Военкоры юнармейского отряда военкоров  «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы собрались в музее и предложили киноклуб РВИО РО П.к.. посвящённый  важному событию — Ялтинской конференции. Анастасия Шестакова рассказала о своём путешествии в Крым по местам этих знаменательных событий. Анастасия Пономарёва рассказала где можно в музее узнать об этом событии и как всё происходило.

Крымская (Ялтинская) конференция (4-11 февраля 1945 г.) проходила с участием глав правительств трех союзных держав И.В.Сталина, Ф.Рузвельта и У.Черчилля в Ливадийском дворце - бывшей летней резиденции Императора Николая II. На конференции обсуждались коренные вопросы, касавшиеся завершения Второй мировой войны, в т.ч., об условиях капитуляции Германии, о зонах ее оккупации, репарациях. Самые ожесточенные споры развернулись вокруг Польши - составе ее будущего правительства и западных границах государства. Положительно был решен вопрос о создании международной организации безопасности. Участники переговоров договорились созвать 25 апреля 1945 г. в Сан-Франциско конференцию для учреждения Организации Объединенных Наций. 

Извлечение из решений Ялтинской (Крымской) конференции: 

РАЗГРОМ ГЕРМАНИИ 

Мы рассмотрели и определили военные планы трех союзных держав в целях окончательного разгрома общего врага. Военные штабы трех союзных наций в продолжение всей конференции ежедневно встречались на совещаниях. Эти совещания были в высшей степени удовлетворительны со всех точек зрения и привели к более тесной координации военных усилий трех союзников, чем это было когда-либо раньше. Был произведен взаимный обмен самой полной информацией. Были полностью согласованы и детально спланированы сроки, размеры и координации новых и еще более мощных ударов, которые будут нанесены в сердце Германии нашими армиями и военно-воздушными силами с востока, запада, севера и юга… 

ОККУПАЦИЯ ГЕРМАНИИ И КОНТРОЛЬ НАД НЕЙ 

Мы договорились об общей политике и планах принудительного осуществления условий безоговорочной капитуляции, которые мы совместно предпишем нацистской Германии после того, как германское вооруженное сопротивление будет окончательно сокрушено. Эти условия не будут опубликованы, пока не будет достигнут полный разгром Германии. В соответствии с согласованным планом вооруженные силы трех держав будут занимать в Германии особые зоны. Планом предусмотрены координированная администрация и контроль, осуществляемые через Центральную Контрольную Комиссию, состоящую из главнокомандующих трех держав, с местом пребывания в Берлине. Было решено, что Франция будет приглашена тремя державами, если она этого пожелает, взять на себя зону оккупации и участвовать в качестве четвертого члена в Контрольной Комиссии. Размеры французской зоны будут согласованы между четырьмя заинтересованными правительствами через их представителей в Европейской Консультативной Комиссии. 

Нашей непреклонной целью является уничтожение германского милитаризма и нацизма и создание гарантии в том, что Германия никогда больше не будет в состоянии нарушить мир всего мира. Мы полны решимости разоружить и распустить все германские вооруженные силы, раз и навсегда уничтожить германский генеральный штаб, который неоднократно содействовал возрождению германского милитаризма, изъять или уничтожить все германское военное оборудование, ликвидировать или взять под контроль всю германскую промышленность, которая могла бы быть использована для военного производства; подвергнуть всех преступников войны справедливому и быстрому наказанию и взыскать в натуре возмещение убытков за разрушения, причиненные немцами; стереть с лица земли нацистскую партию, нацистские законы, организации и учреждения; устранить всякое нацистское и милитаристское влияние из общественных учреждений, из культурной и экономической жизни германского народа и принять совместно такие другие меры к Германии, которые могут оказаться необходимыми для будущего мира и безопасности всего мира. В наши цели не входит уничтожение германского народа. Только тогда, когда нацизм и милитаризм будут искоренены, будет надежда на достойное существование для германского народа и место для него в сообществе наций. 

РЕПАРАЦИИ С ГЕРМАНИИ 

Мы обсудили вопрос об ущербе, причиненном в этой войне Германией союзным странам, и признали справедливым обязать Германию возместить этот ущерб в натуре в максимально возможной мере. 

Будет создана комиссия по возмещению убытков, которой поручается также рассмотреть вопрос о размерах и способах возмещения ущерба, причиненного Германией союзным странам. Комиссия будет работать в Москве. 

КОНФЕРЕНЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ 

Мы решили в ближайшее время учредить совместно с нашими союзниками всеобщую международную организацию для поддержания мира и безопасности. Мы считаем, что это существенно как для предупреждения агрессии, так и для устранения политических, экономических и социальных причин войны путем тесного и постоянного сотрудничества всех миролюбивых народов. 

Основы были заложены в Думбартон-Оксе. Однако по важному вопросу о процедуре голосования там не было достигнуто соглашения. На настоящей конференции удалось разрешить это затруднение. Мы согласились на том, что 25 апреля 1945 года в Сан-Франциско в Соединенных Штатах будет созвана конференция Объединенных Наций для того, чтобы подготовить устав такой организации соответственно положениям, выработанным во время неофициальных переговоров в Думбартон-Оксе. 

С правительством Китая и Временным правительством Франции будут немедленно проведены консультации и к ним будет направлено обращение принять участие совместно с правительствами Соединенных Штатов, Великобритании и Союза Советских Социалистических Республик в приглашении других стран на конференцию. 

Как только консультации с Китаем и Францией будут закончены, текст предложений о процедуре голосования будет опубликован. 

ДЕКЛАРАЦИЯ ОБ ОСВОБОЖДЕННОЙ ЕВРОПЕ 

Премьер Союза Советских Социалистических Республик, премьер-министр Соединенного Королевства и президент Соединенных Штатов Америки консультировались между собой в общих интересах народов своих стран и народов освобожденной Европы. Они совместно заявляют о том, что они договорились между собой согласовывать в течение периода временной неустойчивости в освобожденной Европе политику своих трех правительств в деле помощи народам, освобожденным от господства нацистской Германии, и народам бывших государств — сателлитов оси в Европе при разрешении ими демократическими способами их насущных политических и экономических проблем… 

О ПОЛЬШЕ 

Мы собрались на Крымскую конференцию разрешить наши разногласия по польскому вопросу. Мы полностью обсудили все аспекты польского вопроса. Мы вновь подтвердили наше общее желание видеть установленной сильную, свободную, независимую и демократическую Польшу, и в результате наших переговоров мы согласились об условиях, на которых новое Временное польское правительство Национального Единства будет сформировано таким путем, чтобы получить признание со стороны трех главных держав. 

Достигнуто следующее соглашение: 

Новое положение создалось в Польше в результате полного освобождения ее Красной Армией. Это требует создания Временного польского правительства, которое имело бы более широкую базу, чем это было возможно раньше, до недавнего освобождения западной части Польши. Действующее ныне в Польше Временное правительство должно быть поэтому реорганизовано на более широкой демократической базе с включением демократических деятелей из самой Польши и поляков из-за границы. Это новое правительство должно затем называться Польским Временным правительством Национального Единства... 

Главы трех правительств считают, что восточная граница Польши должна идти вдоль линии Керзона с отступлением от нее в некоторых районах от пяти до восьми километров в пользу Польши. Главы трех правительств признают, что Польша должна получить существенное приращение территории на севере и на западе. Они считают, что по вопросу о размере этих приращений в надлежащее время будет спрошено мнение нового Польского правительства Национального Единства и что вслед за тем окончательное определение западной границы Польши будет отложено до мирной конференции… 

ЕДИНСТВО В ОРГАНИЗАЦИИ МИРА, КАК И В ВЕДЕНИИ ВОЙНЫ 

Наше совещание в Крыму вновь подтвердило нашу общую решимость сохранить и усилить в предстоящий мирный период то единство целей и действий, которое сделало в современной войне победу возможной и несомненной для Объединенных Наций. Мы верим, что это является священным обязательством наших правительств перед своими народами, а также перед народами мира. 

Только при продолжающемся и растущем сотрудничестве и взаимопонимании между нашими тремя странами и между всеми миролюбивыми народами может быть реализовано высшее стремление человечества — прочный и длительный мир, который должен, как говорится в Атлантической хартии, «обеспечить такое положение, при котором все люди во всех странах могли бы жить всю свою жизнь, не зная ни страха, ни нужды». 

Победа в этой войне и образование предполагаемой международной организации предоставят самую большую возможность во всей истории человечества для создания в ближайшие годы важнейших условий такого мира. 

См. фотоальбом

PS

СПРАВКА

Крымская (Ялтинская) конференция, вторая по счёту встреча лидеров стран антигитлеровской коалиции — СССР, США и Великобритании — во время Второй мировой войны(1939–1945 гг.), занимает важную главу в истории не только нашей страны, но и всего мира. Интерес к ней не ослабевает, хотя прошло уже 75 лет со дня ее проведения.

Место проведения конференции было выбрано не сразу. Первоначально предлагалось провести встречу в Великобритании, как равноудаленной от СССР и США. Среди названий предполагаемых мест проведения фигурировали также Мальта, Афины, Каир, Рим и еще ряд городов. И.В. Сталин настаивал провести встречу именно в Советском Союзе, чтобы главы делегаций и их окружение смогли лично убедиться в том ущербе, который нанесла Германия СССР.

Конференция проходила в Ялте 4–11 февраля 1945 г. в период, когда в результате успешно проведенных стратегических операций Красной Армии боевые действия были перенесены на германскую территорию, и война против гитлеровской Германии вступила в завершающую стадию.

Кроме официального названия у конференции было несколько кодовых. Отправляясь на Ялтинскую конференцию, У. Черчилль дал ей название «Аргонавт», проведя аналогию с древнегреческими мифами: он, Сталин и Рузвельт, подобно аргонавтам, отправляются на черноморские берега за золотым руном. Рузвельт ответил в Лондон согласием: «Вы и я — прямые наследники аргонавтов». Как известно, именно на Конференции в Ялте состоялся раздел сфер влияния трех держав в послевоенном мире. Кодовое название – «Остров» – конференция получила для введения в заблуждение противников, так как одним из возможных мест ее проведения фигурировала Мальта.

В Конференции приняли участие руководители трех союзных держав: Председатель Совета Народных Комиссаров СССР И.В. Сталин, Премьер-Министр Великобритании У. Черчилль, Президент Соединенных Штатов Америки Ф.Д. Рузвельт.

Кроме Глав Трех правительств в Конференции также участвовали члены делегаций. От Советского Союза – Народный Комиссар Иностранных Дел СССР В.М. Молотов, Народный Комиссар Военно-Морского Флота Н.Г. Кузнецов, Заместитель Начальника Генерального Штаба Красной Армии генерал армии А.И. Антонов, Заместители Народного Комиссара Иностранных Дел СССР А.Я. Вышинский и И.М. Майский, Маршал Авиации С.А. Худяков, Посол в Великобритании Ф.Т. Гусев, Посол в США А.А. Громыко. От Соединенных Штатов Америки – Государственный Секретарь Э. Стеттиниус, Начальник Штаба Президента адмирал флота В. Леги, Специальный Помощник Президента Г. Гопкинс, Директор Департамента Военной Мобилизации судья Дж. Бирнс, Начальник Штаба Американской Армии генерал армии Дж. Маршалл, Главнокомандующий Военно-Морскими Силами США адмирал флота Э. Кинг, Начальник Снабжения Американской Армии генерал-лейтенант Б. Сомервелл, Администратор по военно-морским перевозкам вице-адмирал Э. Лэнд, генерал-майор Л. Кутер, Посол в СССР А. Гарриман, Директор Европейского Отдела Государственного Департамента Ф. Мэттьюс, Заместитель Директора Канцелярии по специальным политическим делам Государственного Департамента А. Хисс, Помощник Государственного Секретаря Ч. Болен вместе с политическими, военными и техническими советниками. От Великобритании – Министр Иностранных Дел А. Иден, Министр Военного Транспорта лорд Лезерс, Посол в СССР А. Керр, Заместитель Министра Иностранных Дел А. Кадоган, Секретарь Военного Кабинета Э. Бриджес, Начальник Имперского Генерального Штаба фельдмаршал А.Брук, Начальник Штаба Воздушных Сил Маршал авиации Ч. Портал, Первый Морской Лорд адмирал флота Э. Каннингхэм, Начальник Штаба Министра Обороны генерал X. Исмей, Верховный Союзный Командующий на Средиземноморском театре фельдмаршал Александер, Начальник Британской Военной Миссии в Вашингтоне фельдмаршал Вильсон, член Британской Военной Миссии в Вашингтоне адмирал Сомервилл вместе с военными и дипломатическими советниками.

К принятию высокопоставленных гостей в Ялте СССР подготовился всего за два месяца, несмотря на то, что Крым сильно пострадал от военных действий. Разрушенные дома, остатки боевой техники произвели неизгладимое впечатление на всех участников конференции, Президент США Рузвельт даже «ужаснулся размерами разрушений, причиненных немцами в Крыму».

Подготовка к конференции была развернута во всесоюзном масштабе. Оборудование, мебель, продукты свозили в Крым со всей территории СССР, в Ялту прибывали специалисты строительных организаций и сферы обслуживания. В Ливадии, Кореизе и Алупке за два месяца установили по нескольку электростанций.

Местом стоянки союзных кораблей и судов был выбран Севастополь, где были созданы запасы топлива, питьевой и котельной воды, отремонтированы причалы, маяки, навигационное и противолодочное оборудование, проведено дополнительное траление в бухтах и по фарватеру, подготовлено достаточное количество буксиров. Аналогичные работы были проведены в ялтинском порту.

Участники конференции располагались в трех крымских дворцах: делегация СССР во главе с И.В. Сталиным в Юсуповском дворце, делегация США во главе с Ф. Рузвельтом в Ливадийском дворце и делегация Великобритании во главе с У. Черчиллем в Воронцовском дворце.

За безопасность участников конференции отвечала принимающая сторона. Охрану на суше обеспечивали авиационные и артиллеристские спецгруппы, с моря – крейсер «Ворошилов», эскадренные миноносцы, подводные лодки. Кроме того, к ним присоединились и боевые корабли союзников. Поскольку Крым все еще находится в радиусе действия немецкой авиации, базировавшейся в Северной Италии и Австрии, нападение с воздуха не исключалось. С целью отражения опасности были выделены 160 истребителей авиации флота и вся ПВО. Было также построено несколько бомбоубежищ.

В Крым было направлено четыре полка войск НКВД, в том числе специально подготовленные для несения охраны 500 офицеров и 1200 человек оперативных работников. За одну ночь парк вокруг Ливадийского дворца огородили четырехметровым забором. Обслуживающему персоналу запрещалось покидать территорию дворца. Был введен строжайший пропускной режим, в соответствии с которым вокруг дворцов устанавливались два кольца охраны, а с наступлением темноты организовывалось третье кольцо пограничников со служебными собаками. Во всех дворцах были организованы узлы связи, обеспечивающие связь с любым абонентом, и ко всем станциям были прикреплены сотрудники, владеющие английским языком.

Официальные встречи членов делегаций и неофициальные – обеды глав государств – проводились во всех трех дворцах: в Юсуповском, например, И.В. Сталин и У. Черчилль обсуждали вопрос о передаче людей, освобожденных из фашистских лагерей. В Воронцовском дворце встречались министры иностранных дел: Молотов, Стеттиниус (США) и Иден (Великобритания). Но основные встречи проходили в Ливадийском дворце – резиденции американской делегации, несмотря на то, что это противоречило дипломатическому протоколу. Связано это было с тем, что Ф. Рузвельт не мог передвигаться самостоятельно без посторонней помощи. С 4 по 11 февраля 1945 г. в Ливадийском дворце состоялось восемь официальных встреч.

Круг обсуждаемых военных и политических вопросов оказался весьма широким. Решения, которые были приняты на конференции, оказали большое влияние на ускорение окончания войны и послевоенное устройство мира.

Во время проведения конференции Главами трех держав было продемонстрировано желание к сотрудничеству, взаимопониманию и доверию. Удалось добиться единства в вопросах военной стратегии и ведения коалиционной войны. Совместно были согласованы и спланированы мощные удары армий союзников в Европе и на Дальнем Востоке.

Одновременно решения, принятые участниками конференции, по сложнейшим вопросам мировой политики, явившиеся результатом компромиссов и взаимных уступок, в значительной степени определили развитие международно-политических событий на долгое время. Были созданы благоприятные возможности для эффективного действия послевоенной системы международных отношений, основанной на принципах баланса интересов, взаимности, равенства и сотрудничества, в целях обеспечения всеобщего мира и безопасности.

В результате работы конференции были одобрены важнейшие международно-правовые документы, такие как Декларация Свободной Европы, документы об основных принципах создания международной Организации Объединенных Наций, заложившие основу отношений между государствами.

Были разработаны условия обращения союзников с побежденной Германией и решены вопросы о ее будущем. Участники конференции заявили о непреклонной решимости ликвидации германского милитаризма и нацизма, договорились об участии Франции в урегулировании германской проблемы, о границах Польши и составе ее правительства, об условиях вступления СССР в войну против Японии. Важную роль на ходе и результатах проведения переговоров оказал огромный рост международного авторитета Советского Союза, которому способствовали выдающиеся победы Советских Вооруженных Сил.

Тем не менее, по ряду вопросов между участниками конференции существовали серьезные разногласия. У представителей западных стран-членов антигитлеровской коалиции были опасения, связанные с превращением СССР в державу мирового масштаба. Однако настойчивое стремление советской дипломатии к поискам взаимоприемлемых решений и принятию их на основе равенства без навязывания своего мнения другим привело к тому, что документы, одобренные на конференции, явились отражением согласия ее участников, а не результатом советского диктата.

Работа Конференции началась с рассмотрения обстановки на европейских фронтах. Главы правительств трех держав поручили военным штабам обсудить на своих заседаниях вопросы координации наступления союзных армий с востока и запада. В ходе совещаний по военным вопросам было подтверждено, что 8 февраля 1945 г. на западном фронте начнется советское наступление. Однако американские и английские военные специалисты уклонились от выполнения просьб советской стороны воспрепятствовать переброске немецких войск из Норвегии и Италии на советско-германский фронт. В общих чертах было намечено взаимодействие стратегических сил авиации. Координация соответствующих операций возлагалась на Генеральный штаб Советской Армии и главы союзных военных миссий в Москве.

В ходе Конференции был решен вопрос и о вступлении СССР в войну на Дальнем Востоке. Подписанное 11 февраля 1945 г. секретное соглашение предусматривало, что Советский Союз через два – три месяца после капитуляции Германии вступит в войну против Японии. В этой связи были согласованы условия вступления СССР в войну против Японии, которые выдвинул И.В. Сталин: сохранение статус-кво Монгольской Народной Республики; возвращение Советскому Союзу южной части Сахалина и всех прилегающих к ней островов; интернационализация Дайрена (Даляня) и восстановление аренды на Порт-Артур как на военно-морскую базу СССР; возобновление совместной с Китаем (с обеспечением преимущественных интересов Советского Союза) эксплуатации Восточно-Китайской и Южно-Маньчжурской железных дорог; передача СССР Курильских островов. 

Это соглашение конкретизировало общие принципы союзнической политики, которые были зафиксированы в Каирской декларации, подписанной США, Англией и Китаем и опубликованной 1 декабря 1943 г.

Поскольку перспектива вступления СССР в войну с Японией предполагала ее поражение в ближайшем будущем, эта политическая договоренность определяла границы возможного продвижения Советских Вооруженных Сил на Дальнем Востоке.

Руководители трех великих держав обсудили политические вопросы, которые должны были возникнуть после поражения Германии. Они согласовали планы принудительного осуществления условий безоговорочной капитуляции и общие принципы обращения с побежденной Германией. Союзные планы предусматривали, прежде всего, разделение Германии на оккупационные зоны. Конференция подтвердила разработанные Европейской консультативной комиссией соглашения «О зонах оккупации Германии и об управлении «Большим Берлином», а также «О контрольном механизме в Германии».

По условиям соглашения «О зонах оккупации Германии и об управлении «Большим Берлином» вооруженные силы трех держав должны были занять в ходе оккупации Германии строго определенные зоны. Советским Вооруженным Силам предназначалась для оккупации восточная часть Германии. Северо-западная часть Германии отводилась для занятия английскими войсками, юго-западная – американскими. Район «Большого Берлина» должны были занять совместно вооруженные силы СССР, США и Англии. Северо-восточная часть «Большого Берлина» предназначалась для занятия советскими войсками. Зоны для войск Англии и США еще не были определены.

В соглашении «О контрольном механизме в Германии», подписанном 14 ноября 1944 г., говорилось, что верховная власть в Германии в период выполнения ею основных требований безоговорочной капитуляции будет осуществляться главнокомандующими вооруженных сил СССР, США и Англии, каждым в своей зоне оккупации по инструкциям своих правительств. По вопросам, затрагивающим Германию в целом, главнокомандующие должны будут действовать совместно в качестве членов Верховного контрольного органа, который в дальнейшем стал называться Контрольным советом по Германии. Расширив эти постановления, Крымская конференция решила предоставить зону в Германии также и Франции за счет британской и американской оккупационных зон и пригласить французское правительство войти в качестве члена в Контрольный совет по Германии.

При обсуждении германского вопроса на Крымской конференции руководители США и Великобритании настаивали на принятии решения о создании комиссии для изучения вопроса о послевоенном устройстве Германии, о возможности ее расчленения. Однако англо-американские планы расчленения Германии не получили одобрения советской делегации.

Точка зрения Советского Союза на будущее Германии была хорошо известна с самого начала войны из выступлений советских руководителей. СССР отвергал политику мести, национального унижения и гнета. В тоже время, руководители трех держав заявили о решимости осуществить в отношении побежденной Германии важные мероприятия: разоружить и распустить все германские вооруженные силы; уничтожить германский генеральный штаб; определить наказание гитлеровским военным преступникам; уничтожить нацистскую партию, нацистские законы, организации и учреждения.

Особое место на конференции занял вопрос о репарациях Германии, инициированный СССР. Советское правительство потребовало, чтобы Германия возместила ущерб, нанесенного союзным странам гитлеровской агрессией. Общая сумма репараций должна была составить 20 млрд. долларов, из которых СССР претендовал на 10 млрд. долларов. Советское правительство предложило , чтобы репарации взимались в натуре – в форме единовременного изъятия из национального богатства Германии и ежегодных товарных поставок из текущей продукции.

Взимание репараций путем единовременного изъятия из национального богатства (оборудование, станки, суда, подвижной состав, германские вложения за границей и т. д.) предусматривалось главным образом с целью уничтожения военного потенциала Германии. Конференция учитывала опыт разрешения репарационной проблемы после первой мировой войны, когда от Германии требовали возмещения ущерба валютой и когда репарационный вопрос, в конечном счете, способствовал не ослаблению, а усилению военного потенциала Германии.

В ходе обсуждения этого вопроса руководители США и Великобритании вынуждены были признать справедливость советских предложений о репарациях с Германии. В результате переговоров был подписан протокол, опубликованный полностью лишь в 1947 г. В нем излагались общие принципы решения репарационного вопроса и намечались формы взимания репараций с Германии. Протокол предусматривал учреждение в Москве межсоюзной комиссии по репарациям в составе представителей СССР, США и Великобритании. В протоколе указывалось, что советская и американская делегации согласны положить в основу своей работы предложение Советского правительства об общей сумме репараций и о выделении из нее 50 процентов для СССР.

Таким образом, несмотря на разногласия, союзные державы приняли на Крымской конференции согласованные решения не только о полном разгроме Германии, но и об общей политике в германском вопросе после окончания войны.

Важное место среди решений Крымской конференции занимала Декларация об освобожденной Европе. Это был документ о согласовании политики в деле помощи народам, освобожденным от фашистской оккупации. Союзные державы заявили, что общим принципом их политики в отношении стран освобожденной Европы является установление такого порядка, который позволит народам «уничтожить последние следы нацизма и фашизма и создать демократические учреждения по их собственному выбору». Крымская конференция показала пример практического разрешения подобных проблем в отношении двух стран – Польши и Югославии.

«Польский вопрос» на конференции являлся одним из самых сложных и дискуссионных. Крымская конференция должна была решить вопрос о восточных и западных границах Польши, а также о составе будущего польского правительства.

Польша, которая перед войной была крупнейшей страной Центральной Европы, резко уменьшилась и сдвинулась к западу и северу. До 1939 г. её восточная граница проходила практически под Киевом и Минском. Западная граница с Германией находилась восточнее р. Одер, при этом большая часть балтийского побережья также принадлежала Германии. На востоке довоенной исторической территории Польши поляки являлись национальным меньшинством среди украинцев и белорусов, тогда как часть территорий на западе и севере, населённых поляками, находилась под германской юрисдикцией.

СССР получил западную границу с Польшей по «линии Керзона», установленной в 1920 г., с отступлением от неё в некоторых районах от 5 до 8 км в пользу Польши. Фактически граница вернулась к положению на момент раздела Польши между Германией и СССР в 1939 г. по Договору о дружбе и границе между СССР и Германией, основным отличием от которого стала передача Польше Белостокского региона.

Хотя Польша к началу февраля 1945 г. в результате наступления советских войск уже находилась под властью временного правительства в Варшаве, признанного правительствами СССР и Чехословакии (Эдварда Бенеша), в Лондоне находилось польское правительство в изгнании (премьер-министр Томаш Арчишевский), которое не признало решения Тегеранской конференции o линии Керзона и потому не могло, по мнению СССР, США и Великобритании, претендовать на власть в стране после окончания войны. Разработанная 1 октября 1943 г. инструкция правительствa в изгнании для Армии Крайовой содержала в себе следующие инструкции на случай несанкционированного польским правительством вступления советских войск на довоенную территорию Польши: «Польское правительство направляет протест Объединенным нациям против нарушения польского суверенитета – вследствие вступления Советов на территорию Польши без согласования с польским правительством – одновременно заявляя, что страна с Советами взаимодействовать не будет. Правительство одновременно предостерегает, что в случае ареста представителей подпольного движения и каких-либо репрессий против польских граждан подпольные организации перейдут к самообороне».

Союзники в Крыму осознавали, что «Новое положение создалось в Польше в результате полного освобождения её Красной Армией». В результате длительного обсуждения польского вопроса было достигнуто компромиссное соглашение, по которому было создано новое правительство Польши – «Временногo правительствa национального единства», на базе Временного правительства Польской Республики «с включением демократических деятелей из самой Польши и поляков из-за границы». Это решение, реализованное в присутствии советских войск, позволило СССР в дальнейшем сформировать в Варшаве устраивающий его политический режим, в результате чего столкновения между прозападными и прокоммунистическими формированиями в этой стране были решены в пользу последних.

Достигнутая в Ялте договоренность по польскому вопросу, несомненно, была определенным шагом по пути решения одного из наиболее спорных вопросов послевоенного устройства мира. Конференция не приняла англо-американский план замены Временного польского правительства каким-то новым правительством. Из решений конференции становилось ясно, что ядром будущего Правительства национального единства должно стать существовавшее Временное правительство.

По предложению СССР Крымская конференция обсудила вопрос о Югославии. Речь шла о том, чтобы ускорить образование единого югославского правительства на основании заключенного в ноябре 1944 г. соглашения между председателем Национального комитета освобождения Югославии И. Тито и премьер-министром югославского эмигрантского правительства в Лондоне И. Шубашичем. По этому соглашению новое югославское правительство должно было быть сформировано из руководителей национально-освободительного движения при участии нескольких представителей эмигрантского югославского правительства. Но последнее при поддержке правительства Англии тормозило выполнение соглашения.

Обсудив югославский вопрос, конференция приняла предложение СССР с поправками английской делегации. Это решение было большой политической поддержкой национально-освободительного движения Югославии.

Важное место в работе Крымской конференции заняла проблема обеспечения международной безопасности в послевоенные годы. Огромное значение имело решение трех союзных держав о создании всеобщей международной организации для поддержания мира.

Руководителям трех держав удалось в Ялте разрешить важный вопрос о процедуре голосования в Совете Безопасности, по которому не было достигнуто соглашения на конференции в Думбартон-Оксе. В результате был принят предложенный Рузвельтом «принцип вето», то есть правило единогласия великих держав при голосовании в Совете Безопасности по вопросам мира и безопасности.

Руководители трех союзных держав договорились о созыве 25 апреля 1945 г. в Сан-Франциско конференции Объединенных Наций с целью подготовки устава международной организации безопасности. На конференцию предполагалось пригласить страны, подписавшие декларацию Объединенных Наций 1 января 1942 г., и те страны, которые объявили войну общему врагу к 1 марта 1945 года.

В ходе работы Крымской конференции была принята специальная декларация «Единство в организации мира, как и в ведении войны». В ней указывалось, что государства, представленные в Ялте, подтверждают свою решимость сохранить и усилить в предстоящий мирный период то единство действий, которое сделало победу в войне возможной и несомненной для Объединенных Наций. Это было торжественным обязательством трех великих держав сохранить в будущем принципы могучей антифашистской коалиции, сложившейся в годы второй мировой войны. Одним из проявлений такой решимости было соглашение об учреждении постоянного механизма для регулярной консультации между тремя министрами иностранных дел. Этот механизм получил название «Совещание министров иностранных дел». Конференция решила, что министры будут собираться через каждые 3–4 месяца поочередно в столицах Великобритании, СССР и США.

Крымская конференция руководителей СССР, США и Великобритании имела большое историческое значение. Она явилась одним из крупнейших международных совещаний во время войны и высшей точкой сотрудничества трех союзных держав в ведении войны против общего врага. Принятие Крымской конференцией согласованных решений по важным вопросам служит убедительным доказательством возможности и эффективности международного сотрудничества государств с различным общественным строем. При наличии доброй воли союзные державы, даже в условиях острейших разногласий, смогли достигнуть соглашений, проникнутых духом единства.

Таким образом, решения Крымской конференции укрепили антифашистскую коалицию на заключительном этапе войны и способствовали достижению победы над Германией. Борьба за всестороннее и полное осуществление этих решений стала одной из главных задач советской внешней политики не только в конце войны, но и в послевоенные годы. И хотя ялтинские решения выполнялись точно лишь Советским Союзом, они, тем не менее, были примером боевого содружества «большой тройки» в годы войны.

Вся работа Крымской конференции проходила под знаком неизмеримо возросшего международного авторитета Советского Союза. Результаты работы глав трех союзных правительств послужили основой тех демократических, миролюбивых принципов послевоенного устройства Европы, которые были разработаны Потсдамской конференцией, вскоре после победы над фашистской Германией. Созданный в Ялте биполярный мир и раздел Европы на Восток и Запад сохранились более чем на 40 лет, до конца 1980-х годов.

Сталин был пострижен в монашество 

Свидетельство Святейшего Патриарха Алексия II… 

ИЗ ЗАПИСОК СВЯЩЕННИКА 

В этом году мне довелось встретиться с человеком, о котором давно слышал от протоиерея Валериана Кречетова. Батюшка поведал мне с его слов историческое свидетельство особой важности для понимания нашей истории, силы Божией, личности человека, о котором в последнее время больше всего говорится и пишется. Хотелось, конечно, узнать об этом свидетельстве как можно подробнее из первых уст. Но всё не получалось. И вот наконец наша беседа состоялась. И день для нее выпал весьма знаменательный - 5 марта. 65 лет со дня кончины этого человека - Иосифа Виссарионовича Сталина. 

- У меня фамилия простая - Иванов, - рассказывает мой собеседник. - И отчество - Иванович. 

Родился в Прохладном на Кавказе в 1939 году. Окончил Новочеркасский политехнический институт, геолого-разведочный факультет, и Азово-Черноморскую академию в Зернограде. Все шахты Украины пролазил, сделал в Донецке геологический музей. Приехал в Москву, работал в Министерстве сельского хозяйства, изобретал... 

О том, что я говорил отцу Валериану, мне рассказал мой первый духовник, Патриарх Алексий II. Мы с ним дружили... 

- А как получилось, что вы подружились? 

- Я делал печки. Каждую печку я изобретаю, каждая - по особому проекту. Для потомства сделал альбом - вставлял фотографию печки, а рядом - ее чертеж. Я вам покажу... 

Смотрю - все печки разные, красивые, с каминами и без них. 

- Мне отец Валериан рассказывал, - говорю, - как вы с ним обдумывали усовершенствовать русскую печку - чтобы как можно экономичнее, компактнее была. 

- И вот Патриарху сделал, - продолжает Александр Иванович, - Ю.М.Лужкову, помощникам Путина... Всего - 500 штук. Кому Патриарх говорил, я делал. Он их много заказывал. И я никогда денег не просил. Ну, мол, чаю дадите... Это очень нравилось ему и этим людям. В основном - священнослужителям. И он хорошо ко мне относился. 

Я не забыл, как на Рождество нам, детям, в то трудное время люди давали конфеты, а кто и рубль. Как радостно у меня было на душе. Не от конфет - с какой радостью я матери их приносил. И сам стал делать людям так, как мне делали. И вот так мы подружились с Патриархом Алексием. Да просто делали добрые дела: он свои делал добрые дела, а я - что мог делать, тоже добрые. 

Главный вопрос у Патриарха всегда был - состояние дела. «Как, - говорит, - у нас, Александр, дела?» Я говорю: «Дела наши таковы...» 

Принимал как сына. Говорил: «Я отдохновение получаю с тобой. Приходи». И я через лес бежал к нему. Я ничего у него не просил. А получал очень много. От Бога - через него. 

- А как у вас зашел разговор о Сталине? 

- У нас разговоры были в отношении веры, истины. Я сторонник веры, которая проявляется в делах. Верующий - это добро делающий. А он говорит: «А еще ходи в храм. Ты же, - говорит, - ходишь в гости». Я говорю: «Хожу». - «А Бог, что же, меньше тех, к кому ты ходишь?» Я говорю: «Нет». - «Ну, тогда, - говорит, - ходи к Богу». 

- Замечательно Патриарх сказал! 

- Я такого придумать не могу... 

А когда Патриарх начинал эту свою повесть, то спросил: «Знаешь ли ты, как спаслась наша страна?» Я говорю: «Нет». - «Я расскажу тебе - узнаешь. Запомни! Как любит Господь нашу землю... Я, - говорит, - живу этим». 

И рассказал. 

Это было в 1941 году. Немцы стояли в сорока километрах от Москвы. И было так, что уже всё правительство уезжало из Москвы. И явился ангел Иосифу Виссарионовичу. И сказал: «Постригись. И ты спасешь и Москву, и весь мiр. Вызови Патриарха Сергия». В 41-м он еще не был Патриархом, но ангел уже тогда назвал его Патриархом. 

И спросил Иосиф Виссарионович: «Если постригусь, какое имя у меня будет?» Ангел сказал: «Имя твое будет - Георгий». 

И снится сон митрополиту Сергию, и ангел говорит ему: «Пойди, постриги его. И когда спросит, какое имя будет, скажи - Георгий». И митрополит Сергий уже ожидал звонка, вызова. 

Когда Патриарх пришел, Сталин спросил его: «А какая служба будет моя как монаха?» Тот ответил, что так же будет служить, как раньше. Только будет скромно одеваться, не объедаться, не опиваться - только то, что нужно для жизни. 

- А монашество будет тайной, - говорю. 

- А это тайна и есть, - подтверждает Александр Иванович. - И я никому ничего об этом не говорил. Разве только вот полюбил протоиерея Валериана и ему кое-что сказал, и вот вы приехали... Вот так было дело. Вот так Сталин принял постриг, и всё оказалось правдой. Господи, слава Тебе, что Ты даешь нам спасение! 

- А вы знаете, - говорю, - люди уже слышали про это. 

- Ну, естественно. Мiр не без добрых людей. 

- Надо это обнародовать. Людям надо это знать, это будет им полезно. 

- Думаю, что да. Потому что это очень повлияло на освобождение нашей страны, на то, каким был о нас Божий Промысл. 

- Иначе не победили бы? 

- Нет. Немцы были прямо под Москвой. И настолько Иосиф Виссарионович верил, что Господь поможет, что всё правительство отправил в Самару, а сам остался в Москве. Восстановил патриаршество - в 41-м году, первые выборы - в 43-м, это уже сама Церковь готовилась два года. Избран был Патриарх Сергий. Дальше, в 45-м, - Алексий I. Сталин открыл церкви. Освободил священников. Эти факты говорят о его работе - без него ничего б не делалось, и пальцем бы никто не пошевелил. И это еще не всё. Он оказал помощь материальную в восстановлении храмов, и очень значительную. 

- А когда Патриарх вам сказал о его постриге? 

- Это он перед смертью сказал. Он мне две вещи сказал. Как мы победили - и еще: остерегайся младостарцев. Они грядут, и будут у власти, и будут молиться. Вот их больше всего бойся. Делай свое дело, делай добро людям, но гляди, кто в Церкви сейчас. Если торгует, лесом промышляет или еще чем-нибудь, то не подходи к ним близко. Не забывай, что Иисус Христос кнутом повыгонял торговцев из храма. 

Я ж никогда его не забуду, Алексия II-го! «Приходи - для отдохновения». Какой человек! Какая душа! Ну кто я ему? Никто. А мне он - в радость. Я ему говорил: «Мне очень приятно с вами говорить, от вас идет тепло». 

Какая же красота и высота нашей истории! Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами СССР принимает постриг с именем Георгия - и в день великомученика Георгия Победоносца, в тот год на Пасху, мы заканчиваем войну в Берлине! Первое лицо большевицкого государства склоняет голову перед правдой и силой Божией - приносит покаяние от лица всего народа. И Россия была прощена, хотя и прошла огненные испытания. 

Вот кто подлинный маршал Победы! Как велика и победоносна русская православная традиция единения монашества и воинства! Слава Богу - творит бо елика хощет! 

Это свидетельство - чрезвычайно важное для нас, христиан, для истории России, всей человеческой истории, для всех людей. 

Если вера победила в душе даже того, кто стоял во главе безбожной коммунистической партии, - то это ли не великое свидетельство неодолимой силы Божией, истинности Христова обетования: Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей (Мф. 16, 18)? Это ли не великое торжество Православия? 

По какой же странной логике именно некоторые православные ни за что не хотят слышать о его вере, отметая любые, самые достоверные, безхитростные, из разных источников пришедшие свидетельства? 

Что, слишком плохой был человек, чтобы оказаться верующим? Слишком много зла сделал? Хотя вопрос о том, какое зло и насколько от него оно исходило, исторически во многом остался открытым. Но даже если бы он был совсем плохим, то ведь чем хуже - тем, значит, сильнее Господь! Тем большая слава подобает Богу! 

Или мы, православные, считаем, что Спаситель не имеет силы любого грешника обратить не только в праведника, но и святым сделать? Что, разве нет в истории христианства таких примеров? Не Господь ли разбойника благоразумного первым ввел в рай - то, что мы, люди, вместить не можем? Не Он ли сказал: Не приидох призвати праведники, но грешники на покаяние (Мф. 9, 13)? Не говорит ли нам слово Божие: Иисус Христос, вчера и днесь, Тойже и во веки (Евр. 13, 8)? Или, может, история СССР и в самом деле существовала вне Промысла Божия, как учат коммунисты? 

Антисталинская пропаганда зря старается, выставляя на вид его грехи, бывшие и выдуманные. А он исповедовался и причащался Святых Христовых Таин, ему были прощены грехи и при постриге - это был уже другой человек, с другим именем. 

Об этом говорила и блаженная Матрона Московская, с которой Иосиф Виссарионович виделся в то самое осеннее время 1941 года (возможно, уже будучи монахом): «Может, Господь его и простит». 

Когда-то, читая «Братьев Карамазовых», Сталин оставил пометки рядом с поучениями старца Зосимы. Старец говорил и о том, что любовь Божия так велика, что нет человеческого греха, которого бы Бог не простил. 

Может, именно поэтому такая сатанинская злоба по отношению к нему - враг не хочет признать здесь своего поражения? 

Так что не будем осуждать Патриархов Сергия и Алексия I, митрополита Николая (Ярушевича) за то, что они называли его «Богодарованным вождем». Они говорили, как есть. Они знали о нем, о нашей Церкви больше, чем мы. 

Про этот постриг Патриарх Алексий II мог узнать от Патриарха Алексия I, ближайшим сотрудником которого он был много лет. По свидетельству Католикоса-Патриарха Грузии Илии II, Патриарх Алексий I «очень почитал и очень любил Сталина». 

Александра Ивановича Иванова я не стал спрашивать, почему Патриарх Алексий II рассказал об этом именно ему. Это и так понятно: Святейшему было легко общаться с этим простым, добрым, верующим человеком, любящим нашу Родину, уважающим того великого человека, тайну которого он ему открыл. Поделиться ею с кем-либо другим Патриарху было бы труднее, а то и просто невозможно. А здесь было самое неофициальное общение, когда не нужно обдумывать каждое слово, когда Святейший, как не трудно догадаться, действительно получал отдохновение от своей ответственной и многотрудной деятельности. Также и Александр Иванович легко принял и сохранил эти слова Патриарха как истину. И передал отцу Валериану, который тоже принял их без тени сомнения, до этого уже зная многое о вере Сталина. Когда я упомянул в разговоре с ним имя матери Иосифа Виссарионовича - Екатерины Георгиевны (ей, молитвеннице, нам еще предстоит воздать должное в истории нашего Отечества), Батюшка отметил просто: 

- Так он, значит, принял постриг с именем деда... 

Так же точно отнеслась к этому сообщению и ныне покойная Мария Борисовна, матушка протоиерея Виктора Шиповальникова (1915-2007), который был духовным чадом митрополита Николая (Ярушевича), дружил с Патриархом Пименом. Святейший Пимен передал отцу Виктору на хранение икону Божией Матери «Умиление» преподобного Серафима Саровского, его личные вещи, которые и хранились в советские годы в их доме, у нас в Кратово, до открытия монастыря в Дивеево. И когда я спросил у Марии Борисовны, не слышала ли она об этом постриге, матушка ответила: 

- Нет. Но если это так, я не удивлюсь. 

Подтверждает истинность сего свидетельства и воспоминание генерал-полковника Леонида Григорьевича Ивашова. В одном из своих интервью он сообщил: «По рассказам владыки Питирима, который ссылался на звонаря одного из храмов Кремля, я знаю, что Сталин начиная примерно с осени 1941 года по ночам молился в храмах. Обычно это происходило глубокой ночью, где-то в час. Его охрана предупреждала батюшек, чтобы они не уходили. Сталин приходил в сопровождении одного-двух охранников, они оставались снаружи, а он заходил, целовался с батюшкой по православному обычаю и просил, чтобы ему прочитали тот или иной акафист. Пока стоял, не крестился, и только когда выходил из храма, накладывал на себя крест» (https://www.business-gazeta.ru/article/345310). 

Об этом же существует сообщение самого сталинского охранника, майора Ю.С.Соловьева (1922-2005), которое вошло в документальный фильм «Кремль изнутри» (2005). В Большом Кремлевском дворце Юрий Сергеевич показал небольшой храм, куда во время войны часто заходил Сталин. Мы видим, как он, подойдя к этому храму, крестится и рассказывает: «Он заходил только тогда, когда шел один, без свиты. Он отправлял здесь, видимо, духовные свои потребности. Здесь можно было всегда протянуть руки к церковным книгам, подойти к иконостасу. Он был человек верующий» (https://www.youtube.com/watch?v=L8CCWSOmEio). 

Бывший генерал МВД говорил мне, что в приемной Министерства обороны на Мясницкой улице, 37, офицеры показывали комнату, которую называли «молельной комнатой Сталина». Во время войны в этом особняке рядом со зданием Оперативного управления Генштаба находился кабинет Верховного Главнокомандующего. При воздушной тревоге Иосиф Виссарионович спускался отсюда на станцию метро «Кировская» (ныне - «Чистые пруды»), где располагались их с начальником Генерального штаба маршалом Борисом Михайловичем Шапошниковым рабочие кабинеты. 

Он молился. В день Грузинской иконы Божией Матери было принято решение о выборе Патриарха, в день равноапостольной Нины закончилась блокада Ленинграда, а в день великомученика Георгия Победоносца, самого чтимого в Грузии святого, Германия признала себя побежденной. 

Постриг монаха Георгия был совершен в 1941 году не позднее Покрова Божией Матери. В тот день митрополит Сергий отслужил Божественную литургию, напомнил московской пастве в своем послании: «Над нами Покров Пресвятой Девы Богородицы, всегдашней Заступницы Русской Земли», после чего уехал из Москвы в симбирскую эвакуацию. Вернулся владыка Сергий в столицу в августе 1943 года, перед встречей И.В.Сталина с митрополитами, на которой было принято историческое решение о втором в ХХ веке восстановлении Патриаршества. 

Сам Сталин, как известно, не уезжал из Москвы, хотя город был подготовлен к сдаче. Есть несколько свидетельств о его несокрушимой решимости не покидать столицу, что поражало тех, кто с этим тогда соприкасался. 

А затем был не менее удивительный безстрашный парад на Красной площади 7 ноября 1941 года, который сыграл большую роль в подъеме победного духа в нашем воинстве и народе. 

Некоторое время назад было опубликовано сообщение ТАСС о секретной операции по освящению подступов к Москве, проведенной по приказу Сталина осенью 1941 года. Об этом рассказал ветеран Великой Отечественной войны Владимир Борисович Киндюк. Задание выполнялось на истребителях И-16, базировавшихся на Ходынском поле. «Вот такие трехместные „ишаки" и были выбраны, - рассказывал ветеран. - Одно место занимал летчик, другое - радиотехник, а третье - священник... Оказалось, что немец ни разу не зашел за те линии, которые были тогда освящены». 

Один знакомый батюшка недавно рассказал мне о крестном ходе, который состоялся в это же время. Своего дядю, полковника КГБ Александра Васильевича Емельянова, он спрашивал, мог ли быть в 1941 году крестный ход вокруг Москвы. Тот ответил: 

- Да, я был в его охране от НКВД. 

Разумеется, ни о каких документах, подтверждающих факт этого пострига, не может быть и речи. В те годы не только постриги и рукоположения совершались в глубокой тайне - вообще ничего не записывалось. Мне рассказывала Елена Сергеевна Булгакова (которая во мне, 16-летнем, первая поколебала отрицательное отношение к Сталину) о том, как Анна Андреевна Ахматова, отправляясь в эвакуацию, читала ей свое стихотворение на смерть Михаила Афанасьевича: «Вот это я тебе взамен могильных роз...» А та всё не могла запомнить - плохо, мол, запоминала стихи. Но Анна Андреевна снова и снова его повторяла, пока Елена Сергеевна не запомнила, потому что «время было не дневниковое». 

Да никакие документы здесь и не нужны, если знать личность Сталина, каким он был на самом деле - в жизни, в воспоминаниях современников, в том числе говорящих о его вере. Именно вера лучше всего объясняет нам, что было для него в жизни главным. Его верой, его православным воспитанием объясняются его аскетизм и патриотизм, его стремление к созиданию независимой могучей державы, глубокое уважение к русскому народу и к традиционной нравственности, к великой русской культуре и, конечно, его поддержка Церкви. Репрессии против духовенства начали и продолжали иные люди, с которыми он всю жизнь боролся. Они же развернули и продолжают гонения на веру и Церковь после его смерти. 

Если посмотреть на историческую личность Сталина без идеологических штампов, то можно увидеть, что он был классическим императором, настоящим русским царем, учеником и продолжателем дела Царей Иоанна Грозного, Петра I, Николая I, Александра III... Он сам дал знать об этом, когда настоял на том, чтобы конференция глав трех великих держав, решавшая вопросы устройства мiра на основании той великой Победы, которую одерживала наша страна, становясь великой державой, проходила в Ливадии, во дворце Николая II. Там обсуждался вопрос об окончательной Победе над Германией, и там было принято решение о разгроме японской армии прежде всего нашими Вооруженными Силами - то есть о завершении тех исторических дел, которые не дали закончить Царю-мученику Николаю Александровичу. 

То, что свидетельство, важное для всех людей, Промыслом Божиим приходит через одного человека, в духовной жизни не редкость. Может потому, что для веры этого достаточно. А для неверия, как ни умножай факты, их все равно будет мало. 

Непреложны слова Спасителя мiра: Ничтоже есть покровено, еже не открыется, и тайно, еже не уведено будет (Мф. 10, 26). 

И все-таки кто-то усомнится, даже из православных: нет, этого не могло быть. 

Но ведь не у одного Сталина была такая судьба в ХХ веке. Не только он прошел путь «от марксизма к идеализму». Именно так называлась книга русского духовного писателя и богослова протоиерея Сергия Булгакова (1871-1944). Сергей Николаевич, как и Иосиф Виссарионович, после семинарии не пошел в священники, а стал одним из ведущих «легальных марксистов». Однако потом, после революций, по благословению Патриарха Тихона принял священство, был одним из ближайших его сотрудников на Поместном соборе 1917-1918 годов, в эмиграции много лет преподавал в Свято-Сергиевском православном богословском институте. Так что это путь даже закономерный для минувшей бурной исторической эпохи. Именно так Господь и вел всю нашу страну. 

«Про Бога забыли. А Бог-то что?» - напоминал в таких случаях старец протоиерей Сергий Орлов, в тайном постриге - иеромонах Серафим (1890-1975). После семинарии Сергей Васильевич тоже не стал священником, а оказался, как он рассказывал своему духовному сыну протоиерею Валериану Кречетову, «в гуще революционных событий, «Капитал» Маркса изучал подпольно». Говорил, что о Ленине («каком-то публицистишке», по его словам) они тогда даже и не слышали - тот жил за границей. В 1946 году отец Сергий стал священником и 29 лет прослужил настоятелем Покровского храма села Акулово под Москвой, где уже почти полвека настоятельствует протоиерей Валериан. 

Несколько лет назад одна пожилая прихожанка поведала настоятелю храма, расположенного в этом же районе, что «отец Сергий и отец Александр еженедельно причащали Иосифа Виссарионовича». Ей об этом сказал ее дядя, протодиакон, который их тогда сопровождал. Происходило это в 1944-45 годах и позже. Когда батюшка, хорошо нам знакомый, об этом рассказал, мы с отцом Валерианом подумали: какой же еще отец Сергий мог Сталина причащать, как не настоятель Покровского храма - в те годы ближайшего от сталинской Ближней дачи по направлению от Москвы действовавшего храма, - с кем в революционные годы Иосиф Виссарионович мог даже общаться? 

Отцу Валериану было точно известно, что отец Сергий Орлов присоединял к Православию и причащал брата Анастаса Ивановича Микояна, дача которого тоже была неподалеку. 

Что касается отца Александра, то это был, вероятно, священник, который жил тоже здесь, в Лайково, и которого отец Валериан тоже лично знал. Во время войны отец Александр спас тридцать советских офицеров, скрыв их от немцев в алтаре. 

Понятно, что монаху Георгию в таком деле, которое в тех условиях могло совершаться только в глубокой тайне, нужны были самые надежные люди. Он рисковал больше всех. 

Тем же, кто и ныне думает с мечом к нам прийти, нужно крепко помнить, что у нас есть в ответ не только меч, но главное - истинная вера, Божия помощь, Покров Божией Матери, заступление Небесного воинства, всех русских святых, - и потому мы непобедимы. 

Но об этой главной тайне нашей истории прежде всего нужно знать и помнить нам самим. 

P.S. И еще одна знаменательная дата. 

Когда эти записки были готовы, я привез их прочитать отцу Валериану. И опять само собой получилось, что это произошло 7 ноября нынешнего года. 

Видимо, эпоха, начатая 101 год назад, завершается. 

(Исп м-лы СМИ; Известия. 18 февраля 1945; Протоиерея Николая Булгакова;  Прохоровской А.И., к.и.н., с.н.с. НИИ ВИ ВА ГШ ВС РФ)  

Над выпуском работали военкоры юнармейского отряда военкоров  «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы:
Анастасия Шестакова, командир отряда, дважды лауреат конкурса «Гордость Пермского края», нач. киноклуба  РО РВИО; 
Анастасия Пономарёва, нач. клуба «Юный военкор», гл. редактор, лауреат конкурса «Гордость Пермского края»; 
Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор, ЮНАРМЕЕЦ-ЭКСКУРСОВОД, лауреат  конкурса «Гордость Пермского края» ;
Тьютор: Куляпин Александр Сергеевич, рекордсмен Книги рекордов Гиннесса