под островами дубового леса — тоже относятся к почвам подзолистой зоны района Псковской обл.

Нахождение на дне наших северных рек так называемого черного или мореного дуба также говорит о значительном, сравнительно недавнем (с точки зрения геологического летоисчисления) распространении дуба на севере. С гораздо большим основанием можно полагать, что предел дубу на север кладет не почвенный, а тепловой фактор. 

Есть основание думать, что на более дренированные суглинистые и плодородные супесчаные оподзол'енные почвы в южной полосе таежной зоны можно вводить дуб под микроклиматической защитой других, менее чувствительных к температурным крайностям и дефициту тепла пород. При этом и сами участки, на которых будет производиться культура дуба, должны быть расположены в окружении достаточно мощных климатозащитных поясов из средневозрастных хвойных древостоев.

Таким образом можно сделать следующие выводы:

1. Породами, наиболее требовательными к зольным элементам почвы, являются ясень, ильм, бук, черная ольха, липа, ель.
На почвах, бедных зольными элементами, могут расти сосна, белая акация.
2. К почвам, обогащенным известью и с оптимальными физико-химическими и микробиологическими свойствами, часто приурочены из хвойных лиственница и тис, а из лиственных — бук, ясень, крушина, бересклет, альпийская смородина, волчье лыко, терн, круглолистная рябина, береза, горловина, жимолость обыкновенная и синяя.
3. К породам,   могущим   произрастать   на  известковых каменистых обнажениях с чрезвычайно плохими физическими свойствами, относятся сосны (австрийская, крымская, обыкновенная), греческая пихта, кавказская пихта, можжевельники, самшит, бересклет бородавчатый, алыча, кизил, дикая яблоня.
4. Солонцеватые почвы могут переносить гребенщик или тамарикс, саксаул (особенно черный), айлант, гледичия, татарский и полевой клены, дуб черешчатый, шелковица, желтая акация, жимолость татарская, лох, скумпия, барбарис, китайское мыльное дерево, американские ясени (голубой пенсильванский, бархатный), тополи (осокорь, белый, канадский), некоторые эвкалипты (Е . te re tic o rn iu s , Е . r o s tr a ta ), а л е п п с к а я  сосна, кипарис.
5. Для определения требовательности древесных пород к зольным элементам химические анализы золы ствола, ветвей или листвы недостаточны. Этот вопрос может быть решен только постановкой экспериментов в природе и путем вегетационных опытов.

ГУМУС ПОЧВЫ И ЕГО ЛЕСОВОДСТВЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Органические вещества в лесных почвах представлены двумя группами: 

а) мало разложившимися остатками растительного и животного происхождения — хвоей, листвой, корой, ветвями, остатками насекомых — и б) перегноем, или гумусом.

Органические вещества косвенно могут влиять через почву на растения в положительном направлении, так как

1) содержат азот, который при минерализации переходит в доступные растениям соединения;
2) при разложении органических веществ выделяется углекислота; с одной стороны, она является фактором, усиливающим растворение минеральных веществ и переход последних в усвояемое корнями состояние; с другой стороны, углекислота, выделяющаяся в результате жизнедеятельности микроорганизмов, питающихся органическими веществами, может ассимилироваться растениями, использующими углерод в пределах нижнего слоя, близкого к дневной поверхности почвы,— самосевом древесных пород, подлеском и полезны миформ ам и живого покрова;
3) органические вещества повышают влагоемкость почв и в более сухих областях или даже во влажных районах на песчаных почвах; способствуют задержанию влаги в почве и тем улучшают водоснабжение растений; в горах, на склонах уменьшают поверхностный сток; во влажном и холодном климате на почвах тяжелых, склонных при понижениях температуры к образованию ледяных кристаллов, предотвращают или уменьшают способность выжимания молодых растений заморозками; в сухих климатах с высокими температурными максимумами смягчают вред от высоких температур;
4) органические вещества в виде лесной   подстилки   играют   роль      ф и л ь т р а, задерживающего взмученные части из почвы и предотвращающего поры почвы от закупоривания ими;
5) наконец, органические вещества значительно повышают буферность почвы, т. е. способность последней не поддаваться сразу изменению реакции.

Но избыток органических веществ в почве при медленном их разложении имеет отрицательное значение. Во-первых, он влечет за собой усиление процесса оподзоливания почв вплоть до образования малопроницаемого ортштейнового слоя. Во-вторых, он затрудняет естественное возобновление даже таких пород, как ель, которая, вообщеговоря, хорошо возобновляется при значительном количестве органических веществ.

Под  гумусом, или перегноем, понимают не выделяемый физическими методами сложный комплекс органо-минеральных соединений, образовавшихся из органических остатков путем разложения последних при помощи микроорганизмов.

Подобно тому как залежи каменного угля образовались под влиянием микробов в далеком геологическом прошлом, так образование гумуса проходит при содействии бактерий в современную нам эпоху. В лесоводстве с начала прошлого столетия различают два вида гумуса — грубый, или кислый, и мягкий, или нейтральный.

Грубый, или кислый, гумус отличается плотным сложением, с заметным участием волокон; 

образуется при видном участии грибов, гифы которых хорошо различимы глазом. 

Он как бы сшит ими, лежит подобно коору на м инеральном слое; обра-

зуется обычно без участия животных или при слабой деятельности последних; отличается резко выраженной кислой реакцией;

связан обычно с более холодными местоположениями и подзолистыми почвами. Грубый гумус присущ по преимуществу хвойным лесам, в особенности при значительной сомкнутости последних.

Мягкий, или нейтральный, гумус или мулль, как называют его в литературе, характеризуется рыхлостью, мелкокомковатой или крупнозернистой структурой, повышенной порозностью, присутствием червей, слабокислой или нейтральной реакцией. В хорошо выраженном мулле может быть до 5 миллионов червей на 1 га, причем черви отличаются чрезвычайно повышенной жизнедеятельностью. Количество одних извержений их может доходить до 35—40 т на 1 га.

Из этого видно, какое огромное значение для повышения производительности почвы могут иметь дождевые черви.

Дарвин о значении червей в жизни почвы писал: «Плуг — одно из древнейших и ценнейших изобретений человека. Однако еще задолго до его появления земля была равномерно обработана дождевыми червями и будет непрерывно обрабатываться ими впредь. Сомнительно, чтобы какое-нибудь другое животное сыграло такую значительную роль в истории земли, как это низко организованное существо».

По исследованиям в Брянском и Ветлужском лесных массивах, в типах леса со «средним увлажнением» на дождевых червей приходилось от 50 до 72% веса всей почвенной фауны.

Во «влажных» типах леса место червей заменяют личинки двукрылых и жуков щелкунов, а также клещи, которые исчисляются сотнями экземпляров на 1 м2 (В. Я. Шиперович). 

Лесоводы при таксационных работах и рубках ухода опытным путем убеждаются в обилии клещей в густых еловых молодняках и в лесах с густым еловым подростом.

По некоторым данным, в ельниках с грубым гумусом клещи и науки, личинки двукрылых и отчасти новохвостки являлись главными представителями почвенной фауны.

Почвенные беспозвоночные перерабатывают иногда до общего количества отпада еловой подстилки и до 2/з общего количества продуктов отпада в буково-дубовых древостоях.

При холодном климате мулль образуется в более теплых местоположениях, в особенности на материнских породах, богатых известью, при усиленной деятельности бактерий и ослабленной жизнедеятельности грибов. Он присущ по преимуществу смешанным лиственно-хвойным или лиственным лесам. Содержание самого гумуса обычно не очень высоко (до 10%, редко больше). Мулль не пружинит, и нога ступающего человека мягко продавливает его при каждом шаге. В мулле находили до 35 миллионов бактерий в 1 г почвы, в то время как в грубом гумусе только несколько больше 1,5 миллионов (1 647 000). 

Бригада советских бактериологов приводит для глинистого подзола в лесу цифру бактерий в 2! млн. в 1 г почвы.

В благоприятных условиях каждая бактериальная клетка делится пополам примерно через 30 мин. 

При такой скорости размножения объем бактериальной массы уже через 35 час. составил бы 1000 м3.

Чтобы перевезти эту образовавшуюся всего за 1,5 суток массу бактерий, понадобился бы поезд в составе 100 вагонов (Войткевич и бригада).

ЛЕСОВОДСТВЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ МИКОРИЗЫ

В последнее время предметом оживленных исследований является выяснение роли микориз, поселяющихся на корнях лесных растений.

Явление микоризы было открыто русским ученым Ф. М. Каменским в 1881 г.,

как это напомнил в недавнее время проф.Н. В. Лобанов. Положительное значение м и к о р и з, по  мнению   р я д а   ученых,  заключается в том.что  высш и е   зел ен ы е  растения существляют питание зольными элементами  и азотом посредством симбиоза с грибами.

Русский ученый акад. М. С. Воронин еще в 1885 г. писал о том, что ему известны грибы из корней хвойных, и во в ы х и даже травянистых растений.

Акад. В. Р. Вильямс через полстолетие после Воронина считал, что корни с микоризой есть, он установил благотворное влияние микоризы на рост дуба. 

(Из работы А. В. Баранея).

Из зеленых растений земного шара, прибегающих к помощи микориз (к так называемому микотрофному типу питания), больше, чем количество растений, самостоятельно только через свою корневую систему воспринимающих минеральную и азотистуюпищу (пользующихся так называемым автотрофным питанием).

В лесных почвах, понятно, нет недостатка в микоризах. При лесоразведении жена тех площадях, где издавна леса не было, как, например, в советских степях, американских и австралийских прериях, или среди лесных массивов на старых необлесившихся пустырях, отсутствуют и микоризы.  В таких случаях можно ожидать, что культуры древесных пород без микориз не будут иметь успеха. 

Г. Н. Высоцкий еще в 1902 г. указывал на необходимость при культуре дуба в степях снабжать последний микоризами из дубовых лесов.

Имеются исследования, которые показывают, что и сосна и ель действительно приобретают хвою более крупную и более темно окрашенную в зеленый цвет и корневую систему более богатую корневыми мочками в присутствии микориз. 

Проф. Н. К. Вехов убедился, что на выщелоченном черноземе лесостепной опытной станции Орловской обл. в питомнике катастрофический отпад сеянцев хвойных прекратился лишь после того, как начали производить посевы хвойных на искусственные смеси, составленные из почвы под сосновым лесом, песка и дерновой земли, и таким образом вносили в почву питомника микоризы.

Неудачи в разведении ели на островах Англии английские ученые приписывают тому, что приходится итти с культурами на такие участки, где лес был истреблен давно и где в почве уже не осталось мицелия тех полезных грибов, симбиоз с которыми необходим для успешного развития этой древесной породы.

Для того чтобы с полезными формами грибов не переносить в новые культуры И вредные грибы, необходимы дальнейшие комплексные исследования микориз бригадами, состоящими не только из микологов, но и почвоведов, физиологов и лесоводов. 

В заключение можно сформулировать следующие выводы о гумусе, имеющие значение придержек в лесоводственной практике:

1. Леса с образованием мягкого, или нейтрального, гумуса или мулля отличаются, как правило, наивысшей производительностью. Почва таких лесов богата электролитами и усвояемым азотом, не страдает от ненасыщенности основаниями, является прекрасной средой для жизнедеятельности улучшающих почву червей, бактерий вообще и нитрифицирующих в частности, отличается благоприятными тепловыми свой

ствами, хорошей структурой, высокими порозностью, воздухо- и водопроницаемостью.

Леса, образующие мулль, обладают высокой почвозащитной и водорегулирующей способностью, меньше страдают от ветровалов и пожаров.

2. В почвах с грубым гумусом подавляется жизнедеятельность червей и бакте

рий и реже проявляется развитие грибов. 

В этих почвах реже наблюдается нитрификация. Они имеют резко выраженную ненасыщенность основаниями, являются более холодными, отличаются худшей водопроницаемостью, склонны к заболачиванию и сильному развитию подзолообразовательного процесса. Леса на почвах с выраженным грубым или кислым гумусом могут иметь повышенную производительность только в тех случаях, когда недостатки почвы возмещаются другими положительными факторами, в частности благоприятным климатом.

3. Для превращения грубого гумуса в мулль и связанного с этим повышения производительности лесов могут быть рекомендованы следующие практические мероприятия:

1) замена чистых хвойных древостоев смешанными, с участием лиственных пород, и введение почвоулучшающего подлеска;

2) своевременно начатые и систематически проводимые рубки ухода, предотвращающие чрезмерную сомкнутость насаждений;

3) применение в лесах с холодным климатом сплошных рубок;

4) легкое обжигание гумусовой дернины или разбрасывание ветвей на вырубке после главных рубок для подготовки почвы под возобновление;

5) перемешивание органических веществ с минеральным слоем почвы машинами и орудиями при механической обработке на более тяжелых разностях и совершенное сдирание полосами покрышки из грубого гумуса на супесчаных и легких суглинистых почвах;

6) при закладке питомников и лесоразведении на почвах, не бывших под лесом, или облесении застарелых пустырей необходимо вносить вместе с семенами или сеянцами микоризу из ближайших лесных почв;

7) в ценных насаждениях, в лесопарках, в особо важных водоохранных, водорегулирующих и тому подобных лесах может быть применено в исключительных случаях известкование почвы, в особенности при наличии близко расположенных естественных, легко доступных для эксплуатации известняков.

8). В связи с микотрофностью наших древесных пород приобретает большое значение вопрос об использовании микоризы в практике выращивания леса. Необходимо дальнейшее изучение микоризы объединенными усилиями микологов, лесоводов, физиологов, почвоведов.

ЗАЩИТНЫЕ И ВОДООХРАННЫЕ ЛЕСА

Под категорию защитных лесов часто подводят леса самого разнообразного значения, объединяемые тем, что получение древесины из них отодвигается на второй план; главное назначение лесов  переносится на другие задачи — регулирование вод, механическую защиту от осадков или ветра, санитарно-гигиенические, эстетические, стратегические, научно-исследовательские и т. д.

Если перечислить те категории лесов, которые под наименованием защитных фигурируют в законодательстве и практике разных государств, то получится довольно пестрая, не имеющая внутреннего единства группа лесов особого назначения, а именно:

1. Леса, расположенные на вершинах и склонах гор, предотвращающие образование обрывов, обвалов земли и лавин, размывы и смывы почвы и охраняющие нижележащие местности от бурных потоков (так называемых селевых потоков).

2.  Леса, предотвращающие эрозию почвы в равнинных или слабо всхолмленных районах.

3. Леса, расположенные на сыпучих песках внутри материков или приморских дюн и защищающие прилегающие местности от надвигающихся песков.

4. Насаждения, защищающие поля, сады и огороды от ветров, иссушающих и выдувающих почву, или холодных ветров и холодных застаивающихся масс воздуха, вызывающих повреждение культурных растений действием низких температур.

5. Насаждения, защищающие ЛИНИИ сухопутного транспорта и населенные места от снежных заносов.

6. Леса, водоохранные в узком смысле ЭТОГО п о н я т и я .

7. Леса, предотвращающие или снижающие наводнения.

8. Леса, предотвращающие заболачивание.

9. Леса, служащие для охраны искусственных источников водоснабжения.

10. Леса, служащие для охраны естественных водных ресурсов рек и водопадов как путей транспорта и источников «белого угля» различных энергоустановок.

11. Насаждения вдоль водных и сухопутных линий транспорта, являющиеся опознавательными знаками.

12. Леса, защищающие приморские местности от действия приливов.

13. Рыбоохранные леса.

14. Насаждения, дающие приют скоту и защиту от жары, холода или ветра.

15. Леса санаторно-курортные, назначение которых — содействовать укреплению здоровья.

16. Насаждения эстетического и «эпического» характера, украшающие ландшафт и содействующие развитию и повышению духовной энергии и творческих способностей человека.

17. Леса, имеющие стратегическое назначение.

18. Лесные массивы-заказники, в которых запрещается эксплуатация растительности или охота за дичью на некоторый период времени, необходимый для реставрации и увеличения тех или иных быстро уменьшающихся в численности лесных представителей растительного и животного мира.

19. Леса-заповедники, в которых эксплуатация запрещается навсегда. Эти леса предназначаются для научного стационарного всестороннего изучения лесной флоры и фауны; без специальной охраны им грозило бы уничтожение.

20. Наконец, в первом советском лесном кодексе под. к а т е г о р и ю з а щ и т н ы х л е с о в ПОДВОДИЛИСЬ леса учебно-опытных лесничеств, лесных ВУЗов (втузов) и (колледжей) техникумов.

Объединяя те группы лесов особого назначения, которые имеют внутреннее единство близких целевых установок, можно установить следующие категории лесов:

водоохранные, водорегулирующие, защитные, водоохраннозащитные санитарно-гигиенические, эстетического характера, стратегические, заказники и заповедники.

ЗНАЧЕНИЕ ЛЕСНЫХ БОЛОТ

Экспедиция Тилло пришла к выводу, что болота в лесах являются главным регулятором и подателем воды в реки. 

Е. В. Оппоков в своих многолетних работах, наоборот, вместе с гидрологом Шрейбером отрицал за моховыми болотами роль регулятора в реках, но выдвигал положение, что болота являются огромными испарителями воды в атмосферу. Эти два противоположных вывода до сих пор не подверглись серьезной проверке, поставленной экспериментально и основанной на надлежащем учете баланса влаги. 

В  определенном бассейне, первоначально включавшем болота, а затем подвергавшемся систематическим наблюдениям после осушки болот.

ЛЕС КАК СРЕДСТВО БОРЬБЫ С ЭРОЗИЕИ

П о д   эрозией почвы в широком смысле понятия разумеется удаление 

почвы в тех или иных количествах с места ее образования силой движущейся воды или ветра.

Отсюда различают водную эрозию, проявляющуюся в размывах и смывах почвы, и ветровую эрозию, или дефляцию, состоящую в выдувании почвы. Смыв и выдувание почвы называют еще плоскостной, а размыв почвы — линейной эрозией.

Первопричиной эрозии во всех странах является уничтожение лесной или густой травянистой растительности. 

Неурегулированные вырубки лесов, пастьба скота, лесные и степные пожары вызывают уничтожение природного, защищающего от эрозии растительного покрова.

Размеры и скорость эрозии в зависимости от климата и геологического характера местности, определяющих почвеннотопографические условия, и влияния хозяйственной деятельности человека в разных случаях будут самыми разнообразными.

Общеизвестны проявления разрушительной работы горных, или селевых, или грязекаменных потоков в горах. 

Гибель людей, разрушение домов, снесение мостов, занесение обвалами скал, галькой и хрящом садов, полей, дорог и оросительных каналов испытали все горные страны, все страны с изрезанным рельефом.

ВЗАИМОСВЯЗЬ МЕЖДУ ЛЕСОМ И ЖИВОТНЫМ МИРОМ

Лес немыслим без наличия представителей животного мира. 

Состав фауны в лесу зависит от состава и характера древостоев, распределения земельной площади между лесом и другими элементами географического ландшафта (полем, выгоном, лугом и т. п.), от характера хозяйственной деятельности человека. 

С другой стороны, и сам животный мир оказывает воздействие на лес.

Влияние животного мира на лес многообразно. Можно сказать, что от появления в лесу семени, из которого должно образоваться будущее дерево, и до самой смерти этого дерева, одного из долговечнейших организмов нашей планеты, всевозможные представители животного мира сопровождают его и оказывают на него то положительное, то отрицательное влияние. Характер этого воздействия изменяется в зависимости от развития и различий отдельных этапов в истории древостоя. Во взаимоотношениях самых мельчай

ших представителей фауны и леса часто проявляется закон перехода количества в качество. В связи с этим лесоводственные приемы рационального лесного хозяйства должны видоизменяться то с целью профилактики по отношению к вредному влиянию, то в видах улучшения условий для полезной жизнедеятельности фауны в лесном хозяйстве.

Приводим перечень взаимосвязей леса и фауны, зависящих от приемов 

лесоводственной техники;

1) количество семян в древостое и их распространение;

2 ) и с п о л ь зо в а н и е    урожая семян и  определение их в почве;

3) влияние фауны на почву и в частности на водный и воздушный ее режимы;

4) влияние фауны на естественное возобновление;

5) фауна как причина смены пород и в связи с этим разные системы рубок и организация побочных пользований;

6) жизнь деревьев в юном возрасте в питомнике и на лесосеках и характер лесокультурных приемов;

7) влияние фауны на жизнь и состав молодняков и разные меры ухода за ними;

8) влияние фауны на количество и качество прироста древесины;

9) различные приемы эксплуатации леса и очистки лесосек в связи со значением фауны в лесу как фактора санитарного порядка;

10) связь между фауной и распространением огня в лесу;

11) фауна как фактор, влияющий на долговечность древостоев, и учет этого влияния в организационном плане хозяйства.

В настоящем докладе уместно остановиться на некоторых примерах, иллюстрирующих всю важность фауны в лесу. При этом надо иметь в виду трудность количественного учета влияния фауны на отдельные явления в лесу, так как взаимосвязь между животными и растениями в лесу может быть очень сложной и затемняться влиянием почвенно-климатических факторов.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ в следующем выпуске на СТАНЦИИ №3 «Породы леса»)

 
Над выпуском работали военкоры юнармейского отряда «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова:
Эвелина Федорец, нач. клуба экологов - добровольцев;
Алина Сафиуллина, зам. нач. клуба экологов — добровольцев;
Участники клуба: 
Анастасия Шестакова, лауреат конкурса «Гордость Пермского края»;
Анастасия Пономарёва;
Лобанова Мария;
Блинов Илья;
Патрушева Юля;
Ищук Жанна;
Лопатина Мария;
Казаков Дима;
юнкоры МЦ СОШ №135, МС «Династия»;
тьютор: Куляпин Александр Сергеевич.