Военкоры юнармейского отряда «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 в образовательном путешествии по школьному музею  представляют очередной выпуск,  посвящённый Дню МОРСКОГО ФЛОТА РОССИИ: 

ПОДПЛАВ  РОССИИ

Приглашаем всех в образовательное путешествие по школьному музею, где можно интерактивно  « ПЕРЕНЕСТИСЬ» в экспозицию «Военно-морской флот» - в те героические события былых времён, которые происходили на подводных лодках — атомных ракетоносцах. И вы много узнаете о национальных героях, родной истории, культуре, великой литературе; а в киноклубе  РО Российского Военно-Исторического Общества Пермского края, который расположен именно в нашем школьном музее «Истории Пермского кино и TV» мы представим вам ролики о героях-моряках и этих событиях.  

Когда вздыхает океан
И корпус корабля вздымает,
У юнги сердце замирает,
И мысли рвутся к небесам.
 
Ревут натружено винты.
Штормит, и ночью плохо спится,
И надо бы богам молится,
Но страх берет до немоты.
 
И курс сверяет капитан,
Не дрейф - а четкое движенье
Сквозь шторм и светопреставленье
Идем к далеким берегам.
 
Мальчишка силится понять,
Где взять спокойствие и волю,
Как в красоте стихии моря
Всю прелесть жизни отыскать.
 
А где-то есть родимый дом,
Но манит снова даль морская.
Она милей, чем твердь земная,
Ему покажется потом.
 
Сергей Егоров

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА Д-2 «НАРОДОВОЛЕЦ»

Подводная лодка Д-2 "Народоволец"

08 июля 1989 г. на место вечной стоянки у Шкиперской протоки в Ленинграде установлена подводная лодка "Народоволец" (Д-2), построенная на Балтийском заводе в 1931 г.

Мемориальный комплекс-музей "Подводная лодка Д-2 "Народоволец" - одна из уникальнейших достопримечательностей Санкт-Петербурга.

Экспозиция музея посвящена истории подводной лодки Д-2, истории проекта "Декабрист", а так же действиям советских подводников на Балтике.

Представлены различные документы и изображения, стрелковое оружие моряков-балтийцев и орудия лодок, макеты кораблей, различное оборудование и предметы быта моряков.

Но самое основное в музее - это сама лодка.

"Народоволец" является единственным в своём роде памятником истории отечественного кораблестроения 1920-х годов.

Пусть не самая известная и не самая результативная, но самое главное - хорошо сохранившаяся, не порезанная в 60-х годах на металл. Прекрасно, с любовью восстановленная, дающая полное представление об устройстве подобных кораблей, о героической службе моряков-подводников.

Для тех, кто интересуется историей Военно-морского флота, историей Великой Отечественной войны, да и просто техникой - музей обязателен для посещения.

Лодки этого проекта были первыми, построенными в нашей стране после Октябрьской революции и существенно превосходили проекты подводных лодок Российской Империи.

Головная лодка серии была заложена в 1927 году по проекту конструкторского бюро во главе с инженером-кораблестроителем Борисом Михайловичем Малининым (консультанты А.Н. Крылов, П.Ф. Папкович и Ю.А. Шиманский).

Подводные лодки типа «Декабрист» создавались на базе отечественного опыта и теоретических разработок с учетом достижений мирового кораблестроения. Подводная лодка «Декабрист-1» вошла в состав Балтийского флота 12 ноября 1930 года.

Тактико-технические характеристики лодок серии:

Водоизмещение: надводное 933 т, подводное 1354 т; длина 76 м; ширина 6,4 м; осадка 3,8 м.

Мощность двигателей: двух дизелей 1619 кВт (2200 л.с.), двух электромоторов 736 кВт (1000 л.с.).

Скорость : надводная 14,7 узла (27,2 км/ч), подводная 9 узлов (16,7 км/ч).

Дальность плавания: надводная при скорости 9,5 узла (17,6 км/ч) 7 000 миль (13 000 км), подводная при скорости 3 узла (5,6 км/ч) до 150 миль (278 км).

Вооружение: 6 носовых и 2 кормовых торпедных аппарата (калибр - 533 мм), 2 орудия (100- и 45-мм), 1 зенитный пулемет; экипаж 53 человека.

Подводная лодка типа «Декабрист» по конструкции существенно отличалась от подводных лодок дореволюционной постройки: была применена двухкорпусная конструкция с разделением прочного корпуса переборками на водонепроницаемые отсеки, аккумуляторные ямы выполнены герметичными, вентиляция междубортных балластных цистерн – раздельная, установлена цистерна быстрого погружения.

Подводные лодки типа «Декабрист» успешно действовали в Великой Отечественной войне. Всего было построено 6 подводных лодок проекта Д.

Подводная лодка Д-2 "Народоволец" была спущена на воду 19 мая 1929 года.

Во время Великой Отечественной войны лодка совершила 4 боевых похода общей продолжительностью 135 дней.

"Народоволец" произвел 12 торпедных атак, во время которых было выпущено 19 торпед.

Достоверно известные победы: 14 октября 1942 года потоплен транспорт «Якобус Фрицен», 19 октября 1942 года тяжело повреждён железнодорожный паром «Дойчланд».

В 1956 году подлодку превратили в учебно-тренировочную станцию по борьбе за живучесть.

В 1967 году группа ветеранов-подводников обратилась с письмом в газету «Красная Звезда» с предложением превратить «Д-2» в музей.

5 марта 1987 года подводная лодка «Д-2» окончательно исключена из списков ВМФ. Начался восстановительный ремонт на Кронштадском морском заводе.

8 июля 1989 года «Д-2» установлена на берегу в Шкиперском протоке.

2 сентября 1993 года на берегу Васильевского острова состоялось торжественное открытие Мемориального комплекса-музей "Подводная лодка Д-2 "Народоволец".

(по Д. Леонову)

Мы не скоро вернёмся домой.

Курсом – в море уходит подлодка,
Белопенный бурун за кормой.
До свидания! Бухта Находка!
Мы не скоро вернёмся домой.
 
Рвётся воздух в цистерны и краны,
Счёт ведёт милям скорости лаг.
Сквозь проливы, моря, океаны
Понесём своей Родины флаг.
 
В дымке дали растаяли сопки,
Скрылся берег в объятьях волны.
Мы уходим надводною тропкой,
И сердца вновь разлукой полны.
 
Все в отсеках задраены люки.
- Погружение! Идём под волну!
И рулей, винтов сильные руки
Унесут нас теперь в глубину.
 
В перископе лишь волны, как сопки,
Над волнами огни маяка.
Грусть крадётся…Неслышно и робко,
Поселяясь в душе моряка…
 
Мы уходим, задраены люки,
Не страшит нас морей глубина.
Будут встречи, и будут разлуки –
Твой покой охраняем, страна.
 
Рвётся воздух в цистерны и краны,
Счёт ведёт милям скорости лаг.
Сквозь проливы, моря, океаны
Пронесём милой Родины флаг.
 
Курсом – в море уходит подлодка,
Перископа глазок над волной.
До свидания! Бухта Находка!
Мы не скоро вернёмся домой.
 
До свидания, бухта Находка!
Мы не скоро вернёмся домой!..
 
В. Усольцев
 
17 ИЮЛЯ 1962 г. ПЕРВАЯ СОВЕТСКАЯ АТОМНАЯ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА «ЛЕНИНСКИЙ КОМСОМОЛ» СТАЛА ПЕРВОЙ В МИРЕ ПОДЛОДКОЙ, ДОСТИГШЕЙ СЕВЕРНОГО ПОЛЮСА В ПОДВОДНОМ ПОЛОЖЕНИИ

К-3 Первая атомная подводная лодка

Создание атомного подводного флота шло параллельно с развитием космического комплекса, и потому все «космические» сравнения тут совершенно правомерны. «Попасть в число первых офицеров атомохода было почти также престижно, как несколько лет спустя быть зачисленным в отряд космонавтов», – утверждал второй командир К-3 Лев Жильцов. Именно он получил задачу доказать, что мы способны достичь подо льдами Северный полюс.

ДЕНЬ СЛАВЫ

К лету 1962 года, когда был совершен поход на «макушку» Земли, К-3 уже не являлась единственной атомной подводной лодкой в советском ВМФ. Под лед могли пойти и другие, более новые корабли, тогда как «тройка» оказалась уже порядком потрепанной – ведь на ней, как на головном образце, отрабатывались предельные режимы работы всех устройств и прежде всего – реактора, парогонераторов, турбин. На парогенераторной системе «буквально не было живого места, – удивлялся потом Жильцов, – сотни отрезанных, переваренных и заглушенных трубок... Удельная радиоактивность первого контура была в тысячи раз выше, чем на серийных лодках. Почему же, зная о почти аварийном состоянии нашей лодки, при решении вопроса государственной важности о походе на полюс, призванном заявить на весь мир о том, что наша страна осуществляет контроль над полярными владениями, остановились все же на К-3? Ответ, может быть, странный для иностранцев, совершенно очевиден для русских. Выбирая между техникой и людьми, у нас всего больше полагались на последних».

Жильцов не сомневался в своих людях, потому и дал согласие выйти на покорение полюса на «честном слове и на одном крыле». А мужества экипажу было не занимать. Когда стало ясно, что моряки энергетических отсеков облучаются в сто раз больше, чем концевых, команда отдаленного от реактора торпедного отсека предложила разделить радиационную опасность поровну – на весь экипаж, то есть перемешивать «фонящий» воздух между отсеками. Предложение приняли. Таким образом все члены экипажа – рулевые, торпедисты, командование и даже корабельный кок – получали равную дозу с управленцами и турбинистами. И только когда по сто доз получал каждый, лодка всплывала и вентилировала отсеки в атмосферу. Так в новых условиях соблюдался старый принцип: нигде нет такого равенства, как на подводной лодке, – либо все побеждают, либо все погибают. Либо все облучаются...

«Заяц» на борту был обнаружен не сразу, а лишь к исходу первых суток плавания. Подлодка была уже на подходе к кромке арктического льда, когда его, оробевшего первогодка из резервного состава, представили пред суровые очи командира корабля. Возвращаться на базу из-за матросика, который страстно хотел побывать на Северном полюсе, решительно было нельзя.

Во-первых, не позволяет морская традиция: не к добру это. Во-вторых, возврат субмарины на базу по такому поводу фактически означал срыв важнейшего правительственного задания: атомная подлодка должна была совершить первое в мире прохождение через Северный полюс в подводном положении и всплыть там. Командир принял решение «зайца» оставить…

С таким экипажем Жильцов увел свою «тройку» под лед. Шли в прямом смысле слова к черту на рога. Вместо подробной карты с изобатами глубин и отметками подводных вершин на столе штурмана лежала чистая карта-сетка. Шли вслепую и вглухую. Акустики впервые работали в таких условиях, когда ледяной панцирь над головой отражал шумы собственных винтов, рождая слуховые иллюзии. Однажды глубины под килем стали резко уменьшаться.

Жильцов: «Получив тревожный доклад, приказываю немедленно подвсплыть и уменьшить ход до малого. Всеобщее внимание приковано к эхограмме: что будет дальше? Откуда взялась эта подводная гора и где ее вершина?» Так был открыт гигантский подводный хребет на дне Ледовитого океана. Его назвали именем известного гидрографа Якова Гаккеля. После Северной Земли, нанесенной на карту в 1913 году русскими моряками, то было крупнейшим географическим открытием ХХ века.

17 июля 1962 года в 6 часов 50 минут 10 секунд подводная лодка К-3 прошла точку Северного полюса Земли. Мичману-рулевому шутники посоветовали свернуть немного с курса, чтобы лодка с размаху «не погнула земную ось».

Потом было всплытие на полюсе. Из воспоминаний Льва Жильцова: «Толщина льдов составляет 20–25 м. Чтобы не прозевать полынью, мы на всякий случай «подвсплываем». Как только появляется чистая вода, даем короткий толчок одним мотором вперед, и, погасив инерцию, нос лодки замирает у самой кромки льда. Как говорится, попали в яблочко! Отдраиваю рубочный люк и высовываю голову на свет божий. 

К-3, как камень в кольце, со всех сторон обжата льдами. С любого борта можно прыгать на лед прямо с мостика – воды между бортом и льдиной нет нигде. Тишина вокруг такая, что звенит в ушах. Ни малейшего ветерка, и облака налегли совсем низко: не завидую гидрографам и штурманам, которым придется отлавливать солнышко».

Торжественно водрузили государственный флаг на самом высоком торосе. Жильцов объявил «увольнение на берег». Тут началось неподдельное веселье. Командир вынужден был отметить: «На полюсе подводники ведут себя, как малые дети: борются, толкаются, бегают взапуски, взбираются на высокие торосы, кидаются снежками... Бойкие фотографы запечатлели и лодку во льдах, и множество смешных ситуаций. А ведь перед выходом в море особисты прочистили весь корабль: ни одного фотоаппарата на борту быть не должно! Но кто лучше знает лодку и все потайные места – контрразведчики или подводники?»

«К-3» находилась в Арктике 10 дней. За это время она преодолела 3116 миль, в том числе около 1300 миль подо льдом. Уже на обратном пути, когда подлодка следовала в Западную Лицу, командир получил приказ срочно идти на другую базу — Иоканьгу (ныне Гремиха). Никаких разъяснений, почему изменен курс, не было. Но приказ есть приказ, и 21 июля «К-3» вошла в бухту Иоканьги.

Глава государства Никита Хрущев ждал подводников на берегу, чтобы лично вручить геройские звезды руководителю исторического похода контр-адмиралу Александру Петелину, командиру К-3 капитану 2 ранга Льву Жильцову и инженер-капитану 2 ранга Рюрику Тимофееву. Еще раньше Героем Советского Союза стал Леонид Осипенко – первым после войны удостоенный этого звания.

Награжден был весь экипаж подлодки, даже «заяц» и то получил медаль.

После этого похода «К-3», которой вскоре было присвоено имя «Ленинский комсомол», проплавала еще 24 года. В 1986 году она была выведена из боевого состава СФ.

ГРОЗА ПОДЛОДОК «АДМИРАЛ МАКАРОВ»

В июле 1972 года плавсостав Военно-морского флота СССР пополнился очередным кораблем. 2 июля 1972 года Военно-морской флаг СССР был поднят на большом противолодочном корабле «Адмирал Макаров». Этот корабль, построенный по проекту 1134-А, был зачислен в списки ВМФ СССР 2 февраля 1968 года, а 29 февраля 1969 года корабль был заложен на судостроительном заводе имени А. Жданова в Ленинграде. Спуск корабля на воду произошел 22 января 1970 года, а 25 октября 1972 года корабль официально вступил в строй.

Увеличение мощи противолодочной обороны советского военно-морского флота потребовалось в связи с ростом угрозы ракетно-ядерного удара с подводных лодок вероятного противника. Противолодочная оборона стала одной из основных задач Военно-морского флота СССР, заключавшейся в поиске и уничтожении атомных подводных лодок вероятного противника. Само собой разумеется, что вероятным противником тогда считались Соединенные Штаты Америки – пожалуй, единственная страна мира, чей военный потенциал тогда был сравним с советским.

Для того, чтобы повысить эффективность противолодочной обороны, 10 августа 1964 года Советом Министров Советского Союза было даже принято специальное постановление – о строительстве противолодочных надводных кораблей с усиленным составом вооружения. Был разработан и принят новый проект строительства больших противолодочных кораблей – 1134, который подлежал дальнейшему развитию и усовершенствованию. На вооружение больших противолодочных кораблей предлагалось принять УРПК-3 «Метель», ГАС МГ-332 «Титан-2», УЗРК М-11 «Шторм» и РЛС МР-600 «Восход». Новый проект получил название 1134-А «Беркут-А» и разрабатывался в 1964-1965 гг. в северном ПКБ под руководством главного инженера бюро – конструктора Василия Федоровича Аникиева, впоследствии удостоенного высшей государственной награды – звания Героя Социалистического Труда (1984).

Построенные в соответствии с этим проектом корабли должны были отслеживать и уничтожать атомные подводные лодки противника во всем мире, а также обеспечивать поддержку тактических групп военно-морского флота, противолодочную, противокорабельную и противовоздушную оборону кораблей, судов, соединений во время морских переходов. В то время, учитывая большую мобильность советского военно-морского флота, это представлялось очень важной задачей.

Первым кораблем в серии 1134-А стал большой противолодочный корабль «Кронштадт», заложенный 30 ноября 1966 г. и спущенный на воду в феврале 1968 года. Затем были построены большие противолодочные корабли «Адмирал Исаков» и «Адмирал Нахимов», и, наконец, настала очередь большого противолодочного корабля «Адмирал Макаров». 22 января 1973 года он был включен в состав ВМФ СССР и уже в апреле 1973 года предпринял свой первый поход, перейдя на Северный флот, в состав которого он и был зачислен 25 апреля 1973 года. Первым командиром БПК «Адмирал Макаров» был назначен капитан 2 ранга Валентин Александрович Чкалов, занимавший эту должность с 1971 по 1974 гг.

В июне-декабре 1974 года проходил свою первую боевую службу в Атлантике, совершил заходы на Кубу и в Марокко. Также во время турецкого вторжения на Кипр участвовал в эвакуации советских граждан с острова.

С17 июня по 8 декабря 1974 года БПК «Адмирал Макаров» находился в Центральной Атлантике и Средиземном море – в составе отряда советских военных кораблей, в который входили БПК «Адмирал Нахимов», ЭМ «Бывалый» и военный танкер «Днестр». Как раз в то время, когда корабли ВМФ СССР находились в походе, возник знаменитый Кипрский кризис. 15 июля 1974 года на Кипре произошел военный переворот, в результате которого был свергнут президент архиепископ Макариос III. Переворот был организован ЭОКА-Б – «Национальной организацией освобождения Кипра», которая поставила на пост главы государства кипрского греческого националиста Никоса Сампсона. За спиной ЭОКА-Б стояли находившиеся у власти в Греции т.н. «черные полковники», также придерживавшиеся идей греческого национализма. В ответ Турция, посчитав приход к власти на острове националистов прямой угрозой безопасности турецкого населения Северного Кипра, высадила на острове 35-тысячный армейский корпус. Под контролем турецких войск оказались 37% кипрской территории, в первую очередь – районы острова, населенные этническими турками. Греция и Турция, два важнейших члена НАТО в Средиземноморье, оказались на пороге открытого вооруженного конфликта.

В район Кипра были направлены советские корабли БПК «Адмирал Нахимов» и БПК «Адмирал Макаров». Перед ними была поставлена задача обеспечения безопасности находящихся на острове советских граждан, в первую очередь – сотрудников дипломатических миссий и торговых представительств. Затем корабли конвоировали теплоход «Башкирия», на котором с острова Кипр были эвакуированы граждане Советского Союза и члены их семей. Во время «кипрской операции» советские военные корабли не вступали в какие-либо конфронтационные действия с иностранными военно-морскими силами.

Не забывали советские большие противолодочные корабли и о своей главной функции – наблюдении за подводными лодками вероятного противника, в первую очередь – ВМС США. Помимо подводных лодок, БПК «Адмирал Макаров» наблюдал и за надводными кораблями вероятного противника. Например, находясь в Атлантическом океане, БПК «Адмирал Макаров» обнаружил следовавший без охранения американский авианосец Forrestal. Он едва не столкнулся с советским кораблем, после чего повернул и стал уходить, набирая скорость. Командование БПК «Адмирал Макаров», связавшись с командованием ВМФ СССР, получило приказ следить за американским авианосцем. Хотя ни одного военного корабля какой-либо из стран НАТО в данное время вблизи советского корабля не наблюдалось, осуществлять слежку за авианосцем было весьма сложно из-за постоянно сновавших гражданских судов. Тем не менее, БПК «Адмирал Макаров» уверенно преследовал американский авианосец в пределах визуальной видимости, пока в районе Бискайского залива не было получено распоряжение о прекращении преследования. Эта история – типичный пример боевых будней большого противолодочного корабля.

Очень передовыми по тем временам были и противолодочные возможности «Адмирала Макарова». Все корабли проекта 1134 А отличались в лучшую сторону от американских фрегатов. Так, аппаратура советских кораблей позволяла определять следование подводных лодок по их кильватерному следу. Сам же советский большой противолодочный корабль оставался для противника незаметным. Обычно поиск подводной лодки выглядел так. «Адмирал Макаров», патрулировавший воды Северной Атлантики, обнаруживал американскую атомную подводную лодку и начинал идти по ее следу. В это время американский экипаж не придавал шедшему сверху судну особого значения, считая, что это идет какое-то обычное гражданское судно. Лишь когда «Адмирал Макаров» включал свои гидроакустические комплексы, на американской субмарине начиналась настоящая паника. Экипаж американской подлодки в этой ситуации уже осознавал всю гибельность своего положения, понимая, что лодка находится под прицелом советского большого противолодочного корабля. Американская субмарина увеличивала скорость до максимума. В некоторых случаях в дело вступал вертолет, помогавший определить точные координаты американской субмарины. Естественно, после таких встреч с советским большим противолодочным кораблем американские подводники долгое время пребывали в шоке, и их можно понять – ведь они были фактически на волоске от гибели, и в случае военного времени субмарина была бы уничтожена очень быстро.

«Адмирал Макаров» прослужил в советском военно-морском флоте более двадцати лет. Конечно, он мог бы служить и больше, если бы вовремя проводились модернизационные работы. Но историческая эпоха внесла свои коррективы в судьбу и военно-морского флота страны, и большого противолодочного корабля «Адмирал Макаров». В 1992 году корабль был исключен из состава Северного флота ВМФ Российской Федерации. То было время странных либеральных надежд на мир и дружбу с Соединенными Штатами Америки, на государственном уровне пропагандировалась необходимость сокращения вооруженных сил, отказа от вооружений. На практике же военно-морской флот страны стремительно разваливался, и тогдашнее руководство практически не предпринимало никаких действий для сохранения российского военно-морского могущества.

В 1994 году, спустя два года после «списания» «Адмирала Макарова», знаменитый советский военный корабль был продан в Индию – на металлолом. Так печально закончилась судьба корабля, на котором несли службу поколения советских офицеров, мичманов, старшин и матросов. Прошло двадцать три года, как корабль «Адмирал Макаров» прекратил свое физическое существование. Однако 2 сентября 2015 года был спущен на воду новый корабль под тем же названием – фрегат, сторожевой корабль проекта 11356 «Адмирал Макаров». Он поступил на службу в составе Черноморского флота ВМФ Российской Федерации и должен стать достойным преемником российских и советских кораблей, носивших славное имя адмирала Макарова.

(по И. Полонскому)

АВАРИЯ НА СОВЕТСКОЙ ПОДВОДНОЙ ЛОДКЕ К-19

Героическая страница Отечественного подводного флота — подвиг первого экипажа первой атомной стратегической ракетной подводной лодки СССР К-19, ликвидировавшего на борту субмарины далеко в океане тяжелейшую аварию ядерного реактора. Это была техногенная катастрофа могущая привести к взрыву, не только двух реакторов, но и детонации ядерных зарядов, имеющихся на борту ракет. Как отреагировали бы американцы на ядерный взрыв в ста милях от своей базы, сказать сложно.

Моряки — герои предотвратили ядерный конфликт, взрыв реактора и загрязнение океана радиоактивными материалами, что достойно Всемирного признания.

4 июля 1961 года в Северной Атлантике на советской атомной подводной лодке (АПЛ) К-19 с баллистическими ракетами на борту на глубине 180 метров произошла авария на ядерной энергетической установке, при ликвидации аварии погибли 8 человек.

К-19 являлась первой подводной лодкой проекта 658, разработанного в ЦКБ-18 (ныне Центральное конструкторское бюро морской техники "Рубин"). Она была заложена в 1958 году в Северодвинске (Архангельская область) на заводе 402 (ныне Производственное объединение "Северное машиностроительное предприятие"), спущена на воду в 1959 году, вступила в строй 12 ноября 1960 года. В июне 1961 года АПЛ была включена в состав Северного флота.

К-19 имела главную энергетическую установку, включающую два водоводяных реактора, размещенных последовательно друг за другом в диаметральной плоскости корабля в средней части корпуса. Она была первой советской ракетоносной атомной подводной лодкой. На ее вооружении состояли торпеды и три межконтинентальные баллистические ракеты с надводным стартом.

Этим атомоходом, построенным в рекордно короткие сроки, Советский Союз отвечал на вызов США, уже имевших на вооружении атомный подводный ракетоносец "Джордж Вашингтон".

В июне — июле 1961 года в Атлантическом океане проходили боевые учения СССР под кодовым названием "Полярный круг". Военно-морской флот отрабатывал взаимодействие надводных и подводных кораблей. В учениях принимала участие и К-19, командиром которой был капитан 1-го ранга Николай Затеев.

Подводной лодке необходимо было выйти из Атлантики через Норвежское море в Северный Ледовитый океан и, имитируя действия "условного противника", подойти к берегам Советского Союза со стороны Северного полюса, а затем, всплыв из-под арктического льда в непосредственной близости от "советского военного пространства", она должна была произвести "ракетную атаку". Цель — проверка эффективности советской противолодочной защиты, прикрывающей северные моря от американских подлодок.

Во время учений, чтобы избежать обнаружения, К-19 шла под паковыми льдами. Ее курс пролегал между Гренландией и Исландией через забитый льдами Датский пролив.

На выходе из него, 4 июля 1961 года в 04:15, на 16-е сутки плавания, когда подводная лодка находилась на стометровой глубине в Северной Атлантике, в ста милях от американской военно-морской базы, расположенной на норвежском острове Ян-Майен, на ней сработала аварийная защита реактора левого борта.

Причиной аварии послужило резкое падение давления воды и уровня объема в компенсаторах первого контура системы охлаждения реактора. Как выяснилось впоследствии, течь на неотключаемом участке возникла через трубку одного из датчиков давления. В результате падения уровня воды заклинило оба насоса, обеспечивающих циркуляцию теплоносителя. Температура в активной зоне повысилась до величины, опасной разрушением тепловыделяющих элементов.

Авария атомного реактора могла привести к взрыву лодки, а впоследствии — к глобальной экологической катастрофе — радиоактивному отравлению вод Мирового океана.

Командир подлодки дал команду на всплытие и принял решение из подручных материалов смонтировать трубопровод, дублирующий поврежденный участок системы охлаждения. В течение двух часов, находясь в зоне воздействия радиации, подводники без защитных костюмов (их не было тогда), голыми руками, в армейских противогазах, которые не защищают от излучения, смонтировали систему охлаждения и спасли подлодку. В будущем такие дублирующие контуры появились на всех АПЛ.

В ходе ликвидации аварии личный состав неоднократно в течении длительного времени находился в зоне воздействия радиации, 42 члена экипажа получили большие дозы облучения, в результате распространения активных газов и аэрозолей осложнилась радиационная обстановка в обитаемых отсеках лодки. Через четыре с половиной часа после возникновения аварии у облучившихся моряков начали появляться признаки лучевой болезни — у 15 человек тяжелой, 11 — средней и 16 — легкой степени.

Ситуация осложнилась тем, что оказалась поврежденной антенна передатчика дальней связи и командир подлодки не мог сообщить об аварии командованию флота. После всего случившегося Николай Затеев принял решение возвращаться в базу, хотя туда нужно было идти более трех суток. Через какое-то время с помощью аварийного передатчика удалось связаться с участвовавшими в учениях двумя средними дизельными подводными лодками, которые пришли на помощь. С одной из подлодок удалось связаться со штабом флота и сообщить об аварии на АПЛ. К вечеру 4 июля с К-19 на две подлодки были эвакуированы 65 моряков, а еще через день ее оставили все члены экипажа. Перед этим механизмы атомного ракетоносца были приведены в нерабочее состояние.

Еще через несколько дней, когда к месту аварии подошли направленные штабом флота надводные корабли с медицинскими группами, К-19 взяли на буксир и перевели на базу. Все эти дни две дизельные подлодки, на которые были эвакуированы члены экипажа АПЛ, держали К-19 под прицелом торпедных аппаратов — если бы на нее попытались проникнуть иностранные военные, то ее бы потопили.

Через 87 часов после аварии весь экипаж К-19 был госпитализирован. Восемь человек, получивших максимальные дозы радиации, скончались в течение недели. Двоих похоронили в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург), а шестерых — в Москве на Кузьминском кладбище. Остальные долгое время проходили курс лечения.

Правительственной комиссией действия экипажа по ликвидации аварии были признаны правильными, многие (в том числе посмертно) получили ордена и медали.

Атомная подлодка К-19 была отправлена в ремонт. В 1962-1964 годах на ней были заменены оба атомных реактора, были модернизированы навигационный и ракетный комплексы. АПЛ потом много плавала, успешно совершала ракетные стрельбы и решала задачи боевой подготовки. Но после аварии 1961 года К-19 получила у моряков прозвище "Хиросима" и репутацию "несчастливого" корабля. На ней были аварии, пожары, не избежала она и столкновений — над водой и под водой.

15 ноября 1969 года при отработке задач боевой подготовки в Баренцевом море К-19 столкнулась с американской субмариной "Гэтоу" (Gato), пытавшейся осуществлять скрытное слежение за советским атомоходом. Оба корабля получили повреждения.

Авария, произошедшая с К-19 24 февраля 1972 года при несении боевой службы в Северной Атлантике, была трагической: в результате пожара в отсеках корабля погибли 28 человек.

После ЧП 1972 года подлодку отправили на судоремонтный завод "Звездочка" в Северодвинск, где ее обновили, модернизировали. Отремонтированная подлодка К-19 еще не раз выходила на боевые дежурства в морские и океанские глубины.

В 1979 году АПЛ была признана утратившей значение как крейсер-ракетоносец и переоборудована в лодку связи по проекту 658С. Стала называться КС-19. В 1990 году выведена из боевого состава в резерв, в 1992 году переименована в БС-19.

В мае 2002 года лодка была доставлена на судоремонтный завод "Нерпа" (Снежногорск). В 2003 году на ней была произведена выгрузка активных зон ядерных реакторов, а затем разделка и утилизация. Часть ограждения выдвижных устройств сохранена как мемориал и установлена у проходных завода "Нерпа".

Долгое время авария 1961 года на К-19 была засекречена.

О трагедии К-19 стало известно в 1990-е годы. Вышли в свет газетные публикации, книги. В 2002 году широкой публике был представлен американский кинофильм "К-19. Оставляющая вдов" (K-19: The Widowmaker), главные роли в котором сыграли Харрисон Форд и Лиам Нисон.

В 2006 году бывший президент СССР Михаил Горбачев обращался в Нобелевский комитет с предложением номинировать на Премию мира экипаж советской атомной подводной лодки К-19.

В память о подвиге членов экипажа К-19 на месте их захоронения на Кузьминском кладбище в Москве на средства энергокомпании "Мосэнерго" в 1998 году был воздвигнут мемориал. Бывший матрос АПЛ К-19 Владимир Романов создал частный музей К-19 в Подмосковье.

30 ИЮНЯ 1984 г. НА АПЛ К-151 ВО ВРЕМЯ БОЕВОЙ ПОДГОТОВКИ В МОРЕ ВОЗНИК ПОЖАР В VII ОТСЕКЕ, ГДЕ НАХОДИЛИСЬ 10 ЧЕЛОВЕК.

В связи с большой задымленностью и невозможностью точного определения места возгорания было принято решение о выводе личного состава через VIII отсек. Были остановлены ГТЗА обоих бортов. Получили отравление токсичными газами 2 человека, один погиб (лейтенант Малыхин С.А.).

 

АПЛ К-151Атомная подводная лодка К-151 проекта 659, 659Т. 16 ноября 1960 года зачислена в списки кораблей ВМФ. 21 апреля 1962 года заложена на стапеле судостроительного завода им.Ленинского комсомола в г.Комсомольск-на-Амуре как крейсерская подводная лодка проекта 659. 30 сентября 1962 года спущена на воду. 4 ноября 1962 года-10 марта 1963 года проведены заводские швартовные испытания. 27 января1963 года поднят Военно-Морской флаг СССР. Этот день объявлен годовым праздником корабля. 

10-11 марта 1963 года проведены заводские ходовые испытания. 12 марта-28 июля 1963 года выполнена программа государственных испытаний. В мае 1963 года сформирован 331-й экипаж крейсерской атомной подводной лодки проекта 659 для Крейсерской подводной лодки К-151. 28 июля 1963 года подписан приемный акт и К-151 ступила в строй. 2 сентября 1963 года после отработки задач вошла в первую линию. В 1963 году в море была обнаружена течь 3 контура, приведшая к потере хода и переобучению личного состава. 9 октября – 14 ноября 1963 года совершила автономное плавание по маршруту: бухта Павловского - пролив Лаперуза - пролив Буссоль далее по меридиану 150 градусов на юг до северного тропика, затем переход и плавание в Беринговом море. 14 ноября прибыла к постоянному месту базирования в Петропавловск-Камчатский. 23 ноября 1963 года в базе при продувке ЦГБ №-4 для выравнивания крена произошел разрыв трубопровода ВВД. Причиной явилась плохая очистка воздуха при пополнении запасов ВВД. 

4 ноября 1964 года вошла в состав Тихоокеанского флота. Зачислена в состав 45-й Дивизии подводных лодок 15-й Эскадры подводных лодок ТОФ с базированием на бухту Крашенинникова. В 1964-1966 годах отрабатывала задачи БП, испытывала новую технику. В декабре 1965 года выполнила ракетную стрельбу двумя ракетами по берегу. Получила Приз Командующего КТОФ. В 1966 году участвовала в оперативно-тактическом учении «Буссоль» с выполнением ракетной стрельбы по береговым объектам с оценкой «отлично».

С декабря 1966 года по ноябрь 1968 года находилась в текущем ремонте с заменой парогенераторов на СРЗ-30 в б.Чажма (п.Дунай). В 1969-1972 года выполнила задачи двух Боевых служб в Тихом океане. С августа 1972 года по 1976 год прошла ремонт и перевооружение в торпедную подводную лодку по проекту 659Т на ДВЗ «Звезда» в п.Большой Камень (Приморский край). С июня 1974 года по август 1976 года произвела перезарядку активных зон реакторов. По окончании модернизации перечислена в состав 26-й Дивизии подводных лодок ТОФ с базированием на бухту Павловского в заливе Стрелок. В 1976-1979 годах совершила четыре Боевых службы в Филиппинском море, Индийском океане, в Тихом океане. 25 июля 1977 года была переклассифицирована в большую подводную лодку. В октябре 1977 года приняла участие в торпедной стрельбе на Приз ГК ВМФ и завоевала первое место за лучшую атаку надводного корабля, была награждена вымпелом ГК ВМФ. В июле1978 года приняла участие в призовых стрельбах на приз ГК ВМФ, была награждена Грамотой за 2-е место в атаке АУС. В 1979 году в составе дивизии переформирована в состав 4-й Флотилии подводных лодок КТОФ.

В феврале-августе 1980 года совершила Боевую службу с пополнением запасов в пунктах маневренного базирования (Камрань, СРВ). С апреля 1981 по сентябрь 1983 года находилась в среднем ремонте. В 1983 году перебазирована в бухту Постовая с подчинением командиру 28-й Дивизии подводных лодок Сахалинской Флотилии КТОФ.

30 июня 1984 года во время боевой подготовки в море возник пожар в VII отсеке, где находились 10 человек. В связи с большой задымленностью и невозможностью точного определения места возгорания было принято решение о выводе личного состава через VIII отсек. Были остановлены ГТЗА обоих бортов. Получили отравление токсичными газами 2 человека, один погиб.

В январе-октябре 1985 года совершила Боевую службу с пополнением запасов в пункте маневренного базирования (Камрань, СРВ). В 1986 году принято решение о возможности использования БПЛ по состоянию ППУ только в районах БП. В 1987 году принято решение о возможности использования БПЛ на мощности не более 50% и продолжительностью не более 10 суток. В начале 90-х годов подводная лодка К-151 исключена из состава ВМФ в связи со сдачей в ОФИ и в б. Постовая (г.Советская гавань) поставлена на прикол. 13 февраля 1995 года расформирована. В некоторых источниках ошибочно указано на разделку на металл в 1995 году. В 2006 году хранилась на плаву в пункте временного хранения в б.Постовая (г.Советская Гавань).

Всего с момента постройки подводная лодка К-151 прошла 301 953 миль за 33 015 ходовых часов.

КАК БАЛТИЙСКОЕ МОРЕ ПРЕВРАТИЛОСЬ В КЛАДБИЩЕ РУССКИХ СУБМАРИН

Как известно, Советский союз понес наибольшие человеческие потери во время Великой Отечественной Войны. В русской традиции принято ежегодно посещать памятные места захоронений павших советских воинов. Однако боевые действия шли не только на суше, но и на море. Местами упокоения военных моряков становились затонувшие корабли и подводные лодки, поэтому посещение мест памяти затруднительно.

В ходе войны с нацистской Германией и ее союзниками СССР потерял от вражеских мин, бомб и артиллерийского огня больше сотни субмарин. Некоторые подводные лодки числятся пропавшими без вести, но, к сожалению, это равнозначно ее гибели. Когда с субмариной исчезала связь, и предельные сроки автономного плавания истекали, она считалась погибшей. При этом родственники и друзья членов экипажей были лишены шанса узнать, где и при каких обстоятельствах они погибли. Однако несколько лет назад все начало меняться, когда началась акция «Поклон кораблям Великой Победы». При поддержке российского генерала, депутата Государственной Думы Николая Ковалева поисковая группа «Разведывательно-водолазной команды» начала свою миссию по поиску затонувших советских боевых кораблей и подводных лодок.

Поиск начинается в архиве. При содействии НИИ Генштаба РФ собираются все доступные данные о том, где может находиться затонувшее судно. После чего в заданный квадрат выходит команда, обшаривает дно гидролокатором и спускается к тому, что напоминает искомый объект. Разведывательно-водолазная команда сперва работала на Черном море, где первым обнаруженным судном был тральщик ВМФ СССР «Червоний казак». Он затонул, подорвавшись на немецкой мине, когда эвакуировал раненых советских солдат. Из шести сотен человек спаслось только 125. В последующем водолазы переключились на поиск подводных лодок на Балтийском море после того, как при прокладке газопровода «Северный поток» была обнаружена затонувшая советская субмарина. Согласно архивным данным, на Балтике погибло и пропало без вести 46 единиц советского подводного флота. На сей день командой найдено 13 затонувших субмарин. Проекту было присвоено название «Бессмертный дивизион».

Подводные поисковики обнаружили погибшую подлодку Щ-317. Она вышла в море 2 июня 1942 года и отправила на дно несколько вражеских судов. Последнее сообщение от нее было 10 июля, когда был израсходован боезапас, и лодка взяла курс на Кронштадт. Однако на базу субмарина так и не вернулась. Водолазы сообщают:

Остов лодки обнаружен на глубине 78 метров между островами Гогланд и Большой Тютерс. Щ-317 смогла уйти от всех атак, но лишь для того, чтобы подорваться на одной из последних линий немецких минных заграждений на пути к дому – буквально в прямой видимости советской базы

Также поисковики смогли найти разорванный взрывом мины корпус Щ-405. Все 39 членов ее экипажа погибли, чудом советские сторожевые катера обнаружили в воде тела ее командира и двух матросов. Большинство субмарин были уничтожены установленными врагом подводными минами. Так погибли найденные теперь подлодки Щ-406, Щ-320 и М-95. Наши подводники погибли страшной смертью. Информацию о найденных субмаринах передают в Министерство обороны, где их ставят на учет и присваивают статус военных кладбищ. На остовах водолазы закрепляют мемориальные таблички, производятся отпевания погибших моряков:

Священники служат панихиду, вспоминая каждого моряка поимённо. На воду опускается памятный венок и гвоздики по числу погибших, звучат залпы салюта.

В рамках движения «Поклон кораблям Великой Победы» создан виртуальный мемориал погибшим подводникам:

Производятся детальнейшие внешние видеосъемки затонувших объектов. Потом на основании этих съемок создается подробное 3D-изображение затонувшего корабля, которое можно рассмотреть с разных ракурсов

Затонувшие субмарины, превратившиеся в подводные кладбища, таким образом становятся доступными тем, кто готов почтить память советских моряков. Необнаруженными пока остаются 8 подводных лодок. Поиски их будут продолжены.

(по С. Маржецкому)

РАССВЕТ В ГАВАНИ

 
Перед рассветом гавань заскучала.
Но только как бы крепко ни спала, -
Тревога!
И над линией причала
Взмахнут полоской узкой вымпела.
 
Прикрытые от взглядов тополями,
Стремительны, волну подняв слегка,
Как первым громом грохнут дизелями,
Снимаясь со швартовых, МПК.
 
За их кормой бурун взвихрится пеной
И, полосуя светом темноту,
Лишь позывные выплеснут на стенку
Усталому бессменному посту.
 
А корабли умчатся к горизонту.
След - как морзянка море прострочит.
Вдруг удивленно улыбнется кто-то,
Увидев зорьки первые лучи…
 
(Исп. М-лы СМИ, военные и литературные труды; Материалы НИИ военной истории; )
 
Над выпуском работали военкоры юнармейского отряда военкоров «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы:
Алина Сафиуллина, военкор, нач. морского клуба;
Патрушева Юлия, военкор;
киноклуб ведёт:
Анастасия Шестакова, командир отряда, лауреат конкурса «Гордость Пермского края», нач. киноклуба РО РВИО;
образовательные путешествия (интерактивные) по музею готовят:
Анастасия Пономарёва, нач. клуба «Юный военкор», лауреат конкурса «Гордость Пермского края»;
Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор;
Тьютор: Куляпин Александр Сергеевич