Освобождение 29 марта 1945: войска 3-его Украинского фронта вступили в пределы Австрии.

Напрасно критики стращают нас культом Сталина в Советском Союзе. Культ Сталина после Сталинграда был во всём мире! Недаром уже в 1942 году наш Верховный Главнокомандующий был признан всей Америкой «Человеком Года»!

Войска 3-го БЕЛОРУССКОГО фронта 29 марта завершили ликвидацию окружённой Восточно-Прусской группы немецких войск юго-западнее КЕНИГСБЕРГА.

За время боёв с 13 по 29 марта немцы потеряли свыше 50.000 пленными и 80.000 убитыми, при этом войска фронта захватили следующие трофеи: самолётов — 128, танков и самоходных орудий — 605, полевых орудий — свыше 3.500, миномётов — 1.440, пулемётов — 6.447, бронетранспортёров — 586, радиостанций — 247, автомашин — 35.060, тракторов и тягачей — 474, паровозов — 232, железнодорожных вагонов — 7.673, складов с боеприпасами, вооружением, продовольствием и другим военным имуществом — 313.

Войска 2-го БЕЛОРУССКОГО фронта продолжали бои по очищению от противника восточной части города ГДАНЬСКА (ДАНЦИГА) и уничтожали группу войск немцев, прижатую к побережью Данцигской бухты севернее города ГДЫНЯ. В боях за 28 марта в этом районе войска фронта взяли в плен 18.500 немецких солдат и офицеров и захватили следующие трофеи: самолётов — 50, танков и самоходных орудий — 67, полевых орудий — 369.

Войска 3-го УКРАИНСКОГО фронта в результате стремительного наступления 29 марта овладели городами и важными узлами дорог — СОМБАТЕЛЬ, КАПУВАР и, заняв город КЕСЕГ, вышли на австрийскую границу, а также с боями заняли болев 100 других населённых пунктов, в том числе крупные населённые пункты ФАРАД, МИХАЛЬИ, БЕЛЕД, ЧАНИГ, БЮК, НАДЬГЕНЧ, ВЕП, ПЕЦЕЛЬ, ИКЕРВАР, ДЬЕРТЬЯ-НОШ, БАЛТАВАР, ЗАЛАСАНТО, РЕЗИ и железнодорожные станции ТОТКЕРЕСТУР, БЕЛЕД, РЕПЧЕЛАК, ХЕДЬФАЛУ, БЮК. В боях за 28 и 29 марта войска фронта, по предварительным данным, взяли в плен более 18.000 солдат и офицеров противника и захватили следующие трофеи: самолётов — 115, танков и самоходных орудий — 71, голевых орудий — 102.

На других участках фронта — бои местного значения и поиски разведчиков.

За 28 марта на всех фронтах подбито и уничтожено 98 немецких танков и самоходных орудий. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 23 самолёта противника.

Налёт нашей авиации на город Шопрон в Венгрии

В ночь на 29 марта наши тяжёлые бомбардировщики нанесли удар по железнодорожному узлу Шопрон в Венгрии. В результате бомбардировки на территории узла возникли пожары, сопровождавшиеся взрывами. К рассвету весь железнодорожный узел Шопрон был охвачен огнём: горели эшелоны и военные склады противника.

Войска 3-го Белорусского фронта сегодня завершили ликвидацию окружённой Восточно-Прусской группы немецких войск юго-западнее Кенигсберга. Противник, зажатый на мысе Кальхольцер-Хакен, прилагал отчаянные усилия, чтобы продержаться ещё несколько дней, рассчитывая за это время вывезти морем остатки своих разгромлённых соединений. Советские войска сорвали этот план немцев. Все оставшиеся в руках врага причалы подвергались непрерывным бомбардировкам авиации и артиллерийскому обстрелу. Тем временем наши танкисты и пехотинцы нанесли решающий удар по последнему оплоту немцев — прибрежному посёлку Бальга и окружающим его высотам. Немцы сосредоточили в этом районе отборные отряды эсэсовцев. Под прикрытием мощного артиллерийского огня советские подразделения двинулись в атаку и после ожесточённого боя овладели посёлком Бальга. Вслед за этим наши бойцы заняли укреплённые высоты. В бою за посёлок истреблено свыше 3 тысяч гитлеровцев, преимущественно эсэсовцев и штрафников. Захвачено 1.800 пленных, много танков, полевых орудий, пулемётов, автомашин, склады с боеприпасами и военным имуществом. Стремительно продвигаясь на север, наши войска заняли опорный пункт Кальхольц. Оборонявшие его отряды немецких офицеров были уничтожены. Вслед за падением Кальхольца организованное сопротивление врага прекратилось. Немцы стали толпами сдаваться в плен. Ликвидация крупной группы немецких войск юго-западнее Кенигсберга успешно завершена. По дорогам конвоируются тысячи взятых в плен немецких солдат и офицеров.

Войска 2-го Белорусского фронта продолжали успешные бои в городе Гданьске (Данциге). Немцы засели в дотах и укрепленных зданиях и оказывают упорное сопротивление. Советские штурмовые отряды, усиленные орудиями и танками, преодолевают завалы и баррикады на улицах и подавляют вражеские узлы сопротивления. Вся центральная часть города очищена от немецких войск. После ожесточённого боя наши войска форсировали реку Мёртвая Висла и овладели большей частью Гданьского порта. Наши части добивают последние вражеские группы в северо-западной части острова Холм и ведут успешные бои за овладение восточной частью города. Места боёв завалены трупами гитлеровцев. Деморализованные группы немецких солдат прекращают сопротивление и сдаются в плен.

В боях за овладение городом Гдыня войска фронта разгромили пять пехотных, танковую, моторизованную эсэсовскую дивизии, две артиллерийские бригады, ряд отдельных батальонов и другие части и подразделения противника. Остатки разгромлённых немецких дивизий прижаты к Данцигскому заливу севернее Гдыни и уничтожаются нашими войсками. Вся территория, занимаемая немцами в этом районе, находится под обстрелом советской артиллерии.

Войска 3-го Украинского фронта, прорвав оборону противника на реке Раба, развивали стремительное наступление. Советские части продвинулись вперёд на 30 километров и штурмом овладели венгерским городом Кесег. Заняв этот город, наши войска вышли на австрийскую границу. Ожесточённые бои сегодня происходили за город Сомбатель. Немецкий гарнизон, усиленный отступающими частями, укрепился на восточных окраинах города и неоднократно переходил в контратаки. Советские танкисты, совершив обходный манёвр, нанесли противнику удар во фланг и ворвались в Сомбатель. В ожесточённом уличном бою вражеский гарнизон был разбит и в беспорядке отступил на запад. Наши войска захватили большие трофеи, в том числе бронепоезд, 28 паровозов и 360 вагонов с грузами.

Войска 2-го Украинского фронта, овладевшие вчера городом Дьер, захватили у немцев 70 орудий, 210 пулемётов, 70 паровозов, свыше 2 тысяч вагонов с грузами и другие трофеи.

Корабли Краснознамённого Балтийского флота потопили в Балтийском море два немецких транспорта общим водоизмещением в 13 тысяч тонн. Кроме того, серьёзно повреждены два других судна противника.

Наши торпедные катеры в районе Клайпеды (Мемеля) в ночном бою потопили два немецких катера.

 У. Черчилль, вспоминая годы  страшной войны, говорил о Сталине: «Я каждое утро вставал и молился Богу за здоровье Сталина. Только Сталин может спасти мир. Только Сталин может победить Германию»…

ЗАЩИТИМ ПРАВДУ О ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЕ

Идёт спор, кто же всё-таки из военачальников главных воюющих сторон в годы Великой Отечественной войны был лучше: советские полководцы или фашистские фельдмаршалы? Удивительно, но предпочтение чаще всего отдаётся немцам! И грамотные-то они, и опытные, и талантливые, и умелые, и великие мастера, ещё со времён Первой мировой войны! А на вопрос, почему же тогда победили наши «неумёхи», следует ответ: мол, наши победили не умом, а числом, то есть кровью и страданиями рядовых солдат. Помогли нашим маршалам и «генералы»: мороз, бездорожье, грязь, снег. И даже сам «бестолковый» фю¬рер, помешавший-де командованию вермахта на деле доказать своё превосходство над Красной Армией…

Почему же немецкие фельдмаршалы не взяли реванш тогда же весной 1944 года, когда боевые действия переместились в привычные и давно освоенные ими места, где и климат мягкий, и дороги гладкие, и народ цивилизованный… Да и протяжённость фронта по сравнению с советским театром военных действий сократилась в несколько раз. Но и этот довод не убеждает оппонентов: всё равно коричневые фельдмаршалы были сильнее красных маршалов…

В первую десятку наших лучших военачальников Великой Отечественной войны входят А.Василевский, К.Рокоссовский, Г.Жуков, И.Конев, Р.Малиновский, Л.Говоров, С.Тимошенко, Ф.Толбухин, К.Мерецков, И.Черняховский. Из них только Жуков и Рокоссовский не имели академических дипломов. Зато в активе обоих многократные Курсы усовершенствования высшего комсостава, боевая и мирная школа на всех ступеньках армейской службы.

Если у генералов Гитлера в активе был только опыт давно ушедшей в историю позиционной (окопной) Первой мировой войны, в которой Германия потерпела сокрушительное поражение, и тренировочно-показательный поход по Европе, то у советских полководцев Великой Отечественной за спиной были: Первая мировая война, Гражданская война, боевые действия в Испании, масштабные бои у озера Хасан и в районе реки Халхин-Гол, не лёгкие бои на КВЖД, тяжелейшая («зимняя») война с Финляндией, освободительные походы на территорию Западной Украины и Белоруссии. Всё это были не прогулки, а серьёзные боевые испытания, в процессе которых бездарь отсеивалась, а таланты закалялись и выдвигались.

Сравнение командиров противостоящих войск по масштабности боевого таланта вновь в нашу пользу. Наиболее известные у Гитлера: Бём, Гиммлер, Канарис, Рихтгофен, Шернер прошли 1-ю мировую войну на штабных и строевых должностях в звании младших офицеров. Дитрих вообще прошагал её рядовым солдатом, а Гудериан отстучал те годы начальником полевой радиостанции! Только один, самый перспективный из них 42-летний Рундштедт окончил Первую мировую полковником-начальником штаба корпуса. А, к примеру, наш будущий маршал Василевский в 42 года стал помощником начальника (ключевого) оперативного управления ГШ ВС СССР. Должность Александра Михайловича была на 3 ступени выше должности Рундштедта.

Тимошенко в 44 года разгромил армию Финляндии и стал наркомом обороны СССР. Черняховский в 38 лет командовал 3-м Белорусским фронтом, получил звание маршала. К сожалению, Указ ПВС СССР о присвоении столь высокого звания был подписан через несколько часов после гибели Ивана Даниловича (18 февраля 1945 года), который в нашей памяти, так и остался выдающимся генералом армии, дважды Героем Советского Союза. Генерал армии Ватутин Н.Ф. в 43 года стал командующим 1-м Украинским фронтом. Погиб от пули бандеровцев 29 февраля 1944 года. Адмирал флота СССР Н.Г. Кузнецов стал наркомом ВМФ страны Советов в 35 лет и был на высоте своего ответственейшего поста всю нелёгкую войну! Маршал В.И. Чуйков в 39 лет командовал армией в Советско-Финской войне, а через 2 года – легендарной 62-й армией в Сталинграде. Кстати, первой ворвалась в Берлин его 8-я гвардейская армия. Именно на КП генерал-полковника Чуйкова 2 мая 1945-го начальник Берлинского гарнизона генерал Вейндлинг подписал акт о сдаче столицы Германии.

Особо выделяемые самими немцами наши полководцы: маршал К.К. Рокоссовский и генерал-полковник П.А. Белов в 43 года командовали корпусами, соответственно, механизированным и кавалерийским.

Генерал армии М.М. Попов, по военному таланту, знаниям и умению не уступавший К.К. Рокоссовскому, в 39 лет командовал Северным и Ленинградским фронтами, так и не дав в первые месяцы войны горнострелковым и армейским корпусам Гитлера и Маннергейма захватить наш единственный незамерзающий северный порт Мурманск и перерезать тогда же одноимённую стратегическую железную дорогу.

Как видим, и здесь ссылки на превосходство арийцев совершенно безосновательны.

И ещё одно ключевое соображение. Средний возраст вероломно напавших на нас главных гитлеровских генералов был пенсионный… 56 лет. Если быть совсем точным, то командующему группой армий «Юг» фельдмаршалу К.Рундштедту было 66 лет, командующему ГА «Север» фельдмаршалу В.Леебу – 65 лет, Главнокомандующему ВМФ гросс-адмиралу Э.Редеру – 65 лет, командующему ГА «Центр» фельдмаршалу Ф.Боку – 61 год, командующему ГА «А» (Северо-Кавказское направление) фельдмаршалу В. Листу – 61 год, командующему ГА «Б» (Сталинградское направление) фельдмаршалу М.Bейхсу – 60 лет, командующему 4-й полевой армией (с 19.12.1941 г. – командующий ГA «Центр») фельдмаршалу Г.Клюге – 60 лет, командующему 1-й танковой армией фельдмаршалу Э.Клейсту – 60 лет, Главнокомандующему сухопутными войсками вермахта фельдмаршалу В.Браухичу – 60 лет, командующему ГА «Юг» (с декабря 1941 г.) В. Рейхенау, умершему в 1942-м году – 57 лет…

А вот у наших оборонцев средний возраст на начало войны равнялся 42 годам!

Ветераны хорошо знают: многократно выверенная и узаконенная цена одного фронтового года равняется 3 годам обычной жизни. Причина понятна: риск, постоянная угроза смерти, колоссальное нервное, психическое и физическое напряжения. Это совсем другая жизнь и другие измерения. 

Выдержка из фронтовых дневников писателя К.Симонова «Эти четыре года»: «… под Могилёвом (июль-41 г.) я поймал себя на мысли, что вижу войну уже две недели. Однако прошло всего два дня. А за две недели войны, я почувствовал, что повзрослел и постарел сразу на несколько лет. По моим наблюдениям так было со всеми…»

Эти строки принадлежат журналисту, который только видел войну. Но ведь на фронте основной массе войск приходится не смотреть на войну, а воевать! Потому, ещё более убедительны на этот счёт слова нашего уникального генерала армии В.И. Варенникова, начавшего воевать с фашистами в боях за Сталинград (см. «Неповторимое», т. 1): «Мне шёл восемнадцатый год, когда я стал защитником Родины, и пошёл 22-й, когда война закончилась. Но это – формальная арифметика… Если учесть, что во время войны год считался для солдата за 3, то цифирь выходит совсем иная: не 22-й мне пошёл, а 30-й!.. А может, и постарше я был. У каждого свой счёт войне»…

Этот «коэффициент» был ещё выше у фашистских фельдмаршалов: уже сказывался пенсионный возраст и колоссальные нервные срывы от тяжких поражений под Москвой, Сталинградом, Курском и далее – везде. У немцев к 1945-му году реальным (по обстановке, а не по метрикам) был 70-летний возраст! Ясно, какими «бойцами» в таких летах могли быть коричневые военачальники.

Вот как биограф пишет о самом сильном фельдмаршале Рейха – Рундштедте: «Уже к 1944 году фон Рундштедт был тяжело больным человеком, который держался только чудовищным усилием воли. Ещё недавно подтянутый и крепкий фельдмаршал превратился в иссохшего старика»… Потому не удивительно: «К концу войны общий уровень стратегического искусства в немецкой армии резко упал, – вспоминал маршал Жуков, – часто стало случаться: ждёшь от противника сильного, выгодного для него хода, а он делает самый слабый»…

Вот потому и не помогли фашистам: ни родные стены, ни мягкий климат, ни родная земля, ни ровные дороги, ни дисциплинированным народ, ни 30 тысяч расстрелянных тогда своих солдат и офицеров (и их близких), только за попытку сдаться в плен.

К месту привести здесь «парадоксальное» предвоенное мнение Гитлера: «В условиях современного боя командир роты, которому больше 40 лет – это нонсенс. Командиру роты должно быть 26 лет, командиру полка – 35, а командиру дивизии – 40. Стоит взглянуть в наш список лиц, имеющих генеральское звание, как тут же можно сделать вывод: этим людям пора на пенсию» (см. Ю.Мухин, «Отцы-командиры»).

Почему тогда фюрер не провёл в жизнь свои, безусловно, верные и сверхзначимые слова перед столь масштабной войной с Советским Союзом? Вывод один: он был уверен, что его стариков-фельдмаршалов на «блицкриг» вполне хватит. Потому неудивительно, как только «коричневый» план покорения СССР стал ломаться, так сразу за ним последовала «ломка» и у коричневых военачальников!

Нельзя  обойти молчанием строки «юного историка» А. П. Гордиенко, в полном смысле оплевавшего наших полководцев в попытке обелить вражью сторону. Речь идёт о фельдмаршале Вальтере Моделе, оборонявшем летом 1944-го Белоруссию. Гитлер предоставил ему такие полномочия, каких не давал до этого никому другому. «Несмотря на весь свой талант, – пишет Гордиенко, – в сложившейся ситуации Модель был бессилен для того, чтобы остановить наступающие советские войска, одной только военной фортуны и смелости недостаточно. Нужны авиация, противотанковые средства, мобильные и пехотные резервы, а именно этого у фельдмар¬шала уже и не было»…

«А, куда же делись фашистские войска и их хвалёная боевая техника, при столь мизерных потерях, как всё ещё утверждают его коллеги?! Откуда у советской стороны новые миллионы солдат и тысячи танков, самолётов, артиллерии, коль всё уже было многократно «уничтожено» ещё до этого?!». 

Поясним: за время Великой Отечественной войны Советский Союз выпустил в два с лишним раза больше боевой техники, чем гитлеровская коалиция!

Давая объективную характеристику полководцам обеих сторон, добавим: неслучайно, что за всю войну у нас случаев самоубийств среди генералов было всего 9, и все они связаны с тяжёлыми ранениями, невозможностью эвакуации и нежеланием живыми сдаваться в плен. У немцев это число равно 110 – в 12 раз больше!

Ещё более разительны цифры сдавшихся в плен. У противника таковых 553, у нас – 72 или в 8 раз меньше!

Молодым советским генералам и маршалам для перестройки своей деятельности даже в тяжких условиях 41-го хватило и нескольких месяцев. А вот вражеские пенсионеры в лампасах, так и не сумели перестроиться за всю войну! А ведь 41-й и 42-й года для нас были совсем не такими, какими приближались к Германии 1944-й и 1945-й годы!

Немецкий генерал Фр. Меллентин в своём известном труде «Бронированный кулак вермахта» пишет о советских военачальниках:

«В ходе войны русские постоянно совершенствовались, а их высшие командиры и штабы получали много полезного опыта, изучая операции своих врагов и немецкой армии. Они научились быстро реагировать на всякие изменения обстановки, действовать энергично и решительно. Безусловно… Россия имела высокоодарённых командующих армиями и фронтами». Поразительно, но нашим полководцам на конец победной войны, с учётом фронтового «коэффициента времени», исполнилось ровно столько, сколько было вражеским фельдмаршалам, когда они напали на нашу страну!

Социальное происхождение героев сторон. Гальдер, Рундштедт, Манштейн, Модель, Лееб, Клейст, Клюге – выходцы из древних аристокра¬тических родов Германии, представители которых веками служили в армиях своих королей и императоров. Геринг – сын генерал-губернатора немецкой Юго-Западной Африки, личного друга канцлера Бисмарка! Бок – сын генерала. Гудериан, Браухич, Йодль – дети офицеров; Роммель и Гиммлер – сыновья директора и учителя гимназии; Канарис – сын рурского промышленника; Лютьенс – сын торговца; Паулюс – сын мелкого буржуа; Дитрих – сын мясника…

Родовые корни наших полководцев заметно скромнее и короче: Василевский – сын бедного сельского священника, учащийся духовной семинарии; Рокоссовский – сын машиниста, рабочий чулочной фабрики, каменотёс; Жуков – выходец из крестьянской семьи, скорняк; Конев – из крестьян; Черняховский – из рабочих; Ватутин – из кре¬стьян; Баграмян – из семьи железнодорожного рабочего; Ерёменко – из крестьян, пастух; Малиновский – из крестьян, батрак; Толбухин и Мерецков – крестьяне Ярославской и Рязанской губерний.

Рассказывая Гитлеру об увиденном альбоме с фотографиями высших советских военачальников, Геббельс говорил, что «поневоле пришёл к досадному убеждению, что командная верхушка Советского Союза сформирована из более добротного класса, чем верхушка немецкой армии. У меня такое впечатление (сказал я), что с таким подбором кадров мы конкурировать с русскими не можем. И Гитлер полностью со мной согласился»!

Выходит, дело не в породе, не в чистоте крови, не в знатности предков и постах родителей, а в привычке к нелёгкому труду, каждодневному опыту борьбы и преодолений. Такая жизненная закалка приучает человека рассчитывать только на себя, на свои знания, своё умение, свою веру, а не на покровителей, знатность, былые заслуги и покорность противника. Вывод один: раз по образованию, таланту, здоровью, силам, опыту, воле наши полководцы заметно превосходили противников, то и побед на поле боя они достигали не за счёт изуверства и трупозакидательства, а за счёт мысли, твёрдости характера, знаний, веры и убеждений, то есть за счёт более умелого командования.

Показателен и ещё один пункт нашей сравнительной анкеты.

Среди наиболее отличившихся командующих фронтами Красной Армии и руководства Генштаба великороссы, отстоявшие своё Отечество, составляли 70%! И ровно столько же великороссов было и среди сражающихся на фронтах солдат, офицеров и генералов!

На первом месте в нашей Победе - достоинство именно высшего командного состава Вооружённых Сил страны. Рядовые русские воины стойко и мужественно бились и в Первой мировой войне, перед этим – в Русско-Японской войне, а ещё раньше – в Крымской войне. Но, как знаем, русые чудо-богатыри терпели в этих войнах горькие для России поражения. И причиной тому чаще всего было, помимо бедствования с оружием и обеспечением, несоответствие высшего командования стоящим перед армией целям и задачам. Великой армии нужны и великие генералы. И не в штучном числе, а в достаточном! И в мирное время не меньшем, чем в военное.

И.Сталин за 11 тяжелейших для страны лет (1941–1952) присвоил звания маршалов и генералов армии 35 военачальникам (25 – в 1944 году) и после войны – ещё 4: в 1946 – маршала В.Д. Соколовскому, в 1948 – генерала армии Г.К. Маландину, Г.А. Курасову, В.И. Чуйкову. То есть, повышались в должностях и званиях самые достойные представители высшего командного звена за действительно выдающиеся батальные достижения!

Низкий поклон полководцам, сумевшим в той жуткой войне по всем параметрам превзойти генералитет вражьей стороны, и совместно со своими подчинёнными принести нашему народу Великую Победу!

В заключение, в адрес и мирных «достоинств» германских полководцев приведу слова У.Черчилля: «Немецкие генералы, проигравшие войну, взяли реванш в мемуарах!..»

Что касается «русых» критиков красных военачальников: не дано пигмеям с их «высоты» увидеть и оценить всё яркое и великое у Маршалов Победы, оттого и специализируются они как старьёвщики – на изнанке! Благо спрос на всё облитое грязью и перелицованное уже 75 лет стабилен и щедро оплачиваем!

(Исп. М-лы СМИ и военные труды Н.С. Дронова)

Над выпуском работали обучаемые 10 «А» кл., военкоры юнармейского отряда   «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы:
Анастасия Шестакова, командир отряда, лауреат конкурса «Гордость Пермского края», нач. киноклуба РО РВИО; 
Анастасия Пономарёва,  нач. клуба «Юный военкор», лауреат конкурса «Гордость Пермского края»;  
Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор;
Тьютор: Куляпин Александр Сергеевич