Военкоры юнармейского отряда «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 в образовательном путешествии по школьному музею останавливаются у экспозиции «Святые воины и полководцы»: национальные герои, родная история, культура, великая литература; киноклуб РО РВИО  П.к. 

Очередной, выпуск №28, посвящён:
- смыслы Великой Победы; 75 лет назад началась Берлинская наступательная операция;  
- поэты о Великой Победе: тайна поэтического слова: 
- КИНОКЛУБ РО РВИО П.к.: Фильм "ВТОРЖЕНИЕ"; Великая война. Документальные Фильмы: Взятие Берлина; "Нюрнберг. 70 лет спустя";
- мобилизация: 20 апреля академику Юрию Павловичу Семёнову исполнилось 85 лет.
- БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК
национальные герои Великой Победы. 
Герои Великой Отечественной Войны в моей семье: Г.П. Тихонов и Г.Ф. Милюхин; Автор: Алексей Куляпин - выпускник МАОУ СОШ №135
- событиям (сводка СОВИНФОРМБЮРО) 25 апреля 1945 года.
 
Указ Президента России Владимира Путина: «В целях сохранения исторической памяти и в ознаменование 75-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов постановляю провести в 2020 году в РФ Год памяти и славы». 

В этом году наша страна отмечает 75-ю годовщину Великой Победы, победы в Великой Отечественной войне. Эта война все дальше от нас, но память о ней - в сердце каждого человека, кто чтит историю и великий подвиг воина-освободителя, великий подвиг народа. Эта память необходима, чтобы не допустить новых трагедий, чтобы защитить и сохранить мир.

Смыслы Великой Победы

75 лет назад началась Берлинская наступательная операция.  «Берлинская операция стала советской атомной бомбой». Фашисты помнили Сталинград, ставший для них непроходимой крепостью, где сражались за каждый дом и каждый подвал. 

В Берлине было много железобетонных зданий, ведь это был крупнейший промышленный центр со множеством заводов: светотехнической продукции OSRAM, Siemens и так далее. А в центре города были старинные крепкие здания.  

Фашисты помнили, как русские обороняли тракторный завод в Сталинграде и по-своему перенимали опыт. Идея превратить Берлин во «второй Сталинград», но уже для русских, по мере приближения развязки войны всё больше утверждалась в немецком сознании. 

Они рассчитывали удержать Одерский фронт — это был план А. А Берлин — план Б. Одерский фронт — пространство в 70 километров глубиной от предместий Берлина до Кюстринского плацдарма. Это само по себе лесистое, не подходящее для наступлений пространство было к тому же серьёзно укреплено. Одерский фронт призван был стать волноломом, о который разобьются советские войска.  

На оборону Берлина были брошены немецкие вояки, имевшие большой опыт ведения оборонительных и наступательных боёв. 

По офицерскому составу — подобрали из тех, кто имел опыт 1941 и 1942 годов. А в рядовые спешно призывали неподготовленных рекрутов-фольксштурмистов. 

Если вспомнить оборону Москвы, то у нас добровольцы народного ополчения сыграли огромную роль в спасении столицы! 

Советский опыт — пример того, как надо делать. Опыт фольксштурма — это пример, как делать не надо. Организационный провал был уже в том, что единицей формирования фольксштурма служил батальон. У нас же формировали дивизии по армейским штатам, с комсоставом из запаса и с артиллерией. Хотя до сих пор нам рассказывают про якобы одну винтовку на пятерых у наших солдат!  

Фольксштурмисты имели по одной итальянской винтовке на несколько человек. Хорошо, если пара обойм была. В основном на вооружении состояли фаустпатроны, одноразовые по определению. Выстрелил и либо сдался, либо погиб. Попытка эксплуатировать народный энтузиазм канализировалась в беспомощные батальоны. И не секрет, что в фольксштурм сгоняли. Если кто-то не шёл, могли повесить. Обучение оставляло желать лучшего. Но и среди этого контингента попадались и фанатики с опытом Первой мировой войны, и «одержимые» из молодёжных организаций. Они были настроены как японские камикадзе. 

Это напрочь разбивает миф, прочно засевший в головах, что немцы — это чёткая организация действий, а Советский Союз (Россия) — воплощённый беспорядок, одолевающий врага только численным превосходством.  

Неразберихи в Третьем рейхе было хоть отбавляй — больше, чем в кайзеровской Германии. Перемены в межвоенный период сработали против немцев. Увлекшись духом, они оторвались от неумолимой прозы жизни. СССР же напротив, был ориентирован на математику, рациональные принципы, плановость, продуманную вертикаль управления.  

В Германии ответственность ведомств была крайне запутанной. За фольксштурм, например, отвечали партийные организации, а вермахт недоумевал, что за странные типы с повязками путаются под ногами, отвлекают от важных дел. 

В 1945-м система управления разладилась настолько, что чиновников, которые должны были всё организовывать, стали направлять в первую линию с винтовкой и фаустпатроном. То есть механизм, который неплохо работал во времена блицкригов, начал давать сбои.  

К 1945 году оперативное искусство Красной Армии постоянно возрастало, а немецкий уровень снижался, несмотря на высокую боеспособность при Арденнах и на Балатоне.

Это связано с большим количеством неудавшихся операций у немцев. Те, кого собирали, не имели опыта. Когда громили немецкую группировку в ходе Висло-Одерской операции, немцы были способны хорошо выполнить манёвр ухода из передовых окопов. Это ноу-хау времён Первой мировой довели до совершенства к январю 1945-го — взять и отбежать.  

Такая тактика была для нас неприятным сюрпризом. 

В 1945-м войска Черняховского с опозданием увидели, что артподготовка накрывала пустоту — пустые передовые окопы. Но под Берлином тот же манёвр немцы уже воспроизвести не могли — не пришли новые опытные командиры. Несмотря на напряжение с людскими ресурсами, такие «кровопускания», как Висло-Одерская операция или «Багратион», весной 1945-го для нас уже были непредставимы. Была далеко не ситуация 1941-42 годов, когда многие из тех, кто гнал врага под Смоленском, остались в Вяземском котле, и их бесценный опыт был утрачен.  

Одной из существенных ошибок немецкого верховного командования стало также увлечение венгерским направлением, куда были брошены лучшие эсесовские части и танковые соединения. 

Самых боеспособных кинули, оголив центр.

У них была идея: нанести мощный контрудар, отбросить Красную армию за Дунай, встать на нём и отправить войска железной дорогой под Берлин. Но план дал осечку. 

Думали отвлечь нас.

Они хотели нанести сокрушительное поражение двум нашим фронтам под Будапештом. Но операция Третьего рейха «Весеннее пробуждение» у озера Балатон тогда завязла в нашей плотной обороне. Наиболее сильные, подвижные соединения вермахта — армейские и эсесовские — оказались там скованны. А под Берлином оставалась в основном пехота.  

Взаимосвязь боёв на венгерском направлении и Берлинской операции — самая что ни на есть прямая.  

Венгрия получила большой приоритет осенью 1944 года — оттянула на себя всё боеспособное и подвижное. Но немецкий резерв был растрачен впустую на берегах венгерских каналов. Аналогичные каналы на Одерском фронте обороняли войска куда хуже. 

Во время Берлинской операции в окружение было взято огромное количество живой силы, хотя, конечно, и уступающее сталинградскому. 

Почти 200 тысяч из состава 9-й и частей 4-й танковой армии попало в Хальбский котёл. Это очень много! Но всё же меньше, чем под Сталинградом, где было 330 тысяч. Часто, когда говорят о Берлине, сосредотачиваются на действиях в самом городе, в то время как всё предрешила грандиозная операция окружения и разгрома многотысячной группировки. Дал плоды и дистанционный разгром: орудия и живую силу противника, укрытые в лесах, советские лётчики интенсивно бомбили с воздуха. 

При всём своём блеске Берлинская операция не так известна, потому как закончилась 2 мая и осталась в тени Дня Победы.  

Вторая сторона у этого частичного забвения — потоки грязи, что были вылиты на Берлинскую операцию. Началось это с опалы Георгия Жукова — хрущёвская пропаганда начала вбрасывать негатив. Не говоря уже о том, что полилось в конце 80-х... 

Первым написал про Зееловские высоты Конев в 1957-м, когда снимали Жукова.

Если подъезжать к Берлину, видны высоты, перегораживающие часть бывшего Кюстринского плацдарма. А далее, на севере, они обрываются в гладкую равнину. Очень быстро  стало понятно, что взять высоты тяжело. На одном из послевоенных совещаний Катуков, командующий 1-й танковой армией, вспоминал: «Я сказал Чуйкову, что я пошёл в прорыв, а ты — за мной». По этой глади, впритык с высотами, наши пошли в наступление, нащупав слабое место. Его как иголкой прокололи — ввели две танковые армии. И когда с запада подошёл немецкий резерв — европейские эсесовцы-добровольцы из 11-й дивизии «Нордланд» и 23-й «Недерланд» — наши силы его обошли с двух сторон и пошли на Берлин. Хитрый манёвр, похожий на букву Х. Его надо  внести в учебники, а не пинать, как принято в определённых кругах со времён упрёков Конева.  

В перестройку коневские слова были подхвачены: «Вот, смотрите, это же говорил тоже маршал, тоже победитель!»

И — пошло-поехало… Сейчас практически всюду (и в научных работах тоже) утверждается, что это был колоссальный провал Жукова, что надо было бить по флангам, окружать Берлин, а не ломиться через высоты из желания стать первым, хотя бы и ценой неимоверного количества (?) угробленных жизней. Потому что кто же идёт в лобовую атаку в конце войны? — так они постулируют. 

Перед операцией наша разведка забросила через «нейтралов» дезу, что мы пойдём именно в обход. 

Там и обходить-то было особо негде. Сбоку атаковали 5-я ударная и 2-я гвардейская танковая армии. Поскольку Берзарин, командующий 5-й, погиб в автокатастрофе в июне 1945-го, а Богданов, командующий 2-й, умер тоже относительно скоро после войны, мемуаров они не оставили.    

Яблоко раздора вокруг операции заключается в игнорировании Жуковым приказа Ставки идти в обход Берлина в сторону Эльбы. То есть танковые армии должны были стать делегацией на встрече с союзниками. Жуков, конечно, не хотел, чтобы его главный козырь был использован именно так. И отправил на Эльбу кавалеристов с шашками. Есть потрясающая фотография с удивлённым американцем: «О! Шашка?!..» 

Вот чем надо немца бить, оказывается! 

И, как говорится, испить воды из Эльбы. 7-й гвардейской кавалерийский корпус с этим справился на ура. Жуков сымпровизировал поперёк воли Сталина. Этим вызвал конфликт. 

Жуков взял на себя определённую ответственность. 

Это было очень рискованное решение. Если бы он при этом застрял, не вошёл в город, то это был бы действительно проигрыш. Но ни Жуков, ни Чуйков не хотели повторения сценария с Познанью, и предпочли прямую стремительную атаку.  

Костяк армии Чуйкова составляли сталинградцы, накопившие бесценный опыт уличных боёв. 

Надо сказать, что из Берлина сразу побежали «золотые фазаны» — нацистские партийные чиновники на роскошных автомобилях. Их поймали в земле Бранденбург танкисты 4-й гвардейской танковой армии. А так никого больше не упустили, все остались. Гитлер сказал, что остаётся, и требовал удерживать все попытки «прорываться». 

То есть «будем сражаться насмерть».  

Это Познань-2. 

Поэтому Жуков твёрдо гнул свою линию. Он пресёк отход армии Буссе с Одерского фронта — её загнали в леса… 

Главная цель удара через Зееловские высоты — рассечь группировку, не допустить соединения её боеспособных частей. 

Прорыв был несколько в обход, не в лоб. Обошли и добрались до района Хальбе, где с двух сторон сдавили врага в котёл и задавили авиацией. Ещё один замах был — обойти Берлин с севера и не дать подойти группе  Штайнера. Даже в фильмах, помните, что кричит фюрер перед тем, как «самоубиться»? 

 «Где армия Венка?» 

  У него были резервы из 15-16 летних юнцов. «Где Штайнер?» А Штайнера как раз отсекли к северу от Берлина и, как ни странно, справились с ним поляки, которых довели до позиции и поставили заслоном. «Где Хольсте?» А Хольсте со своим танковым корпусом был как раз из армии Венка. С армией Венка разобралась наша 4-я танковая.  

Затем аккуратно брали город. Почему получилось за 10 дней? Потому что не дали отойти в Берлин огромному количеству боеспособных людей с оружием и боевой техникой. 

Это не шутка: почти 200 тысяч могло бы войти в город! 

И дать последний бой — отчаянно, из фанатизма!.. 

А их в итоге загнали в леса. 

Остался гарнизон Берлина, верхнее потолочное значение по количеству людей — 120 тысяч. Но! Из них военных было менее 40 тысяч. Остальные — убогие фольксштурмисты, пожарные, полицейские. Словом, люди сомнительной боеспособности. 

На такой огромный город — 40 тысяч военных? Сплошную линию обороны не создашь! 

Это было чисто очаговое сопротивление. В каждом квартале был дом, который обороняли. Когда условия позволяли, мы поступали так: красноармейцы подвозили тяжёлую пушку, прямой наводкой сносили этот дом и шли в следующий квартал. Был ещё дополнительный хитрый план советского командования — обход по реке. Удалось, высадившись в тыл к немцам через Шпрею, обвалить один из секторов обороны с помощью катеров, небронированных.   

То, как шёл к Рейхстагу командующий 3-й ударной армией Василий Иванович Кузнецов, встречавший войну ещё на границе, достойно учебников. Но это не заслуга Жукова, Кузнецов всё спланировал сам. Он на очень узком фронте двинулся к Рейхстагу. Мимо тюрьмы «Моабит», которую взяли штурмом — с огнемётами и современными инженерными средствами. Далее — до моста Мольтке на фоне перестреливающихся уже в нашем тылу немцев… (Тут ещё раз о так называемом немецком порядке: все мосты в Берлине поручили заминировать одной коммерческой горнорудной организации; но коммерсанты заминировали далеко не все мосты, ко многим даже проводов и «машинок» не подвели.) Так вот, сходу берут мост, не дают взорвать и врываются в район Рейхстага, гарнизон которого ждал атаки со стороны Рейхсканцелярии. 

С первого раза попытка армии Кузнецова не удалась: стреляли в спину от Кролль-оперы, а дорогу к Рейхстагу преграждал заполненный водой ров, оставшийся от строительства метро. Тогда решили отойти, перегруппироваться. Затем взяли Кролль-оперу, навели переправу и ворвались наконец в Рейхстаг! Всё прошло очень грамотно. Блестящий проход через занятые немцами районы!  

Это образец военного искусства на уровне командующих армий. 

Красная армия в Берлинской операции функционировала как отлично отлаженная машина. Преимуществом всегда пользовались сходу. Единственное, не знали, где именно сидит фюрер. Рейхсканцелярия была секретом, а расположенный под ней бункер был секретом за семью печатями. До Рейхсканцелярии наши, сами того не зная, доходили на дальность танкового выстрела. Кстати, чем был силён Жуков — он хорошо владел материальной частью и вытребовал себе тяжёлую артиллерию. 

Совершенно необычно выглядело, когда гаубицы максимальных калибров на гусеничном лафете ставились в прямую наводку. 

Это были «цветочки». «Ягодками» были орудия калибром 280 и 305 миллиметров. 

Созданные при царе. 

Например, образца 1915 года были 305-миллиметровые, что били по Ангальтскому вокзалу и доставали до подвалов в 15 метров под землей! На прямую наводку использовались и 203-миллиметровые гаубицы Б-4. Но их мощности не хватало, чтобы «выключить» немецкие башни ПВО. 

Тяжёлой артиллерии, которая была у Жукова, было вполне достаточно для решения вопроса. После обстрела из царской 305-миллиметровки любая из  башен была бы пробита. Но этого и не понадобилось, били по другим сооружениям, например, по зданию гестапо.  

А вот про что точно стоит рассказать отдельно, так это про фаустпатроны и танки в городе. 

Второй миф: Жуков вогнал в Берлин две танковые армии, и их там сожгли. На это впоследствии ссылались либеральные «эксперты», рассуждая о Грозном: ещё, дескать, со времён штурма Берлина известно, что танку в городе делать нечего! 

Нужно понимать разницу между Грозным 90-х и Берлином 40-х — хотя бы военно-техническую. Потому что РПГ-7 всё же не фаустпатрон, у которого лишь 30 метров дальности. Дальше тоже можно стрелять, но точность была никакой, чисто пиротехнический эффект. Поэтому наши танкисты вставали метрах в ста от зданий, которые расстреливали, и аккуратно выбивали огневые точки.

  Потери армии Катукова в Курской битве и его же армии на улицах Берлина несоизмеримы! 

На улицах почти исчез противник в лице «королевских тигров» и противотанковых самоходок. «Фаусты» были менее опасным противником. Серьёзно пострадала в Берлине, причём от ручного противотанкового оружия, наша 2-я танковая армия — потеряла 100 машин. Однако и её потери нельзя назвать чудовищными, учитывая, что она успешно прошла полгорода.  

В ответ на вылазки «фаустников» РККА использовала снайперов и автоматчиков, что было естественным в сузившемся пространстве. Те знали своё дело. Поэтому, несмотря на сотни тысяч «фаустов», наши потери были незначительны. Объективно говоря, без танков Берлин взять было бы куда сложнее — пушку-то не везде выкатишь. 

Командующий 2-й гвардейской танковой армией Семён Богданов доходчиво объяснил преимущество танков в Берлине: в городском пространстве открытый артиллерийский расчёт легко перестрелять. И развернуть танковую башню под огнём — проблем нет, а разверните-ка так орудие! 

Орудие старались ставить за стеной, для чего пробивалось небольшое отверстие. Стреляли и с подоконников реактивными снарядами — были миномёты БМ-31 («Андрюша)». Солдаты их называли «Лука». Выставлялась коробка с «Лукой» на окно, производилось электрическое зажигание, и заряд летел в здание — обваливался фасад. Набрали опыта и с огнемётами, применявшимися во всех городских штурмах. Они были пороховые. И было опытным путём установлено, что если ставить их на деревянный пол, то он проваливался от залпа. Поэтому стали прикручивать к стенам. Залп — и летит струя огня. 

Благодаря всему этому большой город взяли за 10 дней: вошли 21 апреля, а 2 мая гарнизон капитулировал. В принципе, он был готов сделать это и раньше, только фюрер удерживал. Если бы ситуацию отдали на откуп командирам, то… … город был бы сдан намного раньше. 

И здесь опять немецкий «порядок» помог. Где расположить склады в городе, который собирались оборонять? Правильно, на окраинах! Чтобы первыми попались в руки наступающим... Вейдлинг говорил: «Мой фюрер, склады потеряны! У нас есть чем воевать? Мы так долго не продержимся!» Когда фюрер покончил жизнь самоубийством, Вейдлинг спокойно подписал капитуляцию. Воевать-то было нечем! Сдача Берлина была идеей командиров, которые понимали, что толку сопротивляться уже нет.  

Не следует считать, что к этому моменту весь гарнизон загнали в центр. Были обширные области, которые обходили. Это были своего рода лагеря вооружённых военнопленных. Потом их просто собрали.  

В связи с этим третий миф, пропагандируемый диванными «стратегами»: а зачем было брать Берлин? обошли бы его с севера и юга, вышли бы на Эльбу, а столицу добили бы с воздуха и тем самым спасли бы огромное количество наших жизней. Но при этом забывают о том, что кроме военной целесообразности есть ещё и военно-политическая ситуация, которая вынуждала советское руководство брать Берлин.  

Военная целесообразность тут тоже присутствовала. Пока обходили, Гитлер успел бы укрепить оборону по периметру. 

И никто бы не стал сдаваться. Имели бы не лагерь военнопленных, а крепость, которую надо изнурительнейшим образом брать! 

Более того, Германия могла бы распасться на несколько очагов фанатичного сопротивления. Помимо Берлина союзники с опаской относились к идее Альпийской крепости в Зальцкаммергут. Немцы могли отойти в горы. 

Поэтому мы сосредоточились на «кощеевой смерти», пресловутой игле, которую надо сломать — на бункере фюрера. Сломаешь эту иголку, и сдадутся все: группа армий «Курляндия», группа армий «Центр», которая сидела ближе к Чехословакии, и так далее — по списку. 

Берлинская операция весомо продемонстрировала, кто в Европе хозяин. 

Берлинская операция во многом повлияла на то, что холодная война у самого истока не стала горячей. 

Мы показали абсолютное превосходство. С нами нельзя было не считаться, мягко говоря. А ведь союзники, получив опыт с лета 1944-го, на собственной шкуре ощутили, насколько тяжело воевать с немцами. 

А мы немецкий «орешек» — хрусть! — и раскололи. В Берлине мы, всему научившиеся, сделали всё, как хотели.  

Именно поэтому мы должны помнить об этом славном подвиге наших отцов, дедов, прадедов и не позволять никому наводить тень на плетень! 

КИНОКЛУБ РО РВИО П.к.:

Фильм "ВТОРЖЕНИЕ" (кинохроники Третьего рейха, письма с фронта и дневники солдатов и офицеров)

Великая война. Документальные Фильмы: (Взятие Берлина-Япония). Все серии с 17 по 18. История России. Фильм война. StarMedia

Документальный фильм "Нюрнберг. 70 лет спустя"

Национальные герои Великой Победы

Геннадий Порфирьевич Тихонов и Григорий Фёдорович Милюхин;

Мой прадед Гена служил радио-телеграфистом в воздушно-десантной бригаде. Был ранен. Прошёл войну до самого конца войны. Геройски воевал с фашистами и за боевые заслуги был награждён орденами и медалями.

Мой прадед Григорий служил танкистом в УДТК. Был командиром танка и геройски бил врага, пока не получил ранения в голову. Был тяжело ранен на Украине. За героизм в боях был награждён орденами и медалями.

О своих прадедах я сделал доклад «История моей семьи – история Родины». Я горжусь этими людьми, память о них - в сердце каждого члена нашей семьи и любого человека, кто чтит историю и великий подвиг воина-освободителя, великий подвиг народа.

Автор материала: Алексей Куляпин - выпускник МАОУ СОШ №135

Мобилизация

Поздравляем с Юбилеем академика Юрия Павловича Семёнова! 20 апреля академику Юрию Павловичу Семёнову  исполнилось 85 лет. 

Дорогие земляки!

Своё 85-летие отмечает выдающийся человек, уроженец Торопца, великий конструктор космической техники, Герой Социалистического Труда академик Юрий Павлович Семёнов. Многие из нас и сегодня легко вспомнят самые значимые труды Юрия Павловича, о которых в 70-80-е годы знал весь мир — космические корабли «Союз», орбитальные станции «Салют», грузовые корабли-заправщики «Прогресс», беспилотный корабль «Буран». Эти достижения человеческой мысли до сих пор вызывают гордость за СССР и за Россию, за наш народ и за таких ярких его сынов, как Юрий Павлович. Юрий Павлович Семёнов — доктор технических наук, профессор, автор и соавтор более 400 научных трудов и изобретений. А еще он продолжатель великой традиции предков: беззаветно служить своей Родине, матушке-России во имя укрепления её силы, во имя её процветания.

Поздравляем Вас, дорогой Юрий Павлович! Многие лета Вам!

Председатель Совета Ассоциации Тверских землячеств С.А.Спридонов, капитан I ранга, наставник отряда военкоров  «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова 
Военкоры отряда «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 

Ю.П. СеменовЮРИЙ ПАВЛОВИЧ СЕМЁНОВ

Великому конструктору космической техники академику Юрию Павловичу Семёнову 20 апреля юбилей — 85 лет.

Юрий Павлович родился в  прекрасном древнерусском городе Торопец 20 апреля 1935 года. Его отец — служащий Павел Александрович, мать — Полина Фёдоровна, урождённая Тарасова. 

Семья через некоторое время переехала на жительство в Ржев, что было связано с работой отца. В 1941 году, после начала Великой Отечественной войны, но ещё до броска фашистов к Ржеву, Юрий с матерью эвакуировались на Урал, в нынешний Пермский край, в село Вогулка. Здесь в глухой тайге, в шести километрах от села, проживали в ссылке с начала 1930-х годов родители матери Мария и Фёдор Тарасовы. 

Там мальчик провёл тяжёлое военное детство. Эти годы и общение с людьми закалили его характер. Через шестьдесят лет, будучи в 2001 году в служебной командировке в Перми, Юрий Павлович Семёнов нашёл по сохранившимся детским воспоминаниям в тайге, в районе трассы Пермь-Березники, давно заброшенное место, где когда-то стоял дом, срубленный его дедом Фёдором Тарасовым. Академик съездил в село Вогулка и даже встретил некоторых своих сверстников и учителя тех лет.

В 1946 году семья Семёновых переехала в Днепропетровск, по месту службы отца. Там Юра стал учеником 4-го класса школы № 23. В 1951 году в 8-й класс этой школы пришла его ровесница Валя Кириленко, будущая супруга академика.

Юрий учился отлично, а всё свободное время посвящал спорту, стал мастером спорта СССР по волейболу, выступал за сборные команды Днепропетровска и области, входил в состав сборной Украины.

Он окончил в 1953 году школу и поступил на физико-технический факультет Днепропетровского государственного университета, специальность «инженер-механик» (жидкостные ракетные двигатели). Студенткой филологического факультета этого же вуза стала Валентина Кириленко.

В 1956 году Юрий Семёнов отправился по комсомольской путёвке на освоение целины. Интересно, что в одной бригаде с ним работал его однокурсник Виталий Догужиев, впоследствии министр общего машиностроения СССР, координировавший работу всех предприятий и научных организаций, связанных с разработкой и производством оборудования для космоса и ракетно-ядерного вооружения. В 1989 году В.Х.Догужиев, заместитель председателя Совета министров СССР, опираясь на обращение коллектива НПО «Энергия», представил Ю.П.Семёнова на должность генерального конструктора.

Юрий и Валентина поженились ещё студентами, в 1957 году, а через год у них родилась дочь Татьяна. Когда девочке было три года, в детский санаторий, в котором она находилась, приехал вернувшийся недавно из космоса Юрий Гагарин и сфотографировался с Танечкой на коленях. Тогда никто не мог предположить, что её отец возглавит Ракетно-космическую корпорацию «Энергия» и продолжит дело, начатое С.П.Королёвым. А лично Юрий Павлович познакомился с первым космонавтом в 1964 году. Позже их пути пересекутся, когда Семёнов будет работать у Королёва в ОКБ-1, а Гагарин возглавит отряд космонавтов. 

После окончания в 1958 году университета Юрия Павловича распределили в ОКБ-586, созданное в Днепропетровске для разработки и изготовления новых типов боевых ракет и космических аппаратов. Главным конструктором был будущий академик М.К.Янгель. Здесь Ю.П.Семёнов прошел серьёзную школу, которая брала начало в ОКБ-1 С.П.Королёва.

Он проработал в ОКБ-586 более пяти лет, пройдя трудовой путь от инженера до начальника группы и создавая боевые ракетные комплексы Р-12, Р-14, Р-16 и первые спутники серии «Космос». По роду деятельности Ю.П. Семёнов довольно часто находился тогда в командировках в ОКБ-1 и встречался с С.П. Королёвым. 

В конце 1963 года при одной из встреч Королёв предложил Семёнову перейти в руководимое им ОКБ-1, и тот дал согласие. Семья переехала в Москву, и Юрий Павлович связал всю дальнейшую судьбу с этим знаменитым конструкторским бюро, ставшим основой Ракетно-космической корпорации «Энергия» им. С.П. Королёва.

Работы в ОКБ-1 в этот период имели разнообразную обширную тематику: пилотируемые корабли «Восток» и «Восход», научные спутники Земли «Электрон», межпланетные станции «Зонд-1» и «Луна», первые спутники-разведчики «Зенит», спутники связи «Молния-1», боевые ракеты, ракета-носитель «Союз». На стадии изготовления находился ракетно-космический комплекс Н1-Л3 для полёта человека на Луну.

В апреле 1964 года вышло постановление о создании трёх- и двухместного космического корабля «Союз». При разработке конструкции корабля и его систем многое делалось впервые и стало фундаментальной основой будущих проектов.

С.П.Королёв назначил Ю.П.Семёнова заместителем ведущего конструктора корабля «Союз». Ещё через три года он стал ведущим конструктором космических пилотируемых аппаратов «Зонд», предназначенных для облёта Луны человеком и отработки техники возвращения на Землю со второй космической скоростью. В 1968 году впервые «Зондом-5» были осуществлены облёт Луны и возвращение спускаемого аппарата в акваторию Индийского океана. В качестве пассажиров на нём находились черепахи, которые после семисуточного полёта вернулись на Землю невредимыми. При работах по этой программе впервые были получены фото Земли на фоне Луны.

В эти годы Семёнов месяцами находился на Байконуре, дома приходилось бывать урывками. Условия жизни на космодроме были близки к экстремальным. Температура доходила летом до +50°С, а зимой опускалась до –40°С, при этом гостиницы не имели ни кондиционеров, ни холодильников. Летом ночью в жару помогали только мокрые полотенца, а зимой — самодельные нагревательные приборы. Но коллектив работал с энтузиазмом и добивался результатов.

После неожиданной смерти в 1966 году С.П.Королёва ОКБ-1 преобразовали в ЦКБ экспериментального машиностроения и назначили главным конструктором В.П.Мишина. Руководитель первого отряда космонавтов Герой Советского Союза №2 генерал-полковник авиации Н.П.Каманин в обширных воспоминаниях «Скрытый космос», опубликованных только в XXI веке, даёт жёсткую характеристику В.П.Мишину как человеку и руководителю, чья деятельность по сути препятствовала поступательному ходу космической программы СССР.

Тем не менее полученный при жизни С.П. Королёва опыт полётов на кораблях «Восток» и «Восход» существенно дополнился работами по пилотируемым кораблям нового поколения «Союз» и работами над «лунной» темой. Были решены принципиальные проблемы: управляемое возвращение спускаемого аппарата в атмосферу Земли, его мягкая посадка на Землю, автоматическая стыковка кораблей на орбите и переход космонавтов из одного корабля в другой через открытый космос. 

Параллельно с ЦКБЭМ над пилотируемыми программами работал возглавляемый академиком В.Н.Челомеем коллектив Центрального конструкторского бюро машиностроения (ЦКБМ), которое в основном ориентировалось на решение задач Министерства обороны. 

Учитывая, что в ЦКБЭМ уже велись проектные разработки по орбитальным станциям, и зная о пробуксовке работ в ЦКБМ по этой тематике, группа специалистов ЦКБЭМ во главе с Ю.П.Семёновым, воспользовавшись тем, что их руководитель В.П.Мишин, противник данного направления, находился в отпуске, обратилась в середине 1969 года к секретарю ЦК КПСС Д.Ф.Устинову с предложением создать в короткие сроки орбитальную станцию научного и народнохозяйственного назначения с использованием имеющегося задела: элементов конструкции орбитального блока челомеевской станции «Алмаз» и служебных систем королёвского корабля «Союз». Д.Ф.Устинов поддержал предложение, и уже в конце 1969 года вышло соответствующее постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР. В.П.Мишин был взбешён, но подчинился решению руководства страны. 

Создание орбитальных станций потребовало решения многих новых технических проблем и организационных вопросов. По предложению инициаторов проекта Политбюро ЦК КПСС и Совет министров СССР назначили ведущим конструктором по долговременным орбитальным станциям 34-летнего Ю.П.Семёнова. Ввиду исключительной важности данного направления был значительно расширены его права и обязанности, поднят статус этой должности. Юрий Павлович практически стал научно-техническим руководителем всей программы.

Уже в январе 1970 года вырисовался конструктивный и функциональный облик ДОС — долговременной орбитальной станции, были сформулированы основные принципы её построения и задачи, которые необходимо было решить в ходе реализации проекта. На несколько десятилетия тема, которую возглавил Ю.П.Семёнов, стала главной в работе коллектива. 

В марте того же года состоялась первая официальная встреча ведущего конструктора Ю.П.Семёнова с генеральным конструктором академиком В.Н.Челомеем на территории ЦКБМ в Реутове. Хотя авторитет Челомея в те годы был непререкаем, Семёнов, выслушав упреки по поводу «перехвата» темы, добился, опираясь на постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР, передачи четырёх корпусов станции «Алмаз» для работ по долговременной орбитальной станции. За этим последовала доработка в тех же целях четырёх корпусов на заводе им. М.В.Хруничева. Это позволило значительно сократить сроки создания первой ДОС, известной во всём мире как станция «Салют».

Она была выведена на орбиту 19 апреля 1971 года. Аналогичная по замыслу американская станция «Скайлэб» была запущена 14 мая 1973 года. Таким образом, приоритет в этой области работ в космосе удалось тогда сохранить за СССР.

После неудач с испытаниями мишинской ракеты-носителя Н1 советская лунная программа была закрыта, и работы по орбитальным станциям стали основным направлением деятельности ЦКБЭМ. В 1972 году была проведена реорганизация его подразделений. Руководство СССР назначило Ю.П.Семёнова главным конструктором орбитальных станций. Он сформировал коллектив высококвалифицированных специалистов, ставший на десятилетия научно-техническим ядром в создании и эксплуатации космических кораблей и станций. Под его руководством был разработан проект второго поколения станции — «Салют-4».

В мае 1974 года на базе ЦКБЭМ было создано Научно-производственное объединение «Энергия», директором и генеральным конструктором которого назначили академика В.П.Глушко, основоположника отечественного жидкостного ракетного двигателестроения.

С его приходом на первых порах в коллективе объединения сложилась непростая ситуация. 26 декабря 1974 года станция «Салют-4» была выведена на орбиту. Но в следующем году, в период продолжающегося полёта станции, возникло мнение о необходимости прервать пилотируемые экспедиции на «Салют-4» во время проведения экспериментального советско-американского полёта «Союз»—«Аполлон». Это мнение отстаивал и генеральный конструктор В.П.Глушко. 

Но против такого решения твёрдо выступил Ю.П. Семёнов, поддержанный рядом ведущих работников космической отрасли. Им удалось убедить министра общего машиностроения СССР С.А.Афанасьева в необходимости продолжения пилотируемой программы на станции «Салют-4». Дальнейшие события показали правильность принятого решения.

В поздравлении ЦК КПСС, Президиума Верховного совета и Совета министров СССР, направленном в адрес участников этих работ, в частности говорилось: «Создание долговременных орбитальных станций открывает дальнейшие перспективы освоения космоса с целью решения научных и народнохозяйственных задач».

Закрытым Указом Президиума Верховного совета СССР 15 января 1976 году за создание станции «Салют-4» главный конструктор Юрий Павлович Семёнов был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

На повестку дня встал вопрос о создании системы постоянного снабжения долговременной орбитальной станции. Начало принципиально новому решению было положено предложением Ю.П.Семёнова о проработке возможности дозаправлять двигательные установки станции в полёте. Для этого на станции необходимо было иметь как минимум два стыковочных агрегата.

Введение второго стыковочного агрегата предлагалось осуществить ещё в 1971 году, сразу же после запуска станции «Салют» на орбиту. Но тогда реализовать это предложение не позволяла отрицательная позиция В.П.Мишина и В.Н.Челомея, искавших возможность закрыть программу орбитальных станций. В апреле 1972 года между ними как генеральными конструкторами было достигнуто соглашение, которое можно назвать сговором, об ограничении работ по станциям «Салют» первыми четырьмя изделиями, после чего дальнейшие работы в этом направлении должны были быть переданы В.Н.Челомею.

Министр С.А.Афанасьев, на которого надавили эти два авториетных академика-силовика, согласился с этим предложением. Но Ю.П. Семёнов не сдался и вновь включил в решение вопроса высшее руководство страны. В 1973 году секретарь ЦК КПСС Д.Ф.Устинов познакомился со станцией «Салют» второго поколения непосредственно внутри её отсеков, а вопрос докладывал ему Ю.П. Семёнов. Идея введения в конструкцию станции второго стыковочного агрегата понравилась Д.Ф.Устинову, но Ю.П.Семёнову пришлось аргументировано опровергать демагогию академика В.Н.Челомея, за которой стояли сугубо корпоративные, а не научно-практические интересы.

После одобрения Д.Ф. Устинова в ЦКБЭМ интенсивно развернулись работы по новой станции, был создан уникальный агрегатный отсек, позволявший дозаправлять её топливом в полёте грузовым кораблём-заправщиком «Прогресс» и даже производить смену экипажа на станции во время нахождения одновременно двух кораблей «Союз», то есть обеспечивая тем самым постоянный пилотируемый полёт. Это было абсолютно новое решение в космической технике. Второй стыковочный агрегат позволял также кораблям «Союз» и «Прогресс» одновременно находиться на станции. 

Долговременная орбитальная станция третьего поколения «Салют-6» была выведена на орбиту 29 сентября 1977 года. На ней отработали 5 основных экспедиций и 11 экспедиций посещения, началась реализация программы совместных исследований с участием космонавтов других стран. 20 января 1978 года впервые в мире к станции «Салют-6» стартовал автоматический грузовой корабль-заправщик «Прогресс-1», который доставил на неё топливо и другие необходимые грузы.

Ю.П.Семёнову, как главному конструктору, пришлось проявить немалую смелость, чтобы довериться кораблям «Прогресс», многократно стыкующимся автоматически к станции, на которой в это время находился экипаж. Корабли «Прогресс» позволили также наращивать научные возможности станции за счёт доставки на борт соответствующей аппаратуры и оборудования. С 1977-го по 1981 год к станции «Салют-6» стартовали и работали на её борту в составе экипажей представители Чехословакии, Польши, ГДР, Венгрии, Вьетнама, Монголии, Румынии, Кубы.

За создание орбитального комплекса «Салют»—«Союз»—«Прогресс» Ю.П. Семёнову в апреле 1978 года присуждена Ленинская премия.

В январе 1978 года он был назначен заместителем генерального конструктора, главным конструктором космических кораблей и станций, директором программы международного сотрудничества. В 1980 году под руководством Ю.П. Семёнова была разработана комплексная программа работ, в которой основной акцент делался на создание орбитальных систем. Генеральный конструктор В.П. Глушко, проявив необоснованные амбиции, не одобрил её. Однако программу поддержали министр С.А.Афанасьев и президент Академии наук СССР А.П.Александров и направили её в ЦК КПСС без согласования с В.П.Глушко. 

После этого отношения между Ю.П.Семёновым и В.П.Глушко стали на длительное время очень натянутыми, что осложняло работу, хотя внешне они сохраняли деликатность в отношениях и нередко шли на компромиссы. Утверждённая руководством страны комплексная программа стала основой деятельности НПО «Энергия» на несколько последующих лет.

Одновременно полным ходом шла работа по созданию многоразовой космической системы «Энергия—Буран». Она вернула отношения В.П.Глушко и Ю.П.Семёнова в нормальное русло. Именно генеральный конструктор В.П.Глушко настоял в конце 1981 года на том, чтобы работы по уникальному проекту возглавил главный конструктор орбитальных станций и космических кораблей Ю.П.Семёнов. Одновременно его назначили первым заместителем генерального конструктора, и на этой должности он работал с В.П.Глушко восемь последующих лет. С этого времени до кончины В.П.Глушко между ними были хорошие, дружественные отношения.

Проект «Буран» относится к наиболее масштабным за всю историю мировой космонавтики. В работе по созданию системы «Энергия—Буран» было задействовано около 2 миллионов человек и более тысячи предприятий СССР. Экспериментальная отработка элементов системы продолжалась в круглосуточном режиме без выходных дней около 1600 суток. Вся работа проводилась при головной роли НПО «Энергия». В 1987 году Ю.П.Семёнов по рекомендации В.П.Глушко был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР.

Успешный полёт корабля «Буран» в автоматическом режиме состоялся 15 ноября 1988 года, когда В.П.Глушко уже был тяжело болен. Техническим руководителем завершающего этапа программы являлся Ю.П.Семёнов, а председателем Государственной комиссии по подготовке и запуску комплекса «Энергия—Буран» — его однокурсник министр общего машиностроения СССР В.Х.Догужиев. 

По сложности задач и технических решений орбитальному кораблю «Буран» не было аналогов в мировой практике ракетно-космической техники. Система «Энергия—Буран» опередила своё время, однако отечественная промышленность на сломе эпох и в период распада СССР оказалась не готова к её использованию, и в 1992 году было принято нелёгкое решение о прекращении работ по этой программе.

Параллельно с этим Ю.П.Семёнов продолжал руководить работами по орбитальным станциям и космическим кораблям. 19 апреля 1982 года была выведена на орбиту долговременная орбитальная станция «Салют-7». На ней до 25 июня 1986 года поочередно работали 4 основные экспедиции и 5 экспедиций посещения. Во время столь длительного полёта Ю.П.Семёнову пришлось решать сложнейшие организационно-технические проблемы, включая полную замену одной из топливных магистралей с шестью выходами в открытый космос. 

11 февраля 1985 года на беспилотном участке полёта из-за выхода из строя системы командного управления и ошибки оператора ЦУП была потеряна связь со станцией, система обесточилась, и станция полностью вышла из строя. Под руководством Ю.П.Семёнова в НПО «Энергия» стали прорабатывать вопрос, можно ли стыковаться с полностью неуправляемой станцией. 6 июня 1985 года на орбиту была направлена специальная экспедиция в составе космонавтов В.А.Джанибекова и В.П.Савиных на корабле «Союз Т-13», который с помощью целеуказаний с Земли и ручного управления сблизился со станцией и состыковался с ней как с «некооперируемым объектом». Космонавты провели ремонтно-восстановительные работы и ввели станцию в строй. С 1982-го по 1985 год на станции «Салют-7» работали международные экипажи, в состав которых входили представители Франции, Индии и Сирии.

В 1978 года Ю.П.Семёнов возглавил работы по созданию транспортного космического корабля «Союз Т» на базе предыдущего поколения космических кораблей. Первый его пилотируемый полет был осуществлен в 1980 году. Его использование повысило эффективность программы «Интеркосмос», сделало более насыщенными планы исследования внеземного пространства. 

За разработку корабля «Союз Т» Ю.П.Семёнову в 1985 году была присуждена Государственная премия СССР. Ее вручил президент Академии наук СССР А.П.Александров прямо на космодроме Байконур, где Ю.П.Семёнов находился безвыездно, поскольку в это время велась подготовка к пуску «Бурана».

Незадолго до этого работы по новым орбитальным станциям были практически приостановлены, поскольку все ресурсы задействовали на программу «Энергия—Буран». 

Но неожиданно весной 1984 года министра общего машиностроения СССР О.Д.Бакланова, и конструкторов В.П.Глушко и Ю.П.Семёнова вызвали к секретарю ЦК КПСС Г.В.Романову, который поставил перед ними задачу срочно завершить работы по новой станции к XXVII съезду КПСС. И уже через год собранный штатный блок станции «Мир» направили прямо на космодром Байконур, впервые — без цикла проверок на контрольно-испытательной станции завода. Это решение потребовало исключительной организации работ на электрическом аналоге станции в НПО «Энергия», технической позиции полигона и лётной станции. В результате запуск базового блока станции «Мир» был осуществлён 20 февраля 1986 года.

В январе 1989 года скончался В.П.Глушко, и инициативная группа руководящих работников НПО «Энергия» направила руководству страны обращение с предложением назначить генеральным конструктором Ю.П.Семёнова. В нём говорилось: «Генеральным конструктором НПО «Энергия» должен быть человек, который был бы способен продолжить дело, начатое в своё время С.П.Королёвым, В.П.Мишиным, В.П.Глушко. Кроме того, для успешной дальнейшей работы необходимо сохранить сложившуюся за последние годы кооперацию со смежными организациями. Учитывая эти обстоятельства, считаем целесообразным назначить на эту должность первого заместителя генерального конструктора, главного конструктора направления тов. Семёнова Юрия Павловича, который начал свою деятельность на нашем предприятии при С.П.Королёве и уже 25 лет успешно работает в этом направлении. Тов. Семёнов Ю.П. обладает необходимыми знаниями, большими организаторскими способностями и пользуется заслуженным авторитетом на предприятии».

В августе 1989 года Ю.П.Семёнов был назначен генеральным конструктором НПО «Энергия», а в 1991 году — генеральным директором и генеральным конструктором объединения.

Вскоре по его инициативе Мособлисполком присвоил НПО «Энергия» имя академика С.П.Королёва, а в 1996 году город Калининград переименовали в Королёв.

Ю.П.Семёнов возглавил объединение в период, когда финансирование продолжало оставаться централизованным, но постоянно сокращалось. Выделяемые средства позволяли ещё сохранять основную тематическую направленность предприятия. М.С.Горбачёв встречался с космонавтами и руководителями организаций космической отрасли, подчёркивал важность работ в этом направлении, но это была лишь риторика.

После распада СССР самая наукоёмкая и высокотехнологичная отрасль начала рушиться, и её сохранение взяла в руки лишь небольшая группа специалистов при активном участии Ю.П.Семёнова. Как ни странно, но в средствах массовой информации с негативной оценкой работ НПО «Энергия» прошлых и настоящих лет выступал даже бывший главный конструктор ЦКБЭМ академик В.П.Мишин, по сути показав себя ренегатом. Достигнутые СССР завоевания в области космических исследований и техники были поставлены под сомнение. 

А ведь объединение было обязано выполнять ранее взятые обязательства перед зарубежными партнёрами по программе международного сотрудничества. В этих невероятно сложных условиях Ю.П.Семёнов предпринимал активные действия, чтобы придать предприятию необходимый статус, который позволил бы сохранить основные направления и тематику работ.

В дополнение ко всем трудностям возникли новые, когда Казахстан объявил Байконур своей территориальной собственностью. Практически перед каждым пилотируемым пуском Ю.П.Семёнову приходилось для согласования своих действий встречаться с руководством этой страны и вести очень непростые переговоры. В эти годы удавалось добиваться положительных решений лишь благодаря его многолетним личным уважительным отношениям с лидером Казахстана Н. Назарбаевым.

В соответствии с Указом президента Российской Федерации и постановлением Правительства РФ в апреле 1994 года была учреждена Ракетно-космическая корпорация «Энергия» им. С.П.Королёва в организационно-правовой форме акционерного общества открытого типа с контрольным пакетом акций у государства на три года. Президентом корпорации с первого дня её существования неоднократно избирали Ю.П.Семёнова. 

Под его руководством РКК «Энергия» продолжала выполнять программу работ по космической тематике и принимала все меры для сохранения связей с предприятиями, оказавшимися за пределами России. В 1996 году Ю.П.Семёнову присуждено звание «заслуженный деятель науки Российской Федерации».

За период 1996—2000 годов было заключено около 300 контрактов и соглашений, которые принесли ракетно-космической отрасли России более миллиарда долларов валютных поступлений. Такие средства дали возможность в эти годы стабилизировать экономическое положение корпорации и сохранять стабильный уровень жизни её работников и всей российской космонавтики.

Орбитальный комплекс «Мир» вошёл в историю как первый международный космический центр, за полётом которого следил весь Земной шар. За годы эксплуатации на станции работали 104 человека, в том числе 62 представителя 11 стран мира и Европейского космического агентства. Выполнено 27 международных исследовательских программ в течение 2028 суток и в общей сложности более 31000 сеансов экспериментов.

За создание на базе космических технологий комплекса средств протезирования нижних конечностей инвалидов, соответствующего мировому уровню, и его широкое внедрение в практику протезирования Ю.П.Семёнову была присуждена Государственная премия Российской Федерации 1999 года в области науки и техники.

Оставив по состоянию здоровья пост президента корпорации «Энергия», но оставшись председателем Президиума её Научно-технического совета, Ю.П.Семёнов вносит большой вклад в сохранение и развитие уникального научно-технического потенциала отечественной и мировой космонавтики в качестве председателя Совета главных конструкторов, технического руководителя пилотируемых программ России. 

За время работы в космической отрасли он руководил запуском на орбиту 11 станций и модулей, 72 транспортных пилотируемых космических кораблей и 106 грузовых кораблей, проводил в космос более 170 космонавтов и астронавтов.

Юрий Павлович Семёнов — доктор технических наук, профессор, автор и соавтор более 400 научных трудов и изобретений. Он избран действительным членом Российской академии наук (2000), членом Международной академии астронавтики, Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского и ряда других научных обществ, награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени, другими орденами и медалями. За создание пилотируемых космических комплексов «Салют»—«Союз»—«Прогресс» первого, второго и третьего поколений и орбитальной станции «Мир» Президиум АН СССР наградил Ю.П.Семёнова в 1987 году золотой медалью им. К.Э.Циолковского. Это было последнее награждение этой медалью, а первую медаль получил С.П.Королёв за осуществление запуска Первого спутника Земли. В 2001 года Российская академия наук наградила Ю.П.Семёнова Золотой медалью им. С.П. Королёва. В 2011 году он стал лауреатом премии Правительства Российской Федерации им. Ю.А.Гагарина в области космической деятельности «за разработку, создание и интеграцию первого этапа российского сегмента Международной космической станции».

Международным признанием его заслуг в освоении космического пространства явилось присуждение ему Международной премии Алана Д’Эмиля, Золотой космической медали МАФ, Международной премии Франсуа-Ксавье Баньо за личный вклад «в создание уникальной станции — орбитального пилотируемого комплекса «Мир», ставшего первым международным космическим центром ХХ века».

Юрий Павлович Семёнов — почетный гражданин городов Королёв и Байконур и Московской области.

Он является членом Ассоциации тверских землячеств, и мы всегда поздравляем его 20 апреля по телефону с днём рождения, слышим радость в голосе Юрия Павловича и Валентины Андреевны, которые ждут тёплых слов с родины великого учёного.

Несколько лет назад Юрий Павлович откликнулся на просьбу торопчан создать Музей космонавтики в его родном городе, озаботился сбором и доставкой экспонатов. Теперь этот музей, единственный такого рода в Тверской области, действует в Торопецком районном доме культуры. 

Советский космический челнок «Буран» и космическую станцию «Мир» сконструировал академик Юрий Павлович Семёнов, а одним из разработчиков американского космического челнока «Шаттл» является Севир Дмитриевич Богданов (Пол Лоренц), оба — уроженцы города Торопец. В свой поэтический сборник «Торопчане» я включил вот такое стихотворение:

Мальчик пускал самолётики.
Ветер кружил их над речкой.
А где-то сбитые лётчики
летели дорогой Млечной.
Звёзды мерцают далёкие — 
призрачно, недостижимо.
Только наступят сроки — и
ты их увидишь зримо.
Космической стала станцией
мечта военного детства,
и астронавт из Франции
с русским летит в соседстве.
Вселенная необъятна,
но битва за космос всё жарче…
Сидит над проектом «Шаттла»
другой торопецкий мальчик.

(м-лы В.М.Воробьёва,, профессора)

Поэты  Великой Победы: тайна поэтического слова

От стихов парня, погибшего 75 лет назад, сердце сжимается сегодняшней болью.

Володя Булаенко ушел на фронт с третьего курса филологического факультета Днепропетровского университета.

5 июля 1941 года был ранен и попал в плен. Бежал. Добрался до родного села Сорокодубы, где мама Анна Константиновна спрятала его от оккупантов и выходила. В эту пору Владимир написал большую часть своих стихов, которые хочется назвать песнями-плачами о судьбе родины - так они мелодичны и горестны.

26-летний поэт был ранен в бою под городом Баускасом, в Латвии. Умер на рассвете 19 августа 1944 года. Похоронен на Ислицском кладбище (10-й холм, 7 место).

Из военной тетради Владимира Булаенко

"Мама! Осень в дыму..."
Мама! Осень в дыму.
Поскорее коня!
Вытри слезы - война повсюду.
Ветер шапку снял, он зовет меня
Вдаль, навстречу стальному гуду.
Слышишь, трубы зовут?
Не грусти, не тужи.
Не молись, не упрашивай Бога.
А уж если убьют - так конь
прибежит
И заржет в тоске у порога.
1941
 
Невоспетая, сероокая,
Через горы и лес голубой
Принеси мне покой, далекая,
На уста принеси мне любовь.
Та, кто чаще ночами снится мне
В поездах ли, в бою, на часах,
Небо мне принеси под ресницами
И осеннюю грусть в волосах.
Ты, кто мной еще не разгадана,
Принеси же мне тишины
И любовь, что никем
не раскрадена
По разбитым дорогам войны.
18 ноября 1942
В чуб вкрадется
снежинок россыпь.
Дни увянут травинками в сене.
А в ворота войдет тихо осень -
Чем я встречу ее явленье?
А имею ль на то я право,
Чтоб топтать эту землю?..
4 ноября 1942
 
Дремотно светит каганец,
Мать за полночь все бьет поклоны
И спрашивает у иконы:
- Когда ж конец?
Когда ж вернется сын домой
И перестанут плакать внуки? -
...А ночь ползет под стать гадюке,
Шуршит опавшею листвой.
Девчонка шьет, коптит светец,
Целует ветер ей колени,
И думает она в смятенье:
- Когда ж конец?
Когда же, победив в бою,
Меня он вызовет из дома
И склонит голову знакомо
На грудь уставшую мою?
4 ноября 1942
 
Кобзарь немой и без бандуры,
И мысль, и боль в ночи
бессонной,
Я - блудный сын литературы.
Певец Коммуны и Мадонны,
Во дни меча,
сквозь беды и руины,
Под взглядом века
кланяясь свинцу,
Я прошел степями Украины,
Как слеза обиды по лицу.
19-20 декабря 1942
 
Великая Отечественная война и Победа в ней – слава и гордость России. Эта Победа – величайшее событие двадцатого столетия, поэтому День Победы мы отмечаем как главный праздник страны. Никогда не будет забыт подвиг тех, кто отстоял в боях нашу Родину!

СВОДКА СОВИНФОРМБЮРО ОТ 24 АПРЕЛЯ 1945 ГОДА

Войска 3-го БЕЛОРУССКОГО фронта 25 апреля овладели последним опорным пунктом обороны немцев на Земландском полуострове городом и крепостью ПИЛЛАУ — крупным портом и военно-морской базой немцев на Балтийском море, а также заняли населённые пункты ЛОХШТАДТ, НОЙХОЙЗЕР, ХИММЕЛЬРАЙХ, ПЛАНТАГЕ, КАМСТИГАЛЛ.

Войска 1-го БЕЛОРУССКОГО фронта перерезали все пути, идущие из БЕРЛИНА на запад, и 25 апреля соединились северо-западнее ПОТСДАМА с войсками 1-го УКРАИНСКОГО фронта, завершив, таким образом, полное окружение БЕРЛИНА.

В ходе боёв войска 1-го БЕЛОРУССКОГО фронта овладели городами ЭЛЬШТАЛЬ, РОРБЕК, МАРКВАРДТ и заняли пригороды БЕРЛИНА: ФАЛЬКЕНЗЕЕ, ФАЛЬКЕНХАГЕН, ЛАГЕРДЕБЕРИЦ. Одновременно войска фронта продолжали вести уличные бои в северной, восточной и юго-восточной части БЕРЛИНА, заняв при этом городские районы ТРЕПТОВ и БРИЦ. Юго-западнее ФРАНКФУРТА-на-ОДЕРЕ войска фронта с боем заняли города МЮЛЛЬРОЗЕ и ФРИДЛАНД. В боях за 24 апреля войска фронта взяли в плен более 3.500 немецких солдат и офицеров и захватили следующие трофеи: самолётов — 297, полевых орудий — 110, автомашин — 1.130, паровозов — 16, железнодорожных вагонов — 1.311.

Войска 1-го УКРАИНСКОГО фронта с боями заняли город КЕТЦИН и в юго-западной части БЕРЛИНА городские районы ЛИХТЕРФЕЛЬДЕ, ЦЕЛЕНДОРФ. Севернее города КОТТБУС войска фронта заняли более 40 населённых пунктов, в том числе город ПЕЙТЦ и крупные населённые пункты ДИССЕН, БУРГ, КРАУСНИК, БРИЗЕН. Северо-западнее ДРЕЗДЕНА войска фронта форсировали реку ЭЛЬБА и на западном берегу реки заняли город РИЗА. В районе БАУЦЕН наши войска отбивали контратаки крупных сил пехоты и танков противника и нанесли ему большой урон. В боях за 24 апреля войска фронта взяли в плен более 3.000 немецких солдат и офицеров и захватили 22 самолёта и 70 полевых орудий.

Западнее БЕРЛИНА войска 1-го Украинского фронта освободили из немецкого плена бывшего премьер-министра Французской республики ЭРРИО.

На территории Чехословакии северо-западнее города ГОДОНИНА войска 2-го УКРАИНСКОГО фронта, продолжая наступление, заняли более 50 населённых пунктов и среди них МИЛЕШОВИЦЕ, ЛИНГАРТСКЕВАЖАНИ, БЛАЖОВИЦЕ, ТВАРОЖНА, ЛИШЕН, ЧЕРНОВИЦЕ, ПРЖИЗЖЕНИЦЕ, ОСТОПОВИЦЕ, ОМИЦЕ и завязали бой на окраинах города БРНО. На аэродроме юго-восточнее БРНО войска фронта захватили 18 самолётов противника.

На других участках фронта — бои местного значения и поиски разведчиков.

За 24 апреля на всех фронтах подбито и уничтожено 76 немецких танков и самоходных орудий. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 99 самолётов противника.

Войска 3-го Белорусского фронта сегодня овладели городом и крепостью Пиллау. Противник упорно защищал этот последний опорный пункт своей обороны на Земландском полуострове. Развивая наступление, советские части очистили от немцев лесной массив и достигли оборонительного рубежа, построенного в двух-трех километрах от Пиллау. Оборонительный рубеж состоял из противотанкового рва шириною в 6-8 метров и глубиною в 4 метра, нескольких линий траншей, проволочных заграждений и сплошных минных полей. Наши артиллеристы подвергли немецкие позиции ураганному обстрелу. Одновременно советские бомбардировщики и штурмовики нанесли мощные удары с воздуха по укреплениям противника. В результате ожесточенного боя наши войска прорвали вражескую оборону. Не давая гитлеровцам опомниться и организовать сопротивление, гвардейские пехотные и танковые части стремительными ударами с севера и востока ворвались в город Пиллау. Отборные немецкие подразделения засели в каменных домах и сопротивлялись с отчаянием людей, обреченных на гибель. Очищая от гитлеровцев квартал за кварталом, наши бойцы овладели приморской частью Пиллау. К исходу дня войска фронта подавили последние очаги вражеского сопротивления в казармах, в районе верфи и на железнодорожной станции. В боях за Пиллау немцы понесли огромные потери. Захвачено много трофеев и пленных.

Войска 1-го Белорусского фронта развивали успешное наступление. Советские танкисты и пехотинцы овладели городом Науон, расположенным северо-западнее Берлина. Затем наши войска нанесли удар в южном направлении и, продвинувшись вперед на 20 километров, перерезали все пути, идущие из Берлина на запад. Сегодня войска 1-го Белорусского фронта соединились с наступающими с юга войсками 1-го Украинского фронта и полностью окружили Берлин.

Уличные бои в Берлине не стихают ни днем, ни ночью. Противник бросил в бой различные специальные части и батальоны «фольксштурма». На ряде участков немцы предприняли яростные контратаки, но были отброшены с большими для них потерями. Советские танки и пехота, действующие в северных районах Берлина, ворвались в Тегельский лес и разгромили укрепившихся в нем гитлеровцев. В восточных и юго-восточных районах Берлина войска фронта вышли к реке Шпрее южнее Силезского вокзала. Ночью наши подразделения на подручных средствах переправились через Шпрее и завязали бои в городском районе Трептов. Гитлеровцы оказывали упорное сопротивление. Советские пехотинцы, действуя мелкими группами, дворами обошли вражеские узлы сопротивления и разгромили их. Другие наши части сломили сопротивление противника и прорвались в район Бриц. Оба эти района сегодня заняты нашими войсками. В боях за день уничтожено до 6 тысяч немецких солдат и офицеров.

Наша авиация активно поддерживала действия наземных войск, наступающих в районе Берлина. Бомбо-штурмовыми ударами уничтожено много автомашин, взорвано 8 складов с боеприпасами, подавлен огонь 30 артиллерийских и минометных батарей. В воздушных боях сбито 35 немецких самолетов.

Войска 1-го Украинского фронта продолжали успешное наступление. Наши пехотинцы и танкисты, с боями продвигаясь вперед, перерезали железнодорожные магистрали Берлин – Бельциг и Берлин – Магдебург. Преодолев сильно заболоченную местность, советские части с хода переправились через реку Хавель и овладели городом Кетцин. Пройдя с боями 25 километров, войска 1-го Украинского фронта сегодня северо-западнее Потсдама соединились с войсками 1-го Белорусского фронта и завершили полное окружение Берлина.

В юго-западной части Берлина противник упорно оборонялся на рубеже судоходного канала Тельтов. Под прикрытием артиллерийского огня советские саперы быстро навели мосты, по которым переправились танки, артиллерия и пехота. Подавив вражеское сопротивление на северном берегу канала, наши войска ворвались на улицы городских районов Лихтерфельде и Целендорф. Советские части выбили гитлеровцев из военных казарм, электростанции, нефтесклада и овладели районами Лихтерфельде и Целендорф.

В районе города Бауцен крупные силы пехоты и танков противника контратаковали наши войска. Завязались ожесточенные бои. Отражая вражеские контратаки, советские артиллеристы сожгли и подбили до 40 немецких танков и самоходных орудий. На подступах к нашим позициям осталось много вражеских трупов.

Корабли Краснознаменного Балтийского флота потопили в южной части Балтийского моря немецкий транспорт водоизмещением в 10 тысяч тонн.

Авиация флота потопила в Балтийском море четыре транспорта общим водоизмещением в 18 тысяч тонн, сторожевой корабль, быстроходную десантную баржу и три мотобота противника.

(Исп. М-лы СМИ, военные и литературные труды;)

 
Над выпуском работали обучаемые 10 «А» кл., военкоры юнармейского отряда   «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы:
Анастасия Шестакова, командир отряда, лауреат конкурса «Гордость Пермского края», нач. киноклуба РО РВИО; 
Анастасия Пономарёва,  нач. клуба «Юный военкор», лауреат конкурса «Гордость Пермского края»;  
Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор;
Регина Рахматуллина – нач. клуба «Культура»;
Жанна Ищук – нач. клуба спортивных обозревателей;
Влада Лепихина – юнкор МС «Династия»;
Тьютор: Куляпин Александр Сергеевич