Военкоры юнармейского отряда «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 в образовательном путешествии по школьному музею останавливаются у экспозиции «Святые воины и полководцы»: национальные герои, родная история, культура, великая литература; киноклуб РО РВИО  П.к. 

Очередной, выпуск  посвящён:
-      ВЕЛИКАЯ ПОБЕДА!
смыслы Великой Победы: патриотизм, профессионализм и стойкость духа, которыми были отмечены жизнь и служба  российской внешней разведки;
-  Категория: Киноклуб
КИНОКЛУБ РО РВИО П.к.: 75-летие Победы в Великой Отечественной войне и 100-летие российской внешней разведки правительства Российской Федерации;

…«Правда найдет себе путь»

17 июня 1941 года состоялся исторический доклад начальника разведки Фитина Сталину о неминуемом начале войны.

«Надежный агент в Берлине только что сообщил: Гитлер нападет на Советский Союз в самое ближайшее время. Это подтверждают другие источники - Германия закончила подготовку к военному удару против СССР».

17 июня 1941 года 33-летний начальник советской разведки Павел Фитин лично доложил об этом Сталину...

БЕЗ СВИДЕТЕЛЕЙ. ПАВЕЛ ФИТИН ПРОТИВ ШЕЛЛЕНБЕРГА

Разведчиков сдал их московский куратор 11.10.1

Искусство разведки. Юрий Дроздов. Документальный фильм

ЛЕГЕНДАРНЫЙ СОВЕТСКИЙ РАЗВЕДЧИК РУДОЛЬФ АБЕЛЬ

Глубоко символично, что в год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне и 100-летия российской внешней разведки правительство Российской Федерации подписало распоряжение об официальном наименовании прежде безымянной горы-"четырехтысячника" Главного Кавказского хребта в Ирафском районе Республики Северная Осетия - Алания. Отныне эта вершина носит имя начальника советской разведки военного времени Павла Михайловича Фитина, став олицетворением тех высот патриотизма, профессионализма и стойкости духа, которыми были отмечены жизнь и служба Павла Фитина.

Подобно дорогам через горные хребты, в лишь недавно рассекреченной биографии Фитина, возглавлявшего советскую разведку с марта 1939-го по июнь 1946 года, были и свои стремительные подъемы, и смертельно опасные пропасти, и крутые перевалы, и обрывы. Но сын уральского крестьянина-бедняка, ставший перед войной одним из руководителей советских органов госбезопасности, шел по жизни неизменно уверенным шагом, следуя озвученному им самим принципу: "Правда найдет себе путь".

Павел ФитинЖизненный путь Павла Фитина начался 28 декабря 1907 года в селе Ожогино Ялуторовского уезда тогдашней Тобольской губернии за тысячи километров от столиц. Однако и его провинциальная малая родина в начале 1920-х годов пережила великие социальные потрясения той эпохи. 

Павел уже в 15 лет стал комсомольцем и пионервожатым. В 20 лет его выбрали членом Шатровского райкома комсомола. На этой должности Павел Фитин оставил о себе добрую память у земляков. Десятилетия спустя старожилы района вспоминали, как Фитин поехал "на перекладных" за 200 верст от райцентра в Тюмень, чтобы поддержать там двоих сверстников, направленных в окружной вуз по путевке райкома комсомола. Именно Фитин убедил тогда руководство института зачислить на учебу крестьянских детей, которые могли уступать городским сверстникам в общей образованности - но не в готовности работать и учиться.

Эту самую готовность Павел Фитин продемонстрировал осенью 1928 года, когда по путевке райкома комсомола отправился в Москву - учиться на инженера-конструктора сельхозмашин в Сельскохозяйственную академию имени К.А. Тимирязева. По тем временам выбранная Фитиным специальность была одной из самых передовых. Достаточно сказать, что преддипломную практику Павел Михайлович прошел в 1932 году на построенном за два года до этого по новейшим лицензионным технологиям Сталинградском тракторном заводе. В том же 1932 году именно там началось секретное серийное производство скоростного легкого танка Т-26, воевавшего потом от Испании до Сталинграда. Не случайно Фитин, получив вузовский диплом, отслужил затем срочную армейскую службу в одной из первых советских танковых бригад под Калугой.

В январе 1938 года Политбюро ЦК ВКП(б) одобрило ходатайство руководства НКВД СССР о создании в структуре советских органов госбезопасности специализированных подразделений по обслуживанию тяжелой и оборонной промышленности. Решение Политбюро ЦК ВКП(б) о новой структуре НКВД было принято 28 марта 1938 года. В тот же день на службу в "органы" был зачислен дипломированный инженер, опытный управленец и активный коммунист Павел Фитин. Его служба началась с учебы в Центральной школе НКВД СССР в Москве в Большом Кисельном переулке, программа которой была рассчитана на два года. Однако стремительное приближение Второй мировой войны нарушило эти планы.

3 октября 1938 года был подписан приказ НКВД СССР о создании "Школы особого назначения" для ускоренной подготовки новых сотрудников советской внешней разведки на смену ее ветеранам, подвергшимся в 1937-1938 годах массовым репрессиям. Их жертвами стали тогда 275 из 450 кадровых разведчиков, ранее работавших в Центре и зарубежных резидентурах.

Уже в январе 1939 года Павел Михайлович был назначен заместителем начальника 5-го отдела ГУГБ НКВД СССР с присвоением полковничьего звания "майор государственной безопасности". А 13 мая 1939 года было принято решение Политбюро ЦК ВКП(б), утвердившее 31-летнего Павла Фитина в должности начальника 5-го отдела на смену переведенному тогда в Наркомат иностранных дел СССР ставленнику Берии Владимиру Деканозову.

Вероятно, это кадровое решение было обусловлено необходимостью того, чтобы накануне неизбежной большой войны во главе разведки стоял бы толковый управленец-организатор, который при этом являлся образованным мыслящим человеком - и не имел бы никакого отношения к прежним интригам и соперничеству различных группировок в руководстве НКВД. Фитин как нельзя лучше подходил на эту должность еще и благодаря своей принципиальности, умению разбираться в людях, а также строить деловые и партнерские отношения с самыми разными людьми.

Орденом Красного Знамени Павел Михайлович Фитин был награжден секретным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1940 года в составе большой группы чекистов. Этим же Указом орден Красной Звезды получил майор государственной безопасности Павел Анатольевич Судоплатов, за полгода до этого исключенный из ВКП(б) решением парторганизации 5-го отдела "за связь с врагами народа, проникшими в руководство разведки", и ежедневно ожидавший ареста. Награждение Судоплатова, состоявшееся при активном содействии П.М. Фитина, ознаменовало собой конец опалы аса тайных операций советской разведки. В мае 1940 года Судоплатов был назначен заместителем Фитина.

«Благодаря наличию агентуры с большими разведывательными возможностями в таких странах, как Германия, Англия, США, Чехословакия, Болгария, Франция и некоторых других, с конца 1940 года и до нападения Германии на Советский Союз в Управление поступали данные, которые говорили о том, что Германия, захватив тринадцать европейских стран, готовится к нападению на СССР,

- вспоминал 30 лет спустя Павел Фитин.

Например, наш резидент в Праге сообщал о перебросках немецких воинских частей, техники и другого военного снаряжения к границам Советского Союза. Аналогичные сведения поступали и от других резидентов. Естественно, наиболее важная информация направлялась нами в три адреса: И.В. Сталину, В.М. Молотову, К.Е. Ворошилову…».

В своих воспоминаниях Павел Михайлович никак не упомянул о том, что в мае-июне 1940 года он ездил в спецкомандировку в Германию. Результаты этой поездки до сих пор остаются засекречены. Зато известно, что через два месяца после своего "боевого крещения" Фитин подписал приказ о направлении заместителем резидента советской разведки в Берлин еще одного прежде опального мастера оперативной работы Александра Михайловича Короткова. Тот в сентябре 1940 года восстановил прерванную весной 1939 года связь с ценнейшим агентом советской разведки в центральном аппарате гестапо Вилли Леманом (он же Брайтенбах), а затем - с советником министерства экономики рейха Арвидом Харнаком. В историю тот вошел под псевдонимом Корсиканец как один из руководителей крупнейшей советской разведывательной сети в Западной Европе с условным наименованием "Красная капелла".

Именно от Брайтенбаха, Корсиканца и его товарищей-антифашистов в Москву в тогдашнюю штаб-квартиру советской внешней разведки на седьмом этаже "Большого дома" на Лубянке с осени 1940 года регулярно поступала информация о подготовке гитлеровской Германии к агрессии против СССР. С учетом особого значения и сложности работы разведки в предвоенный период Фитин и его коллеги добились того, что в феврале 1941 года 5-й разведывательный отдел ГУГБ был преобразован в самостоятельное 1-е управление НКГБ СССР и существенно пополнен кадрами и техникой.

20 апреля 1941 года Фитин представил руководству НКГБ СССР служебную записку, в которой кратко сформулировал общие задачи 1-го управления с учетом неизбежного предстоявшего вступления СССР во Вторую мировую войну: создание нелегальных резидентур на территории государств-противников, скорейшее восстановление связей со старой проверенной и "законсервированной" агентурой, приобретение новой агентуры в правительственных кругах и госаппарате Германии, Японии, Великобритании, США, а также среди руководства эмигрантских организаций и в оппозиционных кругах ведущих западных держав, повышение качества подготовки разведчиков, прежде всего нелегалов для закордонной работы.

Весной 1941 года Павел Михайлович Фитин на свой страх и риск санкционировал создание в составе руководимого им управления нештатной информационно-аналитической группы с участием руководителя "немецкого" отдела разведки Павла Матвеевича Журавлева и лейтенанта госбезопасности Зои Ивановны Рыбкиной - будущей известнейшей детской писательницы Зои Воскресенской. Она, как и Павел Фитин, впоследствии написала воспоминания об этом периоде своей деятельности: "Нашей группе было поручено проанализировать информацию всех зарубежных резидентур, касающуюся военных планов гитлеровского командования, и подготовить докладную записку. Из многих источников мы получали сведения о том, что гитлеровцы вот-вот развяжут войну. Даты начала военных действий фашистской Германией назывались разные, но все сходились в одном: война против Советского Союза начнется в самое ближайшее время. 17 июня 1941 года я с волнением завершила этот документ. Заключительным аккордом в нем прозвучало:

«Все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены, и удар можно ожидать в любое время».

Обзор агентурных данных с приведенным выше выводом начальник разведки Павел Михайлович Фитин повез в тот день лично Сталину.

Вероятно, следующие четыре дня были одними из самых тяжелых в жизни Павла Михайловича. Но ранним утром в воскресенье 22 июня Фитин был разбужен телефонным звонком, вызвавшим его из дома на Лубянку. Там он узнал о начале войны. И через несколько часов уже подписывал первые адресованные легальным и нелегальным резидентам советской разведки шифровки-задания военного времени. Подписывал своим постоянным псевдонимом "Виктор". Что по латыни значит - "Победитель".

Но до Победы в Великой Отечественной войне было еще 1417 дней. Каждый из которых стал для Фитина и его подчиненных не просто рабочим, но фронтовым. Боевые приказы 1-му управлению НКГБ СССР отдавал тогда Государственный комитет обороны СССР - высший орган руководства страной военного времени. Уже в конце июня 1941 года ГКО СССР определил основные задачи советской разведки в военное время: выявление военно-политических и иных планов гитлеровской Германии и ее союзников; создание и направление во вражеские тылы специальных оперативных отрядов для осуществления разведывательно-диверсионных операций; участие в организации и руководстве массовым партизанским движением на оккупированных территориях СССР; выявление истинных планов руководства США, Великобритании и других стран антигитлеровской коалиции по вопросам ведения войны, отношений с СССР и проблемам послевоенного устройства; ведение разведки в нейтральных странах для недопущения их сближения с гитлеровской Германией и ее союзниками; осуществление научно-технической разведки в развитых странах мира для укрепления военной и экономической мощи СССР.

Чтобы успешно решать перечисленные выше задачи в тяжелейший для нашей страны и армии период 1941-1942 годов, Павел Фитин вместе с работавшими с ним ветеранами ИНО добился тогда возвращения на службу из предвоенных отставок, застенков ГУЛАГа и даже из камер смертников нескольких десятков репрессированных до войны опытнейших советских разведчиков. Многие из них, как Арнольд Дейч, Иван Каминский и Ференц Патаки, погибли в войну при исполнении служебного долга. Среди них не оказалось ни одного предателя или дезертира.

В феврале 1943 года после ставшей переломом во всей Второй мировой войне победы Красной армии в Сталинградской битве Павел Фитин получил специальное звание "комиссар государственной безопасности 3 ранга", соответствовавшее армейскому генерал-лейтенанту. Так были отмечены личные заслуги руководителя советской разведки в добыче информации о военно-политических планах руководства гитлеровской Германии и ее сателлитов из Италии и Румынии, пославших свои войска под Сталинград.

В начале мая 1943 года за два месяца до начала последней наступательной операции гитлеровцев на Восточном фронте под кодовым названием "Цитадель" П.М. Фитин направил в ГКО СССР информацию об общих планах этой операции, конкретных направлениях главных вражеских ударов под Курском и Белгородом - и предназначенных для этого новых видах немецкой военной техники, включая танки "Тигр" и "Пантера", самоходные орудия "Фердинанд" и истребители "Фокке-Вульф-190А".

5 июня 1943 года, за месяц до начала Курской битвы, ГКО СССР принял постановление "О мероприятиях по улучшению зарубежной работы разведывательных органов СССР". В его основу легли предложения, подготовленные Фитиным с учетом боевого опыта, накопленного советской разведкой за два первых года войны. Прежде всего речь шла о необходимости создания в структуре разведки постоянно действующего информационно-аналитического подразделения, призванного перепроверять, обобщать и сводить в целостные докладные материалы для руководства СССР разноречивую и не всегда полную информацию по приоритетным разведывательным темам, поступавшую в Центр от разных источников.

Изначально штаты созданного в декабре 1943 года Информационного отдела (ИНФО) 1-го Управления НКГБ СССР насчитывали 41 сотрудника. К концу Великой Отечественной войны там работало уже 126 специалистов во главе с имевшим 20-летний опыт легальной и нелегальной работы в полдюжине стран Европы и Азии генерал-майором Михаилом Андреевичем Аллахвердовым. Аналитики ИНФО сыграли ключевую роль в подготовке для советского руководства максимально подробных документов накануне состоявшихся в 1945 году международных конференций в Ялте, Сан-Франциско и Потсдаме, заложивших основы послевоенного мироустройства, включая создание Организации объединенных наций. Также эксперты ИНФО непрерывно и кропотливо обобщали добываемую их коллегами "в поле" секретнейшую информацию о зарубежных разработках атомного оружия.

16 июля 1945 года на полигоне в пустыне Аламагордо в американском штате Нью-Мехико состоялось первое успешное испытание атомной бомбы. Несмотря на предпринятую властями США строжайшую секретность, в Москве заранее знали об этом. Знали благодаря советской разведке и ее начальнику Павлу Фитину, который еще в ноябре 1944 года подписал "План мероприятий по агентурно-оперативной разработке "Энормоз". План проникновения советской разведки в секреты англо-американского атомного проекта. План, благодаря реализации которого 29 августа 1949 года состоялось первое испытание советской атомной бомбы, навсегда лишившей западников монополии на "ядерную дубинку для русских парней". Однако к тому времени Фитин уже не служил в разведке…

Последним днем работы генерал-лейтенанта П.М. Фитина на должности начальника Первого главного управления Министерства государственной безопасности СССР стало 15 июня 1946 года. После этого ему пришлось надолго уехать из Москвы. В 1947-1951 годах Фитин был заместителем начальника УМГБ по Свердловской области, где в те годы Уральским военным округом командовал также опальный тогда маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков. Осенью 1951-го Фитин возглавил органы госбезопасности Казахстана. И в Свердловске, и в Алма-Ате Павел Михайлович уделял приоритетное внимание обеспечению режима безопасности и секретности на местных ядерных объектах. В этом Фитину немало помог его предыдущий опыт руководства разведкой в отношении аналогичных объектов в Великобритании и США. Следует отметить, что до второй половины 1950-х западные спецслужбы не имели сколько-нибудь конкретной информации о советских атомных проектах. Не случайно в мирном 1950 году П.М. Фитин был награжден медалью "За боевые заслуги", которая стала последней из его государственных наград.

П.М. Фитин умер в Москве 24 декабря 1971 года, не дожив четырех дней до своего 64-летия. Его похоронили на Введенском кладбище, выбив на памятнике краткую надпись: "генерал-лейтенант Фитин Павел Михайлович". Он ушел в Вечность так, как уходят в разведку - никак не обозначая свою принадлежность к ней, должность, награды и заслуги. Десятилетия спустя, в канун 100-летия российской разведки и 75-летия Победы в Великой Отечественной войне имя Павла Михайловича Фитина при активном участии Службы внешней разведки Российской Федерации было увековечено соразмерно его заслугам перед Отечеством. По заказу федеральных телеканалов было снято несколько документальных фильмов, посвященных жизни и службе П.М. Фитина. В серии "ЖЗЛ" вышла первая биография Фитина, написанная журналистом и историком Александром Бондаренко. Памятник Фитину работы скульптора Андрея Ковальчука был установлен перед зданием Пресс-бюро СВР на Остоженке. Именем Павла Фитина названы прежде безымянные проезд в московском районе Ясенево по соседству со штаб-квартирой СВР России и вершина кавказского хребта Соудор.

…«Правда найдет себе путь».

Время и история подтвердили справедливость этого жизненного принципа Павла Михайловича Фитина. Начальника советской разведки, заслуженно имевшего псевдоним-позывной Виктор. Что значит - Победитель.

ЛЕГЕНДАРНЫЙ СОВЕТСКИЙ РАЗВЕДЧИК РУДОЛЬФ АБЕЛЬ

Рудольф АбельКем же был «товарищ Рудольф Абель», под чьим именем стал всемирно известен Вильям Фишер? Известно, что он родился в Риге в 1900-ом году (то есть был на три года старше Фишера) в семье трубочиста. В Петрограде молодой латыш оказался в 1915-ом. Когда началась революция, принял сторону советской власти и добровольцем записался в Красную Армию. В годы Гражданской войны служил кочегаром на миноносце «Ретивый», воевал под Царицыном, прошел переобучение на радиста в Кронштадте и был отправлен на далекие Командорские острова. В июле 1926-го года Абель уже являлся комендантом шанхайского консульства, а позже радистом в посольстве в Пекине. ИНО ОГПУ забрала его под свое крыло в 1927-ом году, а в 1928-ом Рудольфа отправили за кордон в качестве разведчика-нелегала. До 1936-го года никаких сведений о его работе нет. Когда Абель и Фишер познакомились до конца не ясно. Ряд историков предполагает, что первый раз они встретились на задании в Китае в 1928-1929-ых годах. В 1936-ом два разведчика уже были крепкими друзьями, также дружили и их семьи. Дочь Фишера, Эвелина, вспоминала, что Рудольф Абель был спокойным, жизнерадостным мужчиной, и, в отличие от ее отца, умел находить общий язык с детьми. К сожалению, своих детей у Рудольфа не было. А его супруга, Александра Антоновна, была из дворянского рода, что сильно мешало карьере талантливого разведчика. Но настоящей трагедией оказалось известие о том, что родной брат Абеля, Вольдемар, работавший начальником политического отдела морского пароходства, был причислен к участникам латвийского контрреволюционного заговора 1937-го года. За шпионскую и диверсионную деятельность Вольдемара приговорили к расстрелу, а Рудольфа уволили из органов. Как и Фишер, Абель подрабатывал в разных местах, в том числе стрелком военизированной охраны. 15 декабря 1941-го года его вернули на службу. В личном деле можно найти упоминание о том, что в период с августа 1942-го по январь 1943-го Рудольф входил в состав опергруппы по направлению Главного Кавказского хребта и выполнял специальные задания по подготовке и заброске диверсионных отрядов в тыл противника. К концу войны в его наградном списке значился орден Красного Знамени и два ордена Красной Звезды. В 1946-ом году подполковника Абеля снова, на этот раз окончательно, уволили из органов госбезопасности. Несмотря на то, что Вильям Фишер продолжил служить в НКВД, их дружба не закончилась. Рудольф знал об отправке товарища в Америку. В 1955-ом году Абель внезапно скончался. Он так никогда и не узнал о том, что Фишер выдал себя за него и, что его имя навеки вошло в анналы разведки.

До конца войны Вильям Генрихович Фишер продолжал работать в центральном аппарате разведки на Лубянке. Многие документы о его деятельности до сих пор недоступны общественности. Известно лишь, что он 7 ноября 1941-го в должности начальника отдела связи принимал участие в обеспечении безопасности парада, проходившего на Красной площади. Как и Рудольф Абель, Вильям занимался организацией и отправкой в немецкий тыл нашей агентуры, руководил работой партизанских отрядов, преподавал радиодело в куйбышевской разведшколе, участвовал в легендарной операции «Монастырь» и ее логическом продолжении – радиоигре «Березино», руководя работой ряда советских и немецких радистов.

Операция «Березино» началась после того, как советским разведчикам удалось создать фиктивный немецкий отряд, якобы работающий в тылу СССР. В помощь им Отто Скорцени отправил более двадцати шпионов и диверсантов, и все они попались в ловушку. Операция было построена на радиоигре, которую виртуозно вел Фишер. Единственная ошибка Вильяма Генриховича и все бы сорвалось, а советские жители расплачивались своими жизнями за теракты диверсантов. До самого конца войны командование вермахта так и не уяснило, что их водят за нос. Последнее сообщение из ставки Гитлера в мае 1945-го гласило: «Помочь ничем не можем, уповаем на Божью волю».

Из рассказа Фишера о последней командировке в Штаты: «Чтобы иностранцу получить визу в США, ему нужно подвергнуться долгой, основательной проверке. Для нас этот путь был негодным. Я должен был въехать в страну как американский гражданин, вернувшийся из туристической поездки... В США издавна гордятся изобретателями, поэтому я и стал им. Придумывал и мастерил аппараты в области цветной фотографии, делал снимки, размножал их. Мои знакомые видели результаты в мастерской. Образ жизни вел скромный, не обзавелся машиной, не платил налоги, не зарегистрировался как избиратель, но, естественно, никому об этом не рассказывал. Наоборот, выступал для знакомых, как эксперт в финансовых вопросах».

20 декабря 1949-го года резидент Советского Союза Вильям Фишер был удостоен ордена Красного Знамени. А в середине 1950-го в связи с возможным раскрытием супруги Коэны были вывезены из Америки. Работа по атомному направлению была приостановлена, однако Фишер остался в Соединённых Штатах. К сожалению, нет точной информации о том, чем он занимался следующие семь лет и какие сведения добыл для нашей страны. В 1955-ом полковник попросил начальство дать ему отпуск – в Москве скончался его близкий друг, Рудольф Абель. Пребывание в столице произвело на разведчика угнетающее впечатление – большинство из тех, с кем он работал во время войны, сидели в тюрьмах или лагерях, непосредственный начальник генерал-лейтенант Павел Судоплатов находился под следствием как пособник Берии, и ему грозила высшая мера наказания. Улетая из России, Фишер сказал провожающим: «Возможно, это моя последняя поездка». Предчувствия его редко обманывали.

В ночь на 25 июня 1957-го года «Марк» снял номер в нью-йоркской гостинице «Латам». Здесь он успешно провёл очередной сеанс связи, а на рассвете к нему вломились трое агентов ФБР. И хотя Вильяму удалось избавиться от полученной телеграммы и шифра, «федералы» нашли у него некоторые предметы, имеющие отношение к разведывательной деятельности. После этого они с ходу предложили Фишеру сотрудничать с ними, избежав какого-либо ареста. Советский резидент наотрез отказался и был задержан за нелегальный въезд на территорию страны. В наручниках его вывели из номера, посадили в машину и переправили в иммиграционный лагерь в Техасе.

Развитие событий ускорилось после того, как 1 мая 1960-го года в районе Свердловска был сбит разведывательный самолёт У-2. Его пилот, Фрэнсис Гарри Пауэрс, попал в плен, а СССР обвинила США в осуществлении шпионских действий. Президент Эйзенхауэр в ответ предложил вспомнить Абеля. В американских средствах массовой информации зазвучали первые призывы обменять Пауэрса на Рудольфа. «Нью-Йорк дейли ньюс» писала: «Совершенно точно можно сказать, что для нашего правительства Рудольф Абель не представляет ценности, как источник сведений о деятельности красных. После того как в Кремле выжмут всю возможную информацию из Пауэрса, их обмен вполне естественен…». Помимо общественного мнения на президента также оказывало сильное давление семья Пауэрса и адвокаты. Активизировалась и советская разведка. После того как официальное согласие на обмен дал Хрущев, «Дривс» и адвокат из Берлина через Донована начали торги с американцами, которые растянулись почти на два года. В ЦРУ прекрасно понимали, что разведчик-профессионал «весит» гораздо больше, чем летчик. Им удалось убедить советскую сторону освободить помимо Пауэрса, студента Фредерика Прайера, задержанного в августе 1961-го года в Восточном Берлине за шпионаж, и Марвина Макинена, находящегося в тюрьме в Киеве.

Организовать подобные «довески» было очень непросто. Спецслужбы ГДР пошли на огромную услугу, уступив Прайера отечественной разведке.

Проведя пять с половиной лет в федеральной исправительной тюрьме в Атланте, Фишер не только выстоял, но и сумел заставить следователей, адвокатов, даже американских уголовников уважать себя. Известных факт, будучи в заключении советский агент нарисовал маслом целую галерею картин. Существуют данные, что Кеннеди забрал свой портрет и повесил его в Овальном зале.

10 февраля 1962-го года к Глиникскому мосту, разделяющему Восточный и Западный Берлин, с обеих сторон подъехало несколько автомашин. На всякий случай поблизости спрятался отряд ГДРовских пограничников. Когда по рации был получен сигнал о передачи американцам Прайера (Макинена освободили через месяц), начался главный обмен. Вильям Фишер, летчик Пауэрс, а также представители обеих сторон сошлись на мосту и закончили обговоренную процедуру. Представители подтвердили, что перед ними именно те люди, которых ждут. Обменявшись взглядами, Фишер и Пауэрс разошлись. Уже через час Вильям Генрихович был в окружении своих родных, специально прилетевших в Берлин, а на следующее утро отправился в Москву. На прощание американцы запретили ему въезжать в их страну. Однако Фишер и не собирался возвращаться.

На вопрос об основной задаче разведки Вильям Генрихович однажды ответил: «Мы ищем чужие секретные планы, обращенные против нас, для того, чтобы принять нужные контрмеры. Наша разведывательная политика оборонительного характера. У ЦРУ совсем другие способы работы – создавать предпосылки и ситуации, при которых становятся допустимы военные действия их вооруженных сил. Это управление организует восстания, интервенции, перевороты. Со всей ответственностью заявляю: мы подобными делами не занимаемся».

После отдыха и восстановления Фишер вернулся к работе в разведке, участвовал в подготовке нового поколения агентов-нелегалов, выезжал в Венгрию, Румынию и ГДР. При этом он постоянно посылал письма с просьбой освободить Павла Судоплатова, осужденного на пятнадцать лет тюремного заключения. В 1968-ом году Фишер снялся со вступительным словом в фильме «Мёртвый сезон». Ему организовывали выступления в институтах, на заводах, даже в колхозах. Звание Героя Советского Союза Фишеру, как и многим другим разведчикам, не дали. Это было не принято, власти боялись утечки информации. Ведь Герой – это дополнительные бумаги, дополнительные инстанции, лишние вопросы.

Вильям Генрихович Фишер умер 15 ноября 1971-го на шестьдесят восьмом году жизни. Настоящее имя легендарного разведчика сразу раскрывать не стали. Написанный в «Красной Звезде» некролог гласил: «...Находясь за границей в сложных, тяжелых условиях Р.И. Абель проявлял редкостный патриотизм, выдержку и стойкость. Он награжден тремя орденами Красного Знамени, орденом Ленина, орденом Красной Звезды, орденом Трудового Красного Знамени и другими медалями. До последних дней оставался на боевом посту».

Вне всяких сомнений Вильям Фишер (он же Рудольф Абель) является выдающимся агентом советской эпохи. Неординарный человек, бесстрашный и скромный отечественный разведчик-интеллектуал прожил свою жизнь с удивительным мужеством и достоинством. Очень многие эпизоды его деятельности до сих пор остаются в тени. С многих дел гриф секретности давно снят. Однако некоторые истории на фоне уже известной информации кажутся рутинными, другие очень трудно восстановить целиком. Документальные свидетельства работы Вильяма Фишера распылены по куче архивных папок и собрать их воедино, восстановить все события – кропотливая и долгая работа.

 

PS

"Характер нордический, с товарищами по работе поддерживает хорошие отношения...". Мы знаем о нем все - полковник Исаев, Штирлиц, Юстас. После премьеры фильма "Семнадцать мгновений весны" его шифровки цитировала вся страна: "Юстас - Алексу…". "Алексом" был руководитель советской разведки, чье настоящее имя не слишком афишировалось даже в нашей стране долгие годы. И только сейчас до нас стали доходить сведения о человеке, который в популярном фильме скрывался под псевдонимом "Алекс". Сегодня, спустя 70 лет, невольно задаешься вопросом: почему всем известно имя руководителя немецкой политической разведки Третьего рейха Вальтера Шелленберга, но мало кто из россиян назовет руководителя советской политической разведки в годы войны - генерал-лейтенанта Павла Михайловича Фитина? Поединок двух начальников разведок продолжался несколько лет. Их разделяли линии фронта - видимого и невидимого, - через которые они бросали друг другу вызов. Их разделяла сама жизнь. Эта заочная дуэль – одна из главных интриг фильма. "Пределом мечтаний любой разведки мира" назвал директор ЦРУ Аллен Даллес добываемые советскими разведчиками сведения в ходе уникальных оперативных комбинаций во время Второй мировой войны. Но каких неимоверных усилий это стоило самому Павлу Фитину? В фильме впервые представлены рассекреченные документы из архива Службы внешней разведки Российской Федерации: аналитические материалы, сообщения и донесения наших великих разведчиков. Без личного вклада Фитина не был бы реализован и атомный проект. Под его руководством добывались секреты уникального смертоносного оружия. Ученые с мировым именем, специалисты-ядерщики, историки спецслужб назвали операцию "Энормоз" выдающимся достижением советской внешней разведки ХХ века. Внимательного зрителя ждет множество сюрпризов, связанных с семьей и потомками легендарного Павла Михайловича Фитина. "Без свидетелей. Павел Фитин против Шелленберга" - первый документальный фильм, посвященный организатору отечественной внешней разведки в сложнейший период Великой Отечественной войны. 

 
 (Исп. М-лы СМИ, военные и литературные труды; портал История.РФ; Материалы НИИ военной истории; С. Нарышкина)
 
Над выпуском работали военкоры юнармейского отряда военкоров «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы:
Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор;
Анастасия Шестакова, командир отряда, лауреат конкурса «Гордость Пермского края», нач. киноклуба РО РВИО;
Тьютор: Куляпин Александр Сергеевич