Военкоры юнармейского отряда «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 в образовательном путешествии по школьному музею останавливаются у экспозиции «Святые воины и полководцы», «Военно-морской флот»: национальные герои, родная история, культура, великая литература; киноклуб РО РВИО  П.к. Очередной, выпуск  посвящён: Дню МОРСКОГО ФЛОТА РОССИИ.

СРАЖЕНИЕ ПРИ ЛАРГЕ

20 июля 1770 года русские войска под командованием генерала Петра Александровича Румянцева разгромили турецко-татарскую армию в устье реки Ларга (левый приток реки Прут на территории княжества Молдавия).

Произошло это в ходе очередной русско-турецкой войны 1768-1774 годов. 19 июля 1770 года между реками Ларга и Бабикул разведка обнаружила передовые отряды армии крымского хана Каплан-Гирея (65 тыс. татар, 15 тыс. турок, при 33 орудиях). 

20 июля рано утром русские атаковали вдвое превосходившего по численности противника. С фронта в бой вступил корпус генерал-поручика П.Г. Племянникова. 

Другие русские корпуса переправились через Ларгу и нанесли удар по татарским флангам. Румянцев построил свои войска в дивизионные и полковые пехотные каре и между ними расположил артиллерию, огонь которой стал решающим. Русские сразу же потеснили противника и к полудню сражение окончилось нашей победой. 

Потеряв более 1000 человек убитыми и до 2000 человек пленными, а также всю артиллерию и обоз, крымский хан отошел на соединение с главной турецкой армией. Русские войска в этом сражении потеряли около 100 человек убитыми и ранеными. 

За победу при Ларге Румянцев был награжден орденом святого Георгия высшей, 1-й степени. Он стал первым кавалером высшей степени Военного ордена Российской империи.

СРАЖЕНИЕ У ФИДОНИСИ (ОСТРОВ ЗМЕИНЫЙ)

14 июля (3 июля) 1788 года — первое морское сражение Русско-турецкой войны 1787—1792 между флотами России и Османской империи, боевое крещение Севастопольской эскадры — боевого ядра Черноморского флота.

14 июля 1788 г. во время русско-турецкой войны 1787-1791 годов русская эскадра из 36 кораблей под командованием контр-адмирала М.И. Войновича у о. Фидонит (Змеиный) вступила в бой с турецким флотом из 49 судов под командованием Хаман-паши. Авангардом русских кораблей командовал Ф.Ф. Ушаков, который применил новый тактический прием - сосредоточенный удар артиллерии по флагманскому кораблю неприятеля. После трехчасового боя турки, несмотря на значительный перевес сил, вынуждены были отступить. Это была первая победа Черноморского флота над превосходящими силами противника, в результате которой турецкая эскадра была вынуждена отказаться от помощи гарнизону осажденной крепости Очаков.

Сражение у Фидониси 3 (14) июля 1788 года — морское сражение русско-турецкой войны 1787—91 годов между бежавшим после разгрома под Очаковым 18 июня остатком эскадры Османской империи и Севастопольской эскадрой уже почти созданного Черноморского флота России. Несмотря на то, что бой у Фидониси не оказал значительного влияния на ход кампании, это была первая победа Севастопольской эскадры над значительно превосходящими силами противника, имевшая большое психологическое значение.

18 (29) июня 1788 года русские войска осадили турецкую крепость Очаков. В тот же день из Севастополя в Очаков вышла русская эскадра под командованием контр-адмирала М. И. Войновича. В состав эскадры вошли два 66-пушечных линейных корабля, два 50-пушечных фрегата, восемь 40-пушечных фрегатов, один 18-пушечный фрегат, 19 мелких парусных судов и три брандера. Главная задача российской эскадры состояла в том, чтобы не дать возможности бежавшей после разгрома под Очаковым 18 июня турецкой эскадре снова вернуться и оказать помощь осажденным в Очакове турецким войскам. Также российская эскадра должна была содействовать русским сухопутным войскам под Очаковым и не подпускать эскадру противника к берегам Крыма.

Из-за встречных ветров русская эскадра к острову Тендра подошла только 29 июня (10 июля) 1788. Обнаруженный здесь скрывавшийся бежавший остаток турецкой эскадры состоял из 15 линейных кораблей (из них пять 80-пушечных), восьми фрегатов, трех бомбардирских кораблей и 21 мелких судов.

Турецкая эскадра, избегая боя, направилась на юго-запад, преследуемая Севастопольской эскадрой.

Встретились эскадры утром 3 (14) июля 1788 недалеко от дельты Дуная у острова Фидониси (Змеиный). Соотношение сил сторон было неблагоприятно для российских сил. Турецкая эскадра имела 1110 орудий против 550 у русской, вес залпа 2,5:1 (благодаря большему калибру орудий турецких линейных кораблей). Соотношение численного состава команд 10 000 человек турецкой эскадры против 4000 — русских экипажей делало неблагоприятным возможный исход абордажной схватки.

Занимая наветренное положение, турецкий флот выстроился в 2 кильватерные колонны и начал спускаться на русскую линию. Первая колонна турок, возглавляемая самим «Эски-Гассаном», атаковала авангард русских под командой бригадира Ф. Ф. Ушакова, более крупная вторая турецкая колонна пошла на кордебаталию и арьергард.

После недолгой перестрелки с двумя русскими кораблями и 50-пушечными фрегатами на дальней дистанции корабль Гассана был вынужден выйти из линии боя, при этом он попытался отрезать два фрегата русского авангарда, но к ним на помощь устремился «Святой Павел» Ушакова. Корабль капудан-паши оказался с одного борта под огнём фрегатов, а с другого — корабля Ушакова. Сосредоточенная стрельба русских судов нанесла турецкому флагману серьёзные повреждения, и Эски-Гассан стал стремительно уходить, чтобы погасить пламя пожара.

Флагманский корабль Войновича «Преображение Господне» вел бой с двумя кораблями турецких вице- и контр-адмиралов. Огонь севастопольского флагмана вызвал пожары на кораблях турок. Сначала им удалось потушить пламя, но после повторных возгораний, они повернули и ушли за линию боя. После этого корабль «Преображение» потопил турецкую шебеку.

У севастопольцев повреждения получили 4 фрегата.

Турецкий флот был вынужден отступить. Задача русского флота по поддержке сухопутных войск под Очаковым (который был взят только 6 (17) декабря 1788 года) фактически была выполнена. Безоговорочное господство турецкого флота на Чёрном море завершилось. Императрица 28 июля восторженно писала Потемкину: «Действие флота Севастопольского меня много обрадовало: почти невероятно, с какою малою силою Бог помогает бить сильные Турецкие вооружения! Скажи, чем мне обрадовать Войновича? Кресты третьего класса к тебе уже посланы, не уделишь ли ему один, либо шпагу?». Граф Войнович получил орден Святого Георгия III степени.

В честь этой морской победы название «Фидониси» получил эскадренный миноносец Черноморского флота, вступивший в строй 25 мая (7 июня) 1917 года.

230 лет назад, 3 июля 1788 года, Севастопольская эскадра разбила турецкий флот в сражении у Фидониси. 

Это была первая победа молодого Черноморского флота над значительно превосходящими силами противника.

Предыстория

После поражения в войне 1768-1774 гг. и последующей потери Крыма Порта усиленно готовилась к войне с Россией. Турки мечтали о реванше, хотели вернуть Крым и вытеснить Россию из Причерноморья и Кавказа. К войне османов подначивали Франция и Англия. Англичане и французы оказывали сильное давление на Стамбул, призывали «не допустить русского военного флота в Чёрное море». В августе 1787 г. русскому послу в Константинополе был предъявлен ультиматум, в котором турки требовали вернуть Крым и пересмотреть ранее заключенные договоры между Россией и Турцией. Эти наглые требования Петербург отверг. В начале сентября 1787 года турецкие власти без официального объявления войны арестовали русского посла Я. И. Булгакова, а турецкий флот под командованием «Крокодила морских сражений» Гассана-пашы вышел из Босфора в направлении Днепровско-Бугского лимана. Началась новая русско-турецкая война.

Состояние флотов

На суше Османская империя не имела преимущества над русской армией, но на море турки имели подавляющее превосходство. Турецкий флот к 1787 г. имел 29 линейных кораблей, 32 фрегата, 32 корвета, 6 бомбардирских кораблей и значительное число вспомогательных судов. Однако часть сил была в Средиземном море, и часть кораблей была небоеспособна (плохое состояние, нехватка оружия и обученного личного состава). Для действий в Черном море были выделены 19 линейных кораблей, 16 фрегатов, 5 бомбардирских кораблей и большое количество галер и других гребных судов. Турки перед войной постарались улучшить материальное состояние флота. Так, в период Гассана-паши кораблестроение в Турции более строго последовало европейским образцам — корабли и фрегаты строились по лучшим в то время французским и шведским чертежам. Османские линейные корабли были двухдечными и, как правило, относительно более крупными, чем русские соответствующих рангов. Они имели также и более многочисленный экипаж, часто и лучшее вооружение.

Турецкое командование возлагало на свой флот большие надежды, планируя использовать господство на море. Турецкий флот, имея базу в Очакове, должен был блокировать Днепровско-Бугский лиман, а затем с помощью десантов овладеть русской крепостью Кинбурн, нанести удар во верфям в Херсоне и провести операцию по захвату Крыма (турки надеялись на поддержку местных крымских татар).

Россия, присоединив Северное Причерноморье и Крым, начинает активно развивать регион, строить флот, верфи, порты. В 1783 году на берегах Ахтиарской бухты началось строительство города и порта, ставшего главной базой русского флота на Чёрном море. Новый порт назвали Севастополем. Основой для создания нового флота стали корабли Азовской флотилии, построенные на Дону. Вскоре флот стал пополняться кораблями, построенными на верфях Херсона, нового города основанного вблизи устья Днепра. Херсон стал главным кораблестроительным центром на юге империи. В 1784 году в Херсоне был спущен на воду первый линейный корабль Черноморского флота. Также здесь было учреждено Черноморское Адмиралтейство. Петербург пытался ускорить становление Черноморского флота за счёт части Балтийского флота. Однако турки отказались пропустить русские корабли из Средиземного в Чёрное море.

В результате к началу войны военно-морские базы и судостроительная отрасль на Черном море были в процессе создания. Не хватало необходимых запасов и материалов для постройки, вооружения, оснащения и ремонта кораблей. Ощущался недостаток корабельных мастеров, морских офицеров и подготовленных матросов. Черное море было ещё изучено слабо. Русский флот сильно уступал турецкому в числе кораблей: к началу боевых действия Черноморский флот имел всего 4 линейных корабля. По числу корветов, бригов, транспортов и вспомогательных судов, турки имели превосходство примерно в 3-4 раза. Только по фрегатам русский и турецкий флоты были примерно равны. Уступали русские линейные корабли на Черном море и в качественном отношении: в скорости хода, артиллерийском вооружении. Кроме того, русский флот был разделён на две части. Ядро Черноморского флота, в основном большие парусные корабли, базировалось в Севастополе, а гребные суда и небольшая часть парусного флота находилось в Днепровско-Бугском лимане (Лиманская флотилия). Основной задачей флота была задача защиты Черноморского побережья с целью не допустить вторжения вражеского десанта.

Стоит также отметить, что русский флот имел слабое командование. Такие адмиралы, как Н. С. Мордвинов и М. И. Войнович, хотя и имели полную поддержку двора и множество нужных связей для развития карьеры, не были воинами. Эти адмиралы были нерешительны, неумелы и безынициативны, боялись отрытого боя. Они придерживались линейной тактики, считали, что с имеющим видимое превосходство противником нельзя вступать в решительное сражение. То есть полагали, что если у врага больше кораблей, людей и пушек, то вступать в сражение нельзя, так как поражение неизбежно. Русскому флоту повезло, что в это время среди старших офицеров флота оказался решительный и обладающий выдающимися военно-организаторскими способностями Фёдор Федорович Ушаков. Ушаков не имел связей при дворе, не был родовитым аристократом и всего добился своим талантом и упорным трудом, всю свою жизнь посвятив флоту. Главнокомандующий сухопутными и морскими силами на юге империи фельдмаршал князь Г. А. Потёмкин разглядел талант Ушакова и оказывал ему поддержку. В Лиманской же флотилии старшими командирами вовремя назначили храбрых и решительных иностранцев: французского принца К. Нассау-Зигена и американского капитана П. Джонса.

Русский флот, несмотря на свою молодость, и слабость, смог успешно противостоять сильному противнику. В 1787-1788 гг. Лиманская флотилия удачно отбила все вражеские атаки, турецкое командование потеряло много кораблей. Турки не смогли использовать своего превосходства в крупных парусных кораблях с мощным артиллерийским вооружением, так как на Лимане сложилось положение, напоминавшее ситуацию на балтийских шхерах во время Северной войны, когда подвижные гребные суда царя Петра успешно боролись со шведским флотом. В Очаковском морском сражении (7, 17-18 июня 1788 года) турки потерпели жестокое поражение. За два дня сражения («Разгром турецкого флота в Очаковском сражении») турецкий флот лишился 10 (из 16) линейных кораблей и фрегатов, приведенных капудан-пашей в Лиман. Общие потери противника Нассау-Зиген оценивал в 478 орудий и 2000 погибших моряков. Кроме того, 1673 турецких офицеров и матросов попали в плен.

Таким образом, султанский флот потерял десять больших кораблей и сотни моряков. Однако османы ещё сохранили ещё достаточно сил для борьбы на море и преимущество над русским парусным флотом.

Сражение у острова Фидониси

В то время как в Днепровско-Бугском лимане шли яростные бои, Севастопольская эскадра бездействовала, находясь на своей базе. Контр-адмирал Войнович боялся сражения с превосходящими силами противника. Нерешительный адмирал постоянно находил повод не выводить корабли в море. Опоздав с выводом флота в море, осенью он подставил корабли под сильный шторм. Более чем на полгода эскадра ремонтировалась. Лишь весной 1788 г. боеспособность была восстановлена. Войнович снова не торопился с выходом в море. Зная численный состав османского флота Гассан-паши, он боялся встречи с врагом и придумывал различные предлоги, чтобы отложить выход эскадры в море. Только после решительных требований Потёмкина эскадра Войновича вышла в море.

18 июня 1788 года Севастопольский корабельная эскадра в составе двух линейных кораблей, двух 50-пушечных и восьми 40-пушечных фрегатов (552 орудия), одного 18-пушечного фрегата, двадцати малых крейсерских судов и трех брандеров вышла в море. Командующий флотом контр-адмирал Войнович (флаг на 66-пушечном корабле «Преображение Господне») в соответствии с приказом Потемкина направил флот к Очакову для отвлечения от него турецкого флота.

В тот же день командующий турецким флотом капудан-паша Гассан (Хасан-паша) после Очаковского поражения с прорвавшимися из Днепровского лимана кораблями встал на якорь у острова Березань, где проводил ремонт кораблей и вскоре соединился с эскадрой, включавшей наиболее крупные турецкие корабли. Османский флот теперь насчитывал 17 линейных кораблей, в том числе пять 80-пушечных (всего не менее 1120 орудий), 8 фрегатов, 3 бомбардирских корабля, 21 малое крейсерское судно (шебеки, кирлангичи и др.). Таким образом, только главные силы турецкого флота имели двухкратное превосходство в количестве орудий и еще большее превосходство в весе бортового залпа. Семнадцати турецким кораблям Войнович мог противопоставить линию из двенадцати кораблей и фрегатов, из которых только четыре были вооружены орудиями крупных калибров, равноценными орудиям турецких кораблей. Это были 66-пушечные «Преображение Господне» и «Святой Павел», а также 50-пушечные «Андрей Первозванный» и «Георгий Победоносец».

Задержанная ветрами эскадра Войновича только 29 июня, когда армия Потемкина уже подходила к Очакову, достигла острова Тендра, где и обнаружила державшийся к северо-западу от Тендры вражеский флот. Утром 30 июня 1788 года Войнович пошел на сближение с противником, сохранявшим наветренное положение. Учитывая соотношение сил, русский адмирал, в согласии со своим младшим флагманом, командиром авангарда капитаном бригадирского ранга Ушаковым (флаг на 66-пушечном корабле «Св. Павел»), решил ожидать атаки турок в подветренном положении. Это позволяло лучше удерживать плотное построение линии баталии и гарантировало использование артиллерии нижних деков и, следовательно, отчасти компенсировало превосходство противника в артиллерии. Однако Гассан-паша воздержался от атаки. Трое суток флоты маневрировали на виду друг у друга, постепенно смещаясь к юго-западу, к устью Дуная, и удаляясь от Очакова.

К 3 (14) июля оба флота находились против устья Дуная, около острова Фидониси. Гассан-паша, решившись атаковать, на своем флагманском корабле обошел весь флот и дал наставления младшим флагманам и командирам кораблей. После 13 часов османский флот в двух густых колоннах начал спускаться для атаки русского флота. Первую колонну составил авангард под личным командованием капудан-паши (6 кораблей), вторую — кордебаталия (6 кораблей) и арьергард (5 кораблей), соответственно под командованием вице-адмирала и контр-адмирала. Командир русского авангарда Ушаков, считая, что противник пытается атаковать и отрезать арьергард Севастопольской эскадры, приказал передовым фрегатам «Берислав» и «Стрела» прибавить парусов и держать в крутой бейдевинд, чтобы, «выиграв ветр, сделать передовым через контрамарш-поворот и при оном бить неприятеля с ветру».

Оценив эту угрозу, турецкий адмирал с авангардом повернул влево, и вскоре весь турецкий флот начал выстраиваться в линию напротив российского. При этом авангард Ушакова оказался ближе к противнику. Около 14 часов турки открыли огонь и атаковали два сравнительно слабых русских передовых фрегата. Турецкие бомбардирские корабли, находясь по одному за линиями своих авангарда, кордебаталии (средняя колонна) и арьергарда. Поддерживая огонь линейных кораблей, они непрерывно стреляли из тяжелых мортир, но без особого успеха.

Заметив маневр противника, Ушаков на «Павле», атакованном одним 80-пушечным и двумя 60-пушечными кораблями турецкого авангарда, приказал поставить все паруса и вместе с передовыми фрегатами ещё круче привел к ветру, сблизившись с турецким авангардом. При этом русские фрегаты, выходя на ветер и вступив в тяжелый бой на близкой дистанции, начали отрезать два передовых турецких корабля. Один из них сразу повернул оверштаг и вышел из боя, а другой вскоре тоже повторил его маневр, получив несколько брандскугелей и ядер с русских фрегатов. Стремясь вернуть в строй свои корабли, Гассан-паша приказал открыть по ним огонь, но все равно остался один, будучи атакованным двумя русскими фрегатами и подошедшим к ним на помощь 66-пушечным «Святым Павлом» Ушакова, отразившим атаки своих противников. Несмотря на превосходство в весе бортового залпа, флагман Гассан-паши не смог вывести из строя сравнительно слабые русские фрегаты. Турки традиционно били по рангоуту и такелажу, чтобы вывести из строя как можно больше людей (русские канониры предпочитали бить по корпусу), а сам огонь османских канониров был недостаточно меток. Только «Берислав» получил у форштевня большую пробоину от 40-кг каменного ядра.

Сам флагман турецкого флота был тяжело поврежден огнем русских кораблей, стрелявших с дистанции картечного выстрела. Тем временем Войнович оставался пассивным наблюдателем жаркого боя авангардов, не поддержав своего младшего флагмана, хотя и переменил курс, следуя движениям последнего. Восемь кораблей русского центра и арьергарда вели перестрелку с противником на дистанциях 3-4 кабельтова. Пассивность основных сил русской эскадры позволила кораблям турецких вице-адмирала и контр-адмирала выйти из строя и броситься на поддержку своего капудана-паши. При этом турецкий вице-адмиральский корабль дважды загорался от брандскугелей с фрегата «Кинбурн», а затем попал под удар «Св. Павла». Контр-адмиральский корабль противника также не смог эффективно поддерживать Гассана-пашу. Наконец, около 16 часов 55 минут турецкий адмирал, не выдержав сосредоточенного огня русского авангарда, повернул оверштаг и поспешил выйти из боя. За ним поспешно последовали остальные турецкие корабли, и сражение прекратилось.

Итоги

Таким образом, в успешном отражении нападения превосходящих сил османского флота решающую роль сыграли решительные действия Ушакова, которому удалось не только расстроить маневрами замысел Гассана-паши, но и сосредоточить против вражеского флагмана огонь трёх кораблей своего авангарда. Сражаясь на дистанциях картечного выстрела Ушаков не дал противнику использовать преимущество в количестве орудий, и решительно разбил вражеский авангард. Отступление турецкого флагмана привело к отходу всего вражеского флота. Потери турецкого флота в людях точно неизвестны, но все флагманские корабли и несколько кораблей авангарда противника получили серьёзные повреждения корпуса, рангоута, такелажа и парусов. Русский флот потерял всего семь матросов и солдат убитыми и ранеными, из них шестеро приходились на три корабля Ушаковского авангарда – «Святой Павел», «Берислав» и «Кинбурн». На «Стреле» потерь в людях не было. «Павел», «Берислав» и «Стрела» получили некоторые повреждения рангоута, такелажа и парусов. Из других кораблей флота только 40-пушечный фрегат «Фанагория», как и «Берислав», был пробит в подводной части ядром, вызвавшим сильную течь.

После сражения Войнович, опасаясь преследовать противника, продолжал идти к берегам Крыма. Он написал Ушакову: «Поздравляю тебя, бачушка Федор Федорович. Сего числа поступил ты весьма храбро: дал ты капитан-паше порядочный ужин. Мне все видно было. Что нам бог дает вечером?.. Вам скажу после, а наш флотик заслужил чести и устоял противу этакой силы». В последующие трое суток османский флот следовал за русским, но вступить в сражение более не решился. Войнович по-прежнему ожидал атаки в сомкнутой линии и в подветренном положении, надеясь на своего младшего флагмана. 5 июля он писал Ушакову: «Если подойдет к тебе капитан-паша, сожги, бачушка, проклятого... Если будет тихо, посылай ко мне часто свои мнения о том, что предвидишь... На тебя моя надежда, в храбрости нет недостатка». К вечеру 6 июля 1788 года турецкий флот повернул в море, а утром 7 июля скрылся из виду в направлении к берегам Румелии (европейской части Турции).

Войнович не развил успеха и, прибыв в Севастополь, не спешил вновь выйти в море, чтобы вступить в бой с врагом, отговариваясь необходимостью устранения небольших, по существу, повреждений. В то же время Гассан-паша, исправив повреждения, 29 июля вновь подошел к Очакову, откуда удалился к Босфору только 4 ноября 1788 года, узнав о запоздалом выходе в море (2 ноября) Севастопольского флота. Это замедлило осаду Очакова, который взяли только 6 декабря.

В итоге, несмотря на то, что бой у Фидониси не оказал значительного влияния на ход кампании, это была первая победа корабельного Черноморского флота над значительно превосходящими силами противника. Полное господство турецкого флота на Чёрном море осталось в прошлом. Императрица 28 июля восторженно писала Потемкину: «Действие флота Севастопольского меня много обрадовало: почти невероятно, с какою малою силою Бог помогает бить сильные турецкие вооружения! Скажи, чем мне обрадовать Войновича? Кресты третьего класса к тебе уже посланы, не уделишь ли ему один, либо шпагу?» Граф Войнович получил орден Святого Георгия III степени.

Потемкин в ходе последовавшего конфликта Войновича и Ушакова быстро разобрался в сути дела и нашел способ встать на сторону младшего флагмана. Удалив в декабре 1788 года контр-адмирала Мордвинова от должности старшего члена Черноморского адмиралтейского правления (вскоре уволен от службы), Потемкин в январе 1789 года назначил на его место Войновича, который вскоре и уехал в Херсон. Ушаков стал исполнять обязанности командующего Севастопольским корабельным флотом. 27 апреля 1789 года он был произведен в контр-адмиралы, а через год, 14 марта 1790 года, назначен командующим флотом. Под началом Ушакова русский флот решительно бил врага и захватил стратегическую инициативу на море.

ГОГЛАНДСКОЕ СРАЖЕНИЕ

17 (6) июля в ходе русско-шведской войны 1788-1790 годов состоялось Гогландское морское сражение, которое завершилось крупным успехом Российского флота. Планы шведов завоевать господство на Балтике и захватить Петербург были сорваны.

16 июня 1788 года произошел разрыв дипломатических отношений между Россией и Швецией, а 20 июня шведская эскадра герцога Карла Зюдерманландского в составе 15 кораблей, 8 больших фрегатов, 5 малых фрегатов и 3 пакетботов (всего 1336 пушек) уже вошла в Финский залив. Шведы намеривались разбить русский флот, затем высадить 20-тысячный десантный корпус в районе Ораниенбаума и захватить Санкт-Петербург.

26 июня Екатерина II приказала адмиралу С.К. Грейгу вывести русскую эскадру в море для действий против шведского флота после объявления войны. Манифест о начале войны России со Швецией был опубликован 29 июня 1788 года.

Русский Балтийский флот под командованием адмирала С. К. Грейга вышел из Кронштадта 4 июля.

6 июля шведские корабли были обнаружены западнее острова Гогланд. В распоряжении адмирала Грейга в это время находилось 17 кораблей, 8 фрегатов и 8 мелких судов (всего 1220 орудий). По весу залпа шведская эскадра превосходила русскую в 1,5 раза. Шведские корабли были укомплектованы опытными моряками, тогда как на русских кораблях около половины экипажей составляли рекруты. Необходимость срочного усиления Балтийского флота кадрами ввиду угрозы со стороны Швеции привела даже к досрочному выпуску гардемарин и распределению их по кораблям эскадры Грейга. Одним из них был будущий известный мореплаватель и адмирал И.Ф. Крузенштерн, начавший свою морскую карьеру на корабле “Мстислав”.

Находясь в наветренном положении, русская эскадра пошла на сближение. В 17 часов корабль авангарда контр-адмирала Т.Г. Козлянинова “Вышеслав” первым из русских кораблей открыл огонь по противнику. Придерживаясь классической тактики линейного боя, постепенно в сражение вступили все линейные корабли с обеих сторон и 7 шведских фрегатов.

Начало боя сложилось неудачно для русской эскадры. Вскоре после вступления в битву головной корабль авангарда 66-пушечный “Болеслав” из-за повреждений развернулся по ветру и, пройдя между обеих линий кораблей, перешел в арьергард. Следующий за ним 74-пушечный “Иоанн Богослов” через полчаса уже имел перебитыми многие снасти и большую подводную пробоину. Его отнесло ветром, и больше он в сражении не участвовал. Большая часть нагрузки легла на флагманский корабль авангарда 74-пушечный “Всеслав”, которому пришлось вести бой с двумя шведскими кораблями. “Всеслав” нанес им значительные повреждения и заставил на буксирах у шлюпок выйти из линии боя, но и сам вынужден был после этого отойти к арьергарду. Рядом со своим флагманом стойко держался “Вышеслав” капитана С. Эльфинстона. Два последних корабля в авангардной линии русской эскадры, 66-пушечные “Дерись” и “Память Евстафия”, из опасения быть поставленными в два огня, не оказав помощи сильно поврежденному, но сражающемуся “Владиславу”, повернули на другой галс, и далее в сражении не участвовали. В этот же день Грейг снял с должностей капитанов этих кораблей, а также капитана “Иоанна Богослова”.

Выход из линии боя 3 кораблей авангарда заставил Грейга 7 своих передовых кораблей поставить под огонь 12 неприятельских. Корабли русской кордебаталии сражались стойко и отчаянно. Был сильно разбит и вышел под ветер флагманский корабль герцога Зюдерманландского. Заслоняя флагмана, его место занял шведский корабль “Ваза”, сразу же понесший сильный урон от русского огня.

В 8 часу вечера шведы стали медленно отходить. Русские корабли последовали за неприятелем. Уже в сумерках флагманский корабль Грейга 100-пушечный “Ростислав” после часовой перестрелки захватил 74-пушечный корабль вице-адмирала графа Вахтмейстера “Принц Густав”. На нем насчитали 150 человек убитыми.

Только с наступлением темноты бой был закончен. В это время сильно поврежденный русский 74-пушечный корабль “Владислав”, имевший на борту 257 человек ранеными и убитыми, был отнесен в середину шведской эскадры, окружен 5 вражескими кораблями и обстрелян. Так как помощи поблизости не было, до берега было далеко, а все шлюпки были разбиты в бою, и спасти команду при затоплении корабля было бы невозможно, то решением офицерского совета “Владислав” был сдан шведам. Узнав о пленении “Владислава”, Грейг поднял сигнал “Гнаться за неприятелем”, но темнота и многочисленные повреждения кораблей не позволили отбить наш корабль.

Во время боя обе стороны понесли значительные потери, а корабли получили серьезные повреждения. На русской эскадре 349 человек были убиты и 664 ранены, все участвовавшие в бою корабли имели по несколько десятков пробоин. Больше всех пострадали флагманский “Ростислав” (121 пробоина) и соседние с ним “Мстислав” (116 пробоин) и “Изяслав” (108 пробоин). Но планы шведов были сорваны, и поле битвы осталось за русским флотом. С рассветом шведские корабли, не возобновляя сражения, ушли к Свеаборгу, где были блокированы 26 июля эскадрой Грейга. При попытке трех шведских кораблей и фрегата, стоявших перед входом на Свеаборгский рейд, укрыться в порту, 64-пушечный корабль “Густав-Адольф” наскочил на мель и вынужден был сдаться. С него было взято в плен 553 шведских моряка. После нескольких безуспешных попыток снять его с камней, он был сожжен русскими моряками.

Обе стороны объявили себя победителями, хотя, по сути, бой закончился вничью. При этом стратегический успех остался на стороне русских, которые завладели инициативой в войне.

За то, что в начале боя самовольно повернули на другой галс, оставили свои места в линии, отошли от неприятеля, не оказали помощи «Владиславу» и больше не вступали в сражение, адмирал С. К. Грейг снял командиров кораблей «Дерись», «Иоанн Богослов», «Память Евстафия» — С. Г. Коковцева, С. А. Вальронта и А. Г. Баранова, отдал под суд и заменил их другими офицерами.

За отличие в Гогландском сражении адмирал Грейг был награждён орденом Св. Андрея Первозванного, контр-адмирал Т. Г. Козлянинов – орденом Св. Георгия III степени, «во уважение отличной храбрости и мужественных подвигов, оказанных 6 июля 1788 года нанесением более других вреда флоту шведского короля» капитаны 1-го ранга Г. И. Муловский и М. К. Макаров были награждены орденами Св. Георгия IV степени, капитан 2-го ранга П. К. Карцов – орденом Св. Владимира IV степени, капитан генерал-майорского ранга Е. С.Одинцов и цейхмейстер флота генерал-майор Гр. Я. Леман - золотыми шпагами с надписью «За храбрость».

КЕРЧЕНСКОЕ СРАЖЕНИЕ - ОДНА ИЗ ПЕРВЫХ ПОБЕД РУССКОГО ФЛОТА

19 (8) июля 1790 года — Керченское сражение в ходе русско-турецкой войны 1787-1791 годов. 1790 год. Русская эскадра (10 линейных кораблей и 6 фрегатов, 860 пушек) под флагом контр-адмирала Ф.Ф. Ушакова разгромила турецкий флот (10 линейных кораблей и 8 фрегатов, 1100 пушек) капудан-паши Хусейна. В результате Керченского сражения турецкий план высадки десанта в Крыму был сорван. В ознаменование победы в 1915 году один из эсминцев Черноморского флота был назван "Керчь".

Это была одна из первых крупных побед молодого Черноморского флота, которая оказала значительное влияние на окончательное закрепление Крыма в составе Российской Империи и на становление Севастополя как базы Черноморского флота.

Величие Ушакова проявилось в умении применить основополагающие принципы военного искусства в конкретной боевой обстановке, организовать взаимодействие сил и добиться победы. В этом отношении он был достойным последователем адмирала Г.А. Спиридова — героя Чесменского сражения. Действия Ушакова отличались решительностью и необычайной смелостью. Его флагманский корабль всегда был во главе атаки, поощряя остальных.

Продолжавшаяся более двух лет война с Турцией 1787-1791 годов, несмотря на ряд побед на море и взятие нескольких важных крепостей, не приводила к желаемому миру. При этом политические события к началу 1790 года становились все более угрожающими. Продолжалась война со Швецией. Пруссия подталкивала Польшу объявить войну русским. Находившаяся в союзе с нами Австрия склонялась к миру с Турцией и все больше отходила от России.

Используя благоприятную для себя международную обстановку, Турция планировала в 1790 году активизировать боевые действия и победоносно завершить войну. В качестве главного удара планировался поход 40-тысячного корпуса турецкой армии от Анапы на Кубань. Одновременно, усиленная эскадра турецкого флота с крупным десантом должна была уничтожить русский Черноморский флот, разрушить Севастополь и захватить Крым.

В марте 1790 года командующим Черноморским флотом был назначен Федор Федорович Ушаков. Он решил первым начать боевые действия и не дать туркам подготовиться к рейду на Крым. С этой целью 21 мая его эскадра в составе трех кораблей, 4 фрегатов и 12 крейсерских судов подошла к Синопу. Три дня грохот русских пушек сеял страх, отчаяние и панику среди населения.

Затем Ушаков прошел вдоль восточного побережья Черного моря, обстреливая небольшие турецкие крепости и нарушая торговые перевозки. В последних числах мая он подошел к Анапе и дважды бомбардировал береговые батареи, а через сутки атаковал стоящие вблизи берега военные суда. Эта крепость долгое время была форпостом Турции в борьбе с Россией, более подробно об этом читайте в статье Взятие крепости Анапа. В Севастополь эскадра вернулась 5 июня. В результате этого похода было потоплено 12 и взято в плен 8 турецких транспортных судов с пшеницей. Главным итогом похода стала демонстрация силы и активности русского флота, который посеял панику на всем черноморском побережье Турции.

Турецкий флот был вынужден быстро завершить подготовку и выйти в море. Узнав об этом, Потемкин приказал Ушакову немедленно идти навстречу неприятелю и сражаться. Русский флот вышел в море 2 июля. В его составе было 10 кораблей, 6 фрегатов, 15 малых судов и 2 брандера (860 пушек). Ушаков крейсировал у крымских берегов, а 7 июля встал на якорь у Керченского пролива. Он надеялся перехватить турецкий флот после выхода из Анапы и преградить ему путь в Азовское море и к Крыму.

В 9 часов утра 8 июля показался турецкий флот в составе 10 линейных кораблей, 8 фрегатов и 36 малых судов (1100 пушек). Командовал флотом капудан-паша Хуссейн. При таком превосходстве противника в артиллерии, а также с учетом свежего ветра, правила линейной тактики предписывали принять бой, находясь на якоре. Однако, зная, что турецкий флот не успел хорошо подготовиться к этой кампании, Ушаков решил дать бой под парусами.

Это решение позволяло в полной мере воспользоваться недостатками в подготовке экипажей турецких кораблей. По правилам командующий эскадрой должен находиться в середине строя, а Ушаков возглавил преследование турецкого флота. Были и другие нововведения, которые обеспечили высокую эффективность применения артиллерии, а также сосредоточение превосходящих сил против флагманских кораблей противника.

Наша эскадра снялась с якоря и построилась в линию баталии, имея неприятеля слева. Ушаков держал свой флаг на 84-х пушечном корабле «Рождество Христово» (командир капитан 2 ранга М.М. Ельчанинов) и находился в центре эскадры. Фрегаты заняли свои места в линии между кораблями.

Турецкий флот не только вооружался современными кораблями, превосходившими русские корабли по тактическим свойствам, но и использовал новации, характерные для западноевропейских флотов. Используя наветренное положение и превосходство в артиллерии, турецкая эскадра направила главный удар на русский авангард, намереваясь окружить его и поставить в два огня. Командовавший авангардом бригадир флота капитан Г.К. Голенкин выдержал этот удар. Передовые корабли турок были встречены сильным огнем русских и пришли в замешательство. Хуссейн направил на подкрепление новые корабли.

Стремясь захватить инициативу, Ушаков принял неожиданное решение. Поскольку фрегаты из-за своей слабой артиллерии не могли поражать противника, он приказал им выйти из линии. Благодаря этому корабли центра сократили интервалы и подошли к авангарду. Строй наших кораблей был настолько плотным, что бушприты шедших позади упирались в кормовые надстройки впереди идущих. Таким образом русские получили возможность использовать против атакующих турецких кораблей артиллерию всех своих судов и успешно отразили атаку.

Ближе к 15 часам направление ветра изменилось к норду, наполнив паруса наших кораблей. Ушаков вышел на кратчайшую дистанцию, открыв огонь из всех пушек, и даже из стрелкового оружия, но главное, на такой дистанции можно было эффективно использовать каронады, которые тогда только начинали устанавливать на наши корабли. Одновременно он приказал вышедшим из линии фрегатам атаковать флагманские корабли противника, создавая этим значительное превосходство сил на решающем участке боя. Сосредоточенный и прицельный огонь наших кораблей наносил большие разрушения неприятельскому флоту. Не выдержав такого натиска, турецкая линия распалась. Повернувшие навстречу русским, четыре корабля, включая флагманские, подверглись сильнейшему обстрелу.

Однако капудан-паше удалось восстановить строй и наладить ответный огонь. Разгоревшийся с новой силой бой продолжался более двух часов. Турецкие моряки дрались с фанатизмом, но тут сказалась лучшая подготовка русских бомбардиров, обрушивших всю мощь своей артиллерии на турецкие флагманские корабли. На контр-адмиральском корабле турок два раза возникал пожар. Сбитый артиллерийским огнем вице-адмиральский флаг был захвачен шлюпкой, спущенной с русского корабля «Св. Георгий».

Около 5 часов вечера турецкие корабли стали выходить из боя. Ушаков преследовал их, при этом его флагманский корабль был впереди погони. Однако с наступлением темноты турецким кораблям удалось скрыться. Наши потери составили 29 убитых и 68 раненых. Потери турок были несоизмеримо больше, поскольку на их кораблях находился многочисленный десант.

После боя русский флот встал на якорь близ Феодосии для исправления повреждений, после чего вернулся в Севастополь. За это сражение Ушаков был награжден орденом св. Владимира 2-й степени. В результате Керченского сражения был сорван турецкий план высадки десанта в Крыму, что в значительной мере способствовало нашим победам на сухопутном фронте. Все планы турок на кампанию 1790 года были разрушены. В честь этой крупной победы в 1915 году один из эсминцев Черноморского флота был назван «Керчь».

За две недели до этого на Балтике состоялось Выборгское сражение, которое поставило победную точку в войне со Швецией. Россия значительно укрепила свою безопасность как на юге, так и на Балтийском направлении.

АФОНСКОЕ СРАЖЕНИЕ ПРИУМНОЖИЛО СЛАВУ ПОБЕД  Ф.Ф. УШАКОВА

Д.Н. Сенявину пришлось пойти на значительный риск, чтобы выманить турок из пролива и навязать им генеральное сражение

1 июля (19 июня) 1807 года — Афонское сражение, закончившееся полной победой русской Средиземноморской эскадры над турецким флотом у полуострова Афон. Д.Н. Сенявину пришлось пойти на значительный риск, чтобы выманить турок из пролива и навязать им генеральное сражение. Всей своей деятельностью русская Средиземноморская эскадра приумножила славу недавних побед Ф.Ф. Ушакова. Подробнее об этом читайте в статье о взятии крепости Корфу. Это сражение оказало решающее влияние на дальнейший ход и исход русско-турецкой войны 1806-1812 годов. Убедившись в бесперспективности дальнейших боевых действий, турки обратились к России с предложением о перемирии.

Поразительно, но некоторые русские авторитеты в области военно-морской истории подвергли критике действия командующего Средиземноморской эскадрой вице-адмирала Д.Н. Сенявина. По их мнению, он безосновательно проигнорировал реальную возможность полностью уничтожить турецкий флот, ради того чтобы спасти русский гарнизон острова Тенедос — главной базы нашего флота, который блокировал Дарданеллы. Моряки, защищавшие остров, укрылись в крепости и уже из последних сил сдерживали атаки многочисленного турецкого десанта.

В октябре 1806 года в самый разгар наполеоновских войн Турция, уступая сильному нажиму Франции, объявила войну России, а затем и Англии. Русский Генштаб планировал одновременным ударом Черноморского флота и Средиземноморской эскадры вице-адмирала Д.Н. Сенявина взять столицу Турции Константинополь. Однако по ряду причин от этого плана пришлось отказаться. Тогда Сенявин блокировал Константинополь, перекрыв вход в пролив Дарданеллы, а также послав ряд судов для пресечения турецких коммуникаций по всему Средиземному морю.

Вскоре Константинополь стал испытывать нехватку продовольствия и предметов первой необходимости. Султан приказал флоту выйти в море и обеспечить свободу судоходства в проливе. Однако турецкий флот был разбит Сенявиным в Дарданелльском сражении, а блокада была еще более усилена. Недовольства в Константинополе нарастали, и вскоре султан Селим III был свергнут. Новый султан Мустафа IV хотел отметить свое вступление на престол военными победами. Он приказал командующему флотом адмиралу Сейиту Али сбросить в море русский гарнизон острова Тенедос — базы русских кораблей, блокировавших Дарданеллы. О том как взяли и обороняли его наши моряки читайте в статье Оборона острова Тенедос.

В это время Сенявин со своей эскадрой отошел от Тенедоса, оставив остров в качестве приманки. Он предполагал, что для его захвата турецкий флот уйдет от спасительных для него береговых батарей у входа в Дарданеллы, и тогда ему можно будет навязать сражение в открытом море. Предвидение Сенявина полностью подтвердилось.

Узнав, что русские корабли ушли, и остров остался без защиты, турецкий флот вышел из пролива и направился к Тенедосу. Там турки высадили десант в 7 тысяч человек и начали штурмовать крепость, в которой находился русский отряд. Сенявин попытался перехватить противника и отрезать ему путь к проливу, но адмирал Сейит Али уклонился от сражения и ушел на запад.

Вскоре турецкий флот в составе 9 кораблей и 5 фрегатов был обнаружен недалеко от полуострова и горы Афон. Сенявин решил атаковать. Обычно турецкие моряки мужественно и упорно сражались, но только до тех пор, пока их флагман находился в строю. По турецким законам командир корабля, который вышел из боя раньше флагмана, карался смертью.

Исходя из этого, Сенявин решил нанести главный удар по флагманам. Он разделил эскадру на два отряда. В первый отряд вошли 6 кораблей, по два наших корабля на каждый флагманский корабль турок. Благодаря этому достигался двойной перевес сил на решающем направлении. Второй отряд в составе четырех кораблей Сенявин взял под свое командование. Он должен был сковать боем авангард турецкой эскадры, нарушить ее строй и не допустить другие корабли для оказания помощи флагманам. Сенявин приказал атаковать «со всевозможной решительностью, как можно ближе». «Надеюсь, подчеркнул он, что каждый сын отечества потщится выполнить долг свой славным образом».

На рассвете 19 июня русская эскадра подошла к острову Лемнос. Сенявин держал свой флаг на линейном корабле «Твердый». Турецкий флот начал срочно сниматься с якорей и строиться в линию баталии. Три флагманских корабля турок находились в центре строя. В 7.45 на «Твердом» был поднят условный сигнал «Назначенным кораблям атаковать неприятельских флагманов вплотную». Корабли первого отряда решительно пошли на сближение. Турки открыли ураганный огонь. Труднее всех пришлось нашим кораблям «Рафаилу» и «Сильному», которые шли во главе колонны. Турки били главным образом по парусам и рангоуту, чтобы лишить русские корабли маневра.

«Рафаил» выдержал этот шквальный огонь и сблизился с первым флагманом на короткую дистанцию. Завязалась артиллерийская дуэль. Атакованный «Рафаилом» флагманский корабль «Седд-уль-Бахр» не выдержал сосредоточенного артиллерийского и ружейного огня и уклонился от дуэли. Тогда «Рафаил» сосредоточил свой огонь по главному флагманскому 90-пушечному кораблю «Мессудие». Командир «Рафаила» капитан 1 ранга Д.А. Лукин хладнокровно руководил боем, пока не был убит ядром. Вслед за «Рафаилом» вступили в бой и другие наши корабли.

В это время второй отряд сблизился с авангардом. Сенявин преградил путь головному турецкому кораблю и бил по нему всем левым бортом. Остальные турецкие корабли были вынуждены снизить скорость, их строй нарушился. Русские взяли авангард в полукольцо и открыли интенсивный огонь. Передовой отряд турецкой эскадры полностью утратил свою боеспособность, отдельные корабли стали выходить из боя и спасаться бегством.

Тогда Сенявин поспешил на помощь первому отряду, сражавшемуся с флагманами. К 10 часам избитые флагманские корабли были вынуждены выйти из строя, и турецкая эскадра в беспорядке устремилась к Афонскому полуострову. Русские корабли, прибавив парусов, преследовали турок. В 13 часов ветер стих, и обе эскадры прекратили бой. Сенявин приказал устранять повреждения, надеясь продолжить сражение.

Вскоре подул западный ветер. Турки получили преимущество и стали уходить на север. Один из флагманских кораблей турок со сбитыми реями и парусами шёл на буксире линейного корабля в охранении двух фрегатов. Завидев русскую эскадру, эти корабли бросили флагмана и обратились в бегство. Капитан 2 ранга Рожнов (командир корабля «Селафаил») взял его в плен вместе с адмиралом Бекир-беем.

Утром 20 июня выяснилось, что главные силы турок стоят к северу от русской эскадры, а один линейный корабль, фрегат и корвет идут к острову Монте-Санта. В погоню за ними Сенявин послал 4 корабля под командой контр-адмирала А.С. Грейга, однако турки успели посадить эти корабли на мель и сжечь их. Еще два турецких фрегата затонули от полученных повреждений, а утром 22 июня турки сожгли полностью разбитые линейный корабль и фрегат. Остатки недобитого турецкого флота ушли в Дарданеллы и оставались там в бездействии.

В результате Афонского сражения турки потеряли треть своей эскадры: 3 линейных корабля, 4 фрегата и 1 корвет, а также более 1000 человек убитыми и ранеными, 774 — пленными. Русская эскадра потерь в кораблях не имела. Полученные повреждения были исправлены к 30 июня. В бою было убито 78 и ранено 183 человека. Сенявин не стал больше преследовать турецкий флот, а пошел на выручку русского гарнизона острова Тенедос, который уже на пределе сил сдерживал атаки турецкого десанта. А через двадцать лет здесь же, в греческих водах произошло Наваринское сражение, в котором были полностью уничтожены эскадры Турции и Египта.

В этом бою особенно ярко проявилось тактическое мастерство Сенявина, умело сочетавшего быстроту маневра, внезапность удара и сосредоточенный артиллерийский огонь. Эффективность огня достигалась сближением на короткую дистанцию, при которой корабли могли использовать артиллерию всех калибров и даже ручное огнестрельное оружие. Именно поэтому на турецких кораблях так велики были потери личного состава.

Маневр позволял русским судам занимать выгодную позицию, чтобы стрелять всем бортом, а турецкий корабль был стеснен в использовании своих пушек. Грамотно маневрируя, Сенявин охватил авангард турецкой эскадры, поставив передовые неприятельские корабли между двух огней и нарушив боевой строй неприятеля. Он принял на себя командование отрядом, который наносил вспомогательный удар, но именно этот удар решил исход боя. Отличная морская и артиллерийская выучка команд, высокий моральный дух и воля к победе русских моряков оказали решающее влияние на ход и исход сражения.

PS

Киноклуб завершаем просмотром  замечательного фильма "Адмирал Ушаков"

(Исп. М-лы СМИ, военные и литературные труды; Материалы НИИ военной истории; В. Додонова )

 
Над выпуском работали военкоры юнармейского отряда военкоров «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы:
Алина Сафиуллина, военкор, нач. морского клуба;
Анастасия Шестакова, командир отряда, лауреат конкурса «Гордость Пермского края», нач. киноклуба РО РВИО;
Анастасия Пономарёва, нач. клуба «Юный военкор», лауреат конкурса «Гордость Пермского края»;
Патрушева Юлия, военкор;
Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор
Тьютор: Куляпин Александр Сергеевич