Киноклуб РВИО РО по П.к. посвящён подвигу десантников в порту Николаева, совершенный ровно 77 лет назад, — пример коллективного героизма советских воинов во время Великой Отечественной войны… 

28 марта 1944 года Совинформбюро известило: «28 марта войска 3-го Украинского фронта штурмом овладели крупнейшим промышленным и областным центром Украины городом Николаев!». 

Что стояло за этим скупым сообщением люди узнали позже. 

Город Николаев представлял не только укреплённый пункт, но и порт на Чёрном море, через который немцы могли эвакуировать свои войска в Крым и Одессу, чтобы усилить свои обороняющиеся части там. Но город взять с ходу не удалось. Тогда было решено, чтобы отвлечь немцев, высадить небольшой морской десант в порту и одновременно парализовать его деятельность. 

26 марта 1944 года в Николаевском порту с рыбачьих лодок высадились 55 морских пехотинцев, 10 сапёров, 2 связиста и проводник. 

Они захватили несколько строений и удерживали позиции двое суток, отразив 18 атак и уничтожив свыше 700 фашистов. Впоследствии всем 55 было присвоено звание Героя Советского Союза. 

В послевоенные годы, да и вплоть до распада Советского Союза, не было в Николаеве человека, который бы не знал о подвиге десанта под командованием старшего лейтенанта Константина Ольшанского. Павшие десантники были похоронены на центральной площади города, позднее в их честь здесь воздвигли мемориал. Это был единственный десант в истории войны, всем без исключения участникам которого Сталин приказал присвоить звание Героев Советского Союза. Именами ольшанцев называли улицы, учебные заведения, корабли, их подвигу были посвящены исторические исследования. 

ДАВАЙТЕ ВСПОМНИМ... 

Март 1944 года. Войска 3-го Украинского фронта вплотную подошли к Николаеву. Оккупанты соорудили глубоко эшелонированную оборону, пересекающую полуостров между Ингулом и Бугским лиманом, проходившую по восточным окраинам города. В Николаеве, помимо обычных частей вермахта, находились войска СС и батальоны «власовцев». В условиях весенней распутицы сконцентрировать войска вокруг города было затруднительно. Поэтому командование нашей 28-й армии, наступающей со стороны Богоявленского, приняло решение высадить в тылу противника – в районе морского порта – десант, перед которым стояла двойная задача: во-первых, внезапным ударом по врагу вызвать панику и суматоху, не допустить эвакуации морем, а, во-вторых, сорвать замыслы уничтожения портовых зданий и сооружений. 

В ночь на 26 марта на рыбацких лодках 68 бойцов отправились из Богоявленского по Бугскому лиману в сторону Николаева. Они скрытно высадились в полукилометре восточнее портового элеватора, сняли часовых, разминировали элеватор и оборудовали оборону возле дороги, ведущей из города в порт.  Главный опорный пункт находился в двухэтажной конторе «Заготзерно». Несколько человек залегли в окопах около железнодорожной насыпи. Остальные расположились в небольшом здании конторы элеватора и в каменном сарае. Первый огневой контакт с фашистами произошел ранним утром 26 марта. Тяжелораненый немецкий солдат был взят в плен, но вскоре скончался. 

Чуть позже к сараю, где располагалось отделение десантников под командованием старшины 2-й статьи К.В. Бочковича, подошла вторая группа гитлеровцев, которая была полностью уничтожена.  Фашисты, решив, что в здании находится группа подпольщиков, предприняли лобовую атаку, но попали под перекрестный огонь отделения К.В.Бочковича и группы старшины 1-й статьи Ю.Е.Лисицына, которая засела в здании портовой конторы. Силами до батальона немцы предприняли новое наступление, охватив оборону десантников с трех сторон. Неожиданно в упор по врагу из конторы «Заготзерно» ударили главные силы отряда. Враг в панике побежал, оставив на поле боя первые десятки убитых. 

Фашисты подтянули к позициям четыре орудия и очередную атаку начали после артподготовки. Десантники понесли первые серьезные потери. Но и это нападение врага было отбито. Четвертая атака врага сопровождалась интенсивным обстрелом позиций десантников из орудий и шестиствольных реактивных минометов. Второй этаж здания был разрушен. Командир отряда К.Ф.Ольшанский получил тяжелое ранение.  Окопы у железной дороги и контора элеватора были уничтожены полностью. Только одному Ю.Е.Лисицыну удалось выбраться к главным силам. И тогда немцы выкатили одно из орудий на прямую наводку и стали бить по отдельно стоящему укреплению, откуда пулеметчик Г.Д. Дермановский метким огнем расстреливал гитлеровцев.  Израненный боец ударом ножа убил немецкого офицера, а затем гранатой взорвал себя и бросившихся к нему солдат. 

Немцы продолжили наступление при поддержке двух танков. Против десантников были использованы огнеметы, зажигательные снаряды и дымовые шашки. Оккупанты пытались выкурить их из подвала главного пункта обороны. Старший расчета ПТР М.К. Хакимов прямым попаданием вывел из строя вражеское орудие.  Оно взорвалось и перевернулось. Затем он подбил один из танков.  Второй танк остановил тяжелораненый краснофлотец В.В. Ходырев. Взрывом ему оторвало кисть левой руки, он получил несколько осколочных ранений. Очнувшись, Ходырев схватил здоровой рукой связку гранат и бросился под танк. Взрыв вывел из строя танк, но и сам краснофлотец погиб. В критический момент боя К.Ф. Ольшанский вызвал огонь на себя.  Трижды советская артиллерия обстреливала место сражения, не давая фашистам подойти к осажденному дому. Дважды позиции гитлеровцев бомбили группы советских штурмовиков. Вскоре была утеряна связь с радиостанцией моряков. 

Отряд надеялся на наступление фронтовых частей, но оно затягивалось. Ольшанский решил отправить за линию фронта с донесением старшину 1-й статьи Ю.Е. Лисицына. Едва оправившись от контузии, тот переоделся в форму, снятую с убитого немца. Десантнику удалось пересечь линию фронта, но неожиданно он наскочил на мину. Взрывом ему оторвало ступню левой ноги. Превозмогая боль, он кусками тельняшки и проволокой завязал рану. В полузабытьи по ледяной воде лимана Лисицын пробрался к своим. В помощь Ольшанскому командование попыталось в ночь на 27 марта отправить десант из ста человек, но в связи с отсутствием плавсредств затея сорвалась. 27 марта атаки врага на позиции десантников возобновились. Противник вновь использовал огнеметы и дымовые шашки. События этого дня восстановить трудно. Каждый из оставшихся в живых от удушья и ран периодически терял сознание. Враги предлагали сдаться, обещая сохранить жизнь, предоставить питание и лечение. На эти предложения матросы отвечали метким огнем. Вечером от пули автоматчика погиб командир отряда Ольшанский. 

В ночь с 27 на 28 марта в живых остались двенадцать участников десанта. Большинство из них были тяжело ранены, контужены, отравились дымом. Фашисты не рискнули подойти к развалинам конторы «Заготзерно».  Они собрали своих раненых и отступили. Десантников больше никто не атаковал: враг покидал город, чтобы не попасть в окружение. Впоследствии специальная комиссия провела расследование действий десантников. В соответствии с ее выводами на позиции отряда враг бросил 3 батальона пехоты, два средних танка, четыре 75-миллиметровых орудия, два многоствольных миномета, огнеметы. В течение двух суток ольшанцы отразили 18 атак противника, выведя из строя около 700 немецких солдат и офицеров. Их действия расстроили оборону противника, ускорили его изгнание из Николаева. 

Интересны и события, оставшиеся «за кадром». Накануне по Николаеву прошел слух, будто бы в здании портэлеватора фашисты бросили зерно. Утром 26 марта к элеватору потянулись полуголодные горожане.  Их остановили звуки выстрелов и взрывов, шальные пули, разлетавшиеся на сотни метров вокруг. Над элеватором взвились клубы дыма. В городе родился слух, будто немецкие солдаты подняли восстание. Затем, когда стало понятно, что в тылу противника высадился десант, горожане предпринимали попытки помочь им. Малоизвестный факт: при разборе завалов в месте боев был найден труп женщины с бидоном. Видимо, в перерыве между атаками она пыталась принести израненным десантникам воды. 

Тем временем среди фашистов началась паника. Десантники сорвали планы угона в Германию трудоспособного населения Николаева, помешали взрыву ряда заминированных объектов, таких, как портэлеватор, здание третьей поликлиники и ряда других. Немцы поспешно отходили к Варваровскому мосту, чтобы не попасть в окружение. А когда передовые отряды мотоциклетного батальона разведки 28 марта перекрыли мост, положение оставшихся в городе оккупантов стало безвыходным. Одни из них в отчаянии бросались под перекрестный огонь разведчиков, другие пытались переправиться через лиман вплавь, третьи массово сдавались в плен. Один из отрядов того же мотоциклетного батальона первым пробился к месту боя десанта Ольшанского. Разведчики увидели жуткую картину: дымящиеся развалины, разбитая немецкая техника и сотни трупов гитлеровцев, которыми были усеяны подступы к укреплениям десанта. На руках они выносили выживших ольшанцев. 

Из 68 десантников в живых остались 12, все – из батальона морской пехоты.  Трое вскоре умерли от ран, еще двое погибли в боях в августе 1944. Шестерым оставшимся в живых десантникам в марте 1964 г. было присвоено звание почетных граждан Николаева. К сожалению, никого из них уже не осталось. 

Последним в 1995 году ушел в мир иной житель города Николаева, Герой–Ольшанец Никита Андреевич Гребенюк... 

Наша справка:

За подвиги, совершённые в годы Великой Отечественной войны, высшей наградой страны — званием Героя Советского Союза — были отмечены 11 626 человек. 

Звание Героя изначально было задумано как индивидуальная награда, но во время войны были случаи, когда оно присваивалось всем бойцам особо отличившегося подразделения.

Первый подобный случай хорошо известен всем: 21 июля 1942 года звание Героев Советского Союза посмертно было присвоено 28 бойцам 316 стрелковой дивизии генерала Панфилова, 16 ноября 1941 года вставшим на пути немецких танков у разъезда Дубосеково.

О последнем случае массового присвоения звания Героя Советского Союза вспоминают значительно реже. Указ Президиума Верховного Совета СССР вышел 20 апреля 1945 года, когда наши войска стояли у стен Берлина. Но сам подвиг был совершён ещё весной 1944 года и вошёл в историю под названием «Десант Ольшанского». 

В бой идут добровольцы

В марте 1944 года войска 3-го Украинского фронта генерала армии Родиона Малиновского развернули наступление на Одессу. На пути советских войск был оккупированный немцами Николаев, который противник намеревался превратить в неприступную крепость.

Город окружён водой с трёх сторон, и лишь с востока он имел узкую сухопутную полосу. В этом районе немцы создали сплошные минные поля с мощными противотанковыми сооружениями. С моря подходы к городу прикрывала береговая артиллерия.

Лобовой штурм был чреват серьёзными потерями и задержкой наступления. Необходимо было отвлечь силы противника.

Командующий 28 армией генерал-лейтенант Алексей Гречкин приказал высадить в Николаевском порту десант морской пехоты. Задача десанта завязать бой, поднять панику в рядах гитлеровцев, заставить их оттянуть силы с главного направления.

И командиры, и рядовые понимали, что вернуться из этого боя живыми у десантников почти нет шансов. Поэтому в 384 Отдельном батальоне морской пехоты, которому было поручено выполнение приказа, набирали исключительно добровольцев.

Проводник

Командиром десанта стал 28-летний старший лейтенант Константин Ольшанский, к которому присоединились 54 десантника. Кроме них, в состав десанта вошли 10 сапёров и 2 связиста.

Понимая, что им предстоит, десантники брали с собой максимальное количество оружия и боеприпасов. У каждого — винтовка или автомат, гранаты, финские ножи, сапёрные лопаты, у командиров — автоматы, гранаты, пистолеты ТТ, ножи; имелись также пулемёты и противотанковые ружья. На каждого десантника приходилось не менее двух тысяч патронов и десяти гранат.

Добираться до города предстояло на старых рыбацких баркасах: это был единственный способ подобраться скрытно. Проводниками и гребцами стали семь местных рыбаков во главе с 30-летним Андреем Андреевым.

У Андрея Ивановича Андреева к тому времени был богатый военный опыт: в 1941 году он участвовал в обороне Одессы, потом попал в плен, бежал, добрался до окрестностей Николаева, где поселился в родном посёлке Богоявленском. Там он продолжил работать в рыболовецкой артели, занимаясь саботажем уловов рыбы. После разоблачения Андреев вместе с рядом других работников артели был переведён на земляные работы. Отказавшийся строить для немцев полевые укрепления Андреев был избит и арестован. Андрееву грозил угон на работы в Германию, но ему удалось бежать и перейти на нелегальное положение. Целый год он скрывался от немцев, живя в замаскированной землянке на берегу одного из лиманов.

Когда советские войска подошли к Николаеву, Андреев вызвался помогать частям в качестве проводника, отлично знающего местность. Прекрасно понимая, что означает задание, полученное десантниками, он повёл к Николаеву командирскую лодку. 

Высадка

Когда приблизились к городу, Андреев посоветовал Ольшанскому высадить на берег остальных рыбаков. Старший лейтенант согласился: эти ребята выполнили свою задачу, и дальше отправлять их в пекло не было смысла. В лодках остались 68 человек.

Ночь на 26 марта была ненастной, что очень помогло десантникам: высадиться в порту им удалось незаметно.

Однако была и обратная сторона медали: из-за ненастья,  протекающих лодок и отсутствия гребцов, место которых заняли десантники, путь в порт занял больше пяти часов. Планировалось, что сапёры, обеспечив разминирование и открыв путь десантникам, вернутся назад. Но времени до рассвета не оставалось, и сапёры остались в отряде Ольшанского.

Высадка произошла в 4:15 утра. Десантники ножами сняли часовых, захватили несколько зданий и заняли круговую оборону в районе элеватора. Связисты передали в штаб: отряд Ольшанского выполнил первую часть задачи.

Для немцев появление противника в порту оказалось полной неожиданностью. Посчитав, что речь идёт о вылазке небольшого партизанского отряда, гитлеровцы отправили группы, рассчитывая, что они без проблем выбьют наглецов.

«Ведём ожесточённый бой, несём потери»

Не тут-то было: десантники отбросили немцев, нанеся им серьёзные потери. Осознав ситуацию, гитлеровцы произвели перегруппировку сил и начали новую атаку, одновременно подтягивая резервы. Против десантников применили миномёты и артиллерию, потом пустили в ход танки и огнемёты.

Старший лейтенант Ольшанский передал в штаб: «Вступили в соприкосновение с противником. Ведём ожесточённый бой, несём потери».

У десантников не было возможности перегруппировать силы, не было времени на передышку, поскольку атаки шли одна за одной. Потери в отряде Ольшанского росли.

Немцы запаниковали. Яростное сопротивление, оказываемое десантниками, заставило их думать, что в порту действует крупный отряд.

Из показаний пленного немецкого обер-лейтенанта Рудольфа Шварца: «Командование Николаевского гарнизона было весьма обеспокоено тем, что за столь короткий срок был разгромлен почти целый батальон. Нам казалось непонятным, каким образом такие большие силы русских прошли на территорию порта».

Гитлеровцы снимали части с фронтовых позиций и бросали их в бой в порту. Вечером 26 марта Ольшанский передал в штаб: «Противник атакует. Положение тяжёлое. Прошу дать огонь на меня. Дайте быстро».

Умирали, но не сдавались

С наступлением ночи бой не прекратился. Погибли оба радиста, была уничтожена рация. Командир отряда приказал старшине первой статьи Юрию Лисицыну во что бы то ни стало доставить в штаб батальона донесение: десант будет сражаться до конца, нужна поддержка с воздуха.

Связному удалось перейти линию фронта, но уже вблизи расположения советских войск он подорвался на мине. С повреждённой ногой ему удалось добраться до своих и передать пакет.

Десантники умирали, но не сдавались. Матрос Валентин Ходырев, которому осколком снаряда оторвало руку, ценой собственной жизни уничтожил подошедший почти вплотную к зданию вражеский танк двумя связками гранат, сорвав очередную атаку противника.

У снайпера Георгия Дермановского закончились патроны, и он бросился на немцев с голыми руками. Собрав последние силы, он зубами вцепился в горло немецкого офицера так, что гитлеровцы не смогли оторвать от него умирающего десантника.

Получивший несколько тяжёлых ранений старший лейтенант Константин Ольшанский продолжал руководить боем, пока ещё одна пуля немцев не сразила его.

«Отряд вывел из строя свыше 700 гитлеровцев»

Командование отрядом, в котором оставалось 15 бойцов, принял старшина 2 статьи Кирилл Бочкович.

Гитлеровцы так и не смогли покончить с десантниками 27 марта. Утром 28 числа противник предпринял очередную атаку, и здесь на помощь обороняющимся пришли штурмовики Ил-2.

Больше атак не последовало: гитлеровцам стало не до десанта. В ночь на 28 марта 1944 года 61 гвардейская и 243 стрелковая дивизии из состава 6 армии форсировали реку Ингул и с севера ворвались в город Николаев. Одновременно с востока в город вошли части 5 ударной армии. С юга в город вступили войска 28 армии и 2 гвардейский механизированный корпус. 

Город Николаев был освобождён. Когда наши части прорвались к позициям десантников, в отряде оставалось лишь 11 раненых и обожжённых бойцов.

Из донесения командира 384 отдельного батальона морской пехоты Федора Котанова:

«Отряд старшего лейтенанта Ольшанского за двое суток отразил 18 атак противника, вывел из строя свыше 700 гитлеровцев, уничтожил несколько танков и пушек противника, посеял панику в тылу врага, помешал уничтожению порта и элеватора».

384 отдельному батальону морской пехоты приказом верховного главнокомандующего Иосифа Сталина было присвоено почётное наименование «Николаевский».

20 апреля 1945 года звание Героев Советского Союза было присвоено всем 55 морским пехотинцам-участникам десанта. 46 были удостоены этой награды посмертно.

55 или 68?

Но ведь в отряде было 68, а не 55 человек! И это, пожалуй, самая большая загадка «десанта Ольшанского».

Каноническое описание подвига предполагало, что вместе с десантниками находились два связиста, 10 сапёров и проводник Андреев. Однако поисковикам не удавалось установить фамилии этих людей. Тогда появилась альтернативная версия, утверждавшая, что сапёры все-таки покинули порт, выполнив свою задачу, а связистов и вовсе не было: их роль выполняли сами десантники.

Ставилось под сомнение и присутствие проводника Андреева. Тем не менее исследователи пришли к выводу, что он действительно погиб вместе с отрядом. В мае 1965 года ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Дополнительную путаницу в эту историю вносит то, что в указе от 20 апреля 1945 года присутствует фамилии 67 человек, однако 12 из них в десанте Ольшанского участия не принимали.

Например, уже упоминавшийся командир батальона морской пехоты Фёдор Котанов — участник обороны Севастополя, легендарного десанта на Малую землю, Таганрогского десанта.

Формулировка указа — «За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство» — позволяла в один указ внести и участников десанта Ольшанского, и тех, кто отличился при иных обстоятельствах.

Все эти неясности не ставят под сомнение подвиг, совершённый морскими пехотинцами при освобождении Николаева от нацистской нечисти.

Над выпуском работали военкоры юнармейского отряда военкоров  «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы:
Анастасия Шестакова, командир отряда, дважды лауреат конкурса «Гордость Пермского края», нач. киноклуба  РО РВИО; 
Анастасия Пономарёва, нач. клуба «Юный военкор», гл. редактор, лауреат конкурса «Гордость Пермского края»; 
Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор, ЮНАРМЕЕЦ-ЭКСКУРСОВОД, лауреат  конкурса «Гордость Пермского края» ;
Морской клуб: Кирилл Ерохин, Даша Никонова, Саша Никонов,  Алиса Юрлова, Данил Ерохин, Ева Дегисова;
Тьютор: Куляпин Александр Сергеевич, рекордсмен Книги рекордов Гиннесса