АПЛ "Комсомолец"Трагические события, уносящие жизни десятков и сотен защитников Отечества, не должны быть забыты. Более того, трагические даты должны быть увековечены, как была увековечена дата 7 апреля - день гибели экипажа атомной подводной лодки Северного флота «Комсомолец» - как День памяти погибших подводников

По этому поводу 24 апреля в Совете ветеранов Мотовилихи собрались ветераны-моряки подводного флота России, c которыми встретился председатель совета «Российский союз ветеранов» (Пермское региональное отделение общероссийской организации ветеранов) полковник в отставке А.Н. Григорьев, с докладом выступил  бывший командир АПЛ «Пермь» капитан I ранга С.Г. Козарь.

Доклад члена совета ПРООВ Флота и ДПФ С.Г. Козаря был посвящён АПЛ «Комсомолец», на которой 30 лет назад случилась авария. Говоря о деятельности советских подводных сил в годы глобального противостояния, С.Г. Козарь отметил большие масштабы их участия в мероприятиях оперативной подготовки. Так, в ходе учения «Океан-80» в Атлантике действовали более 50 советских подводных лодок, в том числе 21 ракетный подводный крейсер стратегического назначения. 

Основу современных Подводных сил ВМФ России составляют атомные стратегические и многоцелевые подводные лодки, вооруженные баллистическими ракетами морского базирования и крылатыми ракетами.  

Сегодня субмарины различных классов продолжают нести боевое дежурство и боевую службу в рамках системы обеспечения национальной безопасности России. 

Наличие современного подводного флота позволяет России оставаться в числе крупнейших морских держав. Поэтому строительство подводных лодок в нашей стране продолжается и сегодня. Но нужно не забывать, что опыт строительства подводного флота давался героизмом моряков и трагическими событиями. 

"Ушла за минуты": выжившие моряки рассказали о гибели АПЛ "Комсомолец"

Уникальная конструкция, ядерное оружие на борту и трагическая гибель большей части экипажа — ровно тридцать лет назад, 7 апреля 1989 года, в Норвежском море затонула атомная подводная лодка К-278 "Комсомолец". В России этот день объявлен Днем памяти всех подводников, не вернувшихся из походов.

В Николо-Богоявленском морском соборе в Петербурге, в православных храмах других городов и поселков, где базируется наш военный флот, ежегодно поминают моряков-подводников. В Перми -в  церкви «Всех святых» на ул. Тихой. Тридцать лет назад погибла атомная подлодка "Комсомолец" и 42 человека, находившихся на ее борту. 

То была не первая тяжелая утрата в составе советских подводных сил в мирное время. До этого при разных обстоятельствах погибли вместе с экипажами дизельные С-80 и К-129, в апреле 1970-го и в октябре 1986-го потеряны две атомные подлодки К-8 и К-219, причем последняя ушла на дно вместе с боекомплектом баллистических ракет в ядерном снаряжении и двумя реакторами. Но достоянием гласности эти трагедии стали лишь после гибели "Комсомольца".

Почему именно это трагическое происшествие, получившее широкую огласку, даже сегодня, спустя три десятилетия, рождает мистификации и вызывает острые споры между профессионалами? Отчасти потому, что у острова Медвежий в Норвежском море затонула из надводного положения уникальная субмарина - с возможностью погружения на 1000 метров.

Другой ответ - в материалах расследования Главной военной прокуратуры. Их суть спрессована в постановлении, которое вынесено в январе 1998 года, когда расследование приостановили - до возможного подъема АПЛ. Должностные лица, которым пришлись не по нраву объективные и доказательные выводы прокуратуры, на разных уровнях и разными способами пытались их дезавуировать.

Эти скрытые прощупывания и торпедные атаки со многих направлений велись пять лет. И 27 сентября 2002 года постановление ГВП - главный документ с итоговыми выводами по катастрофе К-278 "Комсомолец" - негласно отменили. Вместо него кулуарным способом вынесли новое - на четырех неполных листах, подготовленное одним человеком за одну неделю...

Как и кем это сделано, впервые рассказал генерал-лейтенант юстиции Борис Сергеевич Попов. Он много лет служил в Генеральной прокуратуре СССР, а в 1986-1990 годах занимал должность Главного военного прокурора. И даже сегодня, в свои 88 лет, старается отстаивать высокие этические и профессиональные стандарты в деятельности прокуратуры.

Титановый рекордсмен

Подлодку К-278 проекта 685 "Плавник" спустили на воду в 1983-м. На тот момент это была одна из самых совершенных разработок советских кораблестроителей. Субмарина имела титановый корпус и могла погружаться на рекордную глубину — 1027 метров. Давление воды было такой силы, что корпус лодки на полметра уменьшался в диаметре. При этом, даже находясь на предельных глубинах, "Комсомолец" мог наносить торпедные удары. 

Так, на испытаниях в 1984-м К-278 произвела успешный пуск нескольких торпед с глубины 800 метров. Под водой лодка могла находиться до 90 суток. Ее практически невозможно было засечь имеющимися на тот момент средствами обнаружения. За баснословную по сравнению с другими субмаринами стоимость разработки К-278 получила прозвище "Золотая рыбка". 

Почетное название "Комсомолец" ей присвоили за месяц до последнего похода. Лодка вышла на боевую вахту в конце февраля 1989-го. Моряки должны были три месяца дежурить без всплытия — обнаруживать и скрытно следить за кораблями потенциального противника. На борту К-278 находились торпеды и крылатые ракеты с ядерными боеголовками. Экипаж под командованием капитана первого ранга Евгения Ванина состоял из 69 человек.

Сгоревшие заживо

Седьмого апреля АПЛ "Комсомолец" патрулировала в Норвежском море, в 700 километрах от берега. Шли 37-е сутки похода. Подводная лодка двигалась на глубине 380 метров со скоростью восемь узлов. Около 11 утра на борту взревел сигнал аварийной тревоги — в седьмом отсеке по неустановленной причине возник пожар. Вахтенный старший матрос Нодари Бухникашвили, находившийся рядом с очагом, погиб.

Командир приказал всплывать, но на глубине 150 метров сработала аварийная защита атомного реактора, из-за чего корабль начал резко терять ход и пошел на дно. Чтобы остановить погружение, Ванин решает продуть цистерны главного балласта. Лодка всплыла, но, как потом выяснилось, продувка балласта только усугубила положение моряков.

"Прозвучал сигнал пожарной тревоги, я прибыл на боевой пост в третьем отсеке, занял свое место, — вспоминает член экипажа "Комсомольца" Андрей Степанов. — Почти сразу же на корабле вышла из строя связь. Мы не знали, что происходит в корме. В таких условиях очень сложно было принимать решение. Только когда люди вышли из четвертого, пятого отсеков, они рассказали о сложившейся ситуации".

Огонь на корабле сначала попытались потушить с помощью системы химического пожаротушения ЛОХ. Однако при продувке балласта прогорел трубопровод, в отсеки начал поступать воздух под высоким давлением. Из-за этого резко увеличились площадь и интенсивность пожара. Огонь перекидывался из помещения в помещение. С притоком огромного количества кислорода система пожаротушения не справлялась.

"Сразу объявили общий подъем по кораблю, — рассказывает РИА Новости командир реакторного отсека Андрей Махота. — Я оделся, взял портативное дыхательное устройство и побежал в свой четвертый отсек. Пожара у нас пока не было. Мы загерметизировали все переборки, подготовили средства тушения и стали ждать команду на дальнейшие действия. Но в этот момент по всем отсекам пошли короткие замыкания. Пропала вся связь, в том числе и аварийная. Средства защиты хранить рядом с реактором нельзя, они набирают радиацию. А индивидуальные рассчитаны только на десять минут. Самолично покинуть отсек я не имел права. Поэтому я и мичман Валявин укрылись в герметичной аппаратной выгородке над реактором, где не было задымления, и стали дожидаться, когда нам принесут средства защиты из смежных отсеков".

Ядовитый дым распространялся по всей лодке. Температура в охваченных пламенем отсеках была настолько высокой, что плавился металл. "Мы пошли на разведку, — рассказывает Степанов. — Когда дошли до переборки между пятым и шестым отсеком, там была слишком высокая температура, пожар потушить уже было невозможно. В пятом отсеке обнаружили обгоревших людей, ну а в шестом и седьмом, конечно, все были мертвы. Матрос в седьмом даже не успел сообщить о начале пожара. В шестом отсеке погиб мичман Колотилин. Его последние слова были: "Что-то черное надвигается". И все — связь прервалась".

В это время Андрей Махота и мичман Михаил Валявин выбрались наружу, чтобы отдышаться. Им поручили вскрыть пятый отсек. "У нас это получилось, хотя дверь тамбура шлюза перекосило, — рассказывает офицер. — Ее мы выбили ногами. В отсеке было темно, светильники выгорели, кругом дым. Сразу увидели людей, лежащих на палубе. Кто-то смог встать, кому-то помогали выйти. На руках выносили матроса Кулапина, не знали тогда, что он уже мертв. В это время я зацепился маской дыхательного аппарата за какой-то выступ, маска сдвинулась, я глотнул дыма. Сразу стало плохо, затошнило, голова закружилась, начало рвать. Я остался внутри ограждения выдвижных устройств. Ненадолго отключился и не услышал команды покинуть корабль". 

Последнее погружение

Первый сигнал об аварии на берегу приняли только через час после начала пожара. "Радиограмма прошла, но были сильные помехи. Сначала на берегу не могли понять и точно определить, какая лодка и где горит. Мы дали повторно. Только после этого к месту аварии полетели самолеты и направились ближайшие корабли", — вспоминает Степанов. 

На помощь аварийной подлодке вылетели несколько бортов и выдвинулась плавбаза "Алексей Хлобыстов". Все это время экипаж ни на минуту не прекращал борьбу за живучесть, моряки пытались ликвидировать пожар и сохранить лодку на плаву. 

Через несколько часов в кормовые отсеки "Комсомольца" хлынула вода — лодка дала дифферент. "Мы знали, что к нам подходит плавбаза, — говорит Степанов. — Поступила команда на эвакуацию. Но мы готовились к эвакуации не в воду, а планировали просто перейти на судно. То есть мы не надевали спасательные средства, а ограничились теплой одеждой. Лодка затонула очень быстро, минут за 15-20. Многие не успели надеть жилеты. Спасательные плоты развернули, но поймать удалось только один из них. Он потом тоже перевернулся".

Андрей Махота был одним из последних, кто успел покинуть тонущую лодку: "Мне неожиданно по ногам ударила вода. Уровень начал резко подниматься, сначала по колено, потом по грудь. Вода ледяная — дыхание сдавило. Когда выплыл наверх, лодка уже свечкой стоит. За корпус подержался недолго, и она стала уходить вниз. Думаю, сейчас воронка будет, меня затянет, но крутануло несильно. Удалось отплыть в сторону, увидел, что все направляются к плоту. На плот мне удалось залезть только на полкорпуса, руки и ноги свело. В таком положении и ждали помощь".

Командир корабля Ванин и еще четверо подводников укрылись внутри всплывающей спасательной камеры (ВСК). Но выжил только мичман Виктор Слюсаренко. Командир и еще два члена экипажа отравились угарным газом, не успев надеть дыхательные аппараты. Люк капсулы моряки успели закрыть только на одну защелку. Его выбило из-за разности давлений, когда камера всплыла на поверхность. В люк выбросило мичмана Сергея Черникова, он тяжело травмировался и погиб. 

Всего в аварии погибли 42 подводника. Большинство из них утонули или замерзли в ледяной воде Норвежского моря, несколько человек умерли уже в госпитале. Всех членов экипажа подводной лодки "Комсомолец" позже наградили орденом Красного Знамени.

"Комсомолец" затонул на глубине 1658 метров. Он до сих пор лежит на дне. В период с 1989 по 1998 год к месту гибели АПЛ отправлялись семь глубоководных экспедиций. С помощью аппаратов "Мир-1" и "Мир-2" исследователи изучили состояние корпуса, атомного реактора и торпед с ядерными зарядами. В итоге специалисты пришли к выводу, что лодка не представляет радиационной опасности для окружающей среды. 

В расследовании гибели АПЛ "Комсомолец" открылся неожиданный поворот

Он оказался на вершине должностной иерархии в непростое время реформ, общественных и государственных преобразований 80-90-х годов прошлого века. Но и на всех предыдущих этапах работы внук колхозного кузнеца из Тамбовской области (отец в 42-м погиб под Ржевом), по настоянию деда поехавший учиться в Москву и вскоре надевший погоны военного юриста, проявлял лучшие человеческие и прокурорские качества. А главное - был неизменно верен закону.

Генерал-майор юстиции Б.С. Попов. Фото: Из личного архива Б.С. Попова Уже выйдя на пенсию и став сотрудником НИИ Генпрокуратуры, разработал научно-методическое пособие, которым теперь широко пользуются военные прокуроры и следователи. Туда же по существу нацелена и его недавно вышедшая книга "На службе в военной прокуратуре". Уроки из богатейшего опыта прокурорской и следственной работы, которыми делится патриарх ГВП, сочетаются с поучительными рассказами из практики коллег, соратников, учеников, бывших подчиненных. Именно такая история связана с расследованием причин и обстоятельств гибели атомной подводной лодки "Комсомолец" 7 апреля 1989 года в Норвежском море. Тогда, напомним, вместе с единственным в своем роде глубоководным кораблем у острова Медвежий погибли 42 из 69 находившихся на его борту матросов, старшин и офицеров. Сегодня - очередная годовщина трагедии. Наше общество, наш военный флот, следуя инстинкту самосохранения, просто обязаны из первых уст узнать, как велось расследование и к каким выводам в итоге пришло. И почему результаты той многолетней напряженной работы были негласно дезавуированы - по устному приказу, одним росчерком пера. Слово - Борису Сергеевичу Попову. Дело о катастрофе атомной подводной лодки К-278 "Комсомолец" было возбуждено 9 апреля 1989 года военным прокурором Северного флота по признакам преступления, предусмотренного п. "в" ст. 260.1 УК РСФСР.

Мичман Виктор Слюсаренко: "Я всплыл с 1000 метров..." Предварительное следствие на первом этапе проводилось следователем по особо важным делам военной прокуратуры Северного флота майором юстиции Луневым С.А. Через некоторое время, по указанию Главного военного прокурора по результатам изучения дела, оно было передано в производство старшего следователя по особо важным делам при Главном военном прокуроре. Им стал подполковник юстиции Целовальников Г.В., который возглавил следственную группу и руководил действиями включенных в эту группу следователей. С того же времени надзор за исполнением законов при производстве предварительного следствия и контроль расследования по данному делу были возложены на Шеина B.C. как старшего помощника Главного военного прокурора - начальника отдела расследования особо важных уголовных дел ГВП. Следствие проводилось в условиях обозначившегося с первых же дней после катастрофы противостояния позиций представителей ВМФ, с одной стороны, проектировщиков и строителей лодки - с другой стороны, относительно причин гибели корабля и 42 членов экипажа. Конечно, не учитывать эти позиции, как и другие заявления в связи с катастрофой, было нельзя. При этом Целовальников и Шеин понимали, что только всестороннее, полное и объективное исследование всех обстоятельств дела, независимо от чьих бы то ни было мнений и желаний, позволит установить обстоятельства катастрофы АПЛ К-278. 

Требовалось дать мотивированные ответы на вопросы о соответствии нормам и правилам действий и решений тех должностных лиц, которые участвовали: а) в проектировании, строительстве, испытаниях, приемке в состав ВМФ и эксплуатации погибшей АПЛ; б) в формировании и боевой подготовке 604-го экипажа; в) в направлении АПЛ с 604-м экипажем на боевую службу; г) в обнаружении пожара в 7-м отсеке, в его тушении и борьбе за живучесть лодки; д) в организации спасания экипажа. С самого начала следствия Целовальников завел алфавитный именной указатель, куда вносил фамилии, имена, отчества и должности лиц, которые упоминались в уже имеющихся материалах дела - со ссылкой на источник этих сведений. Такой указатель ежедневно пополнялся данными, полученными в ходе проводившихся следственных действий. Кроме того, каждый член следственной группы вел свой календарный план - план работы на текущий и последующие 2-5 дней. На запланированные следственные действия, например, допрос свидетеля - члена 604 экипажа, составлялся отдельный план, что требовало знания относящихся к предмету предстоящего следственного действия данных. Много времени было уделено организации по делу экспертиз и подбору экспертов, поскольку по целому ряду вопросов требовались специальные познания, а экспертных учреждений по данным вопросам не было. При этом были учтены пожелания руководства Военно-Морского флота о включении в состав экспертов вполне конкретных лиц. Шеин, с учетом его загруженности другими делами, находящимися в производстве следователей отдела, изучал материалы этого дела как в Москве, куда они представлялись следователем, так и в Санкт-Петербурге, куда он неоднократно выезжал для работы по данному делу, в том числе для допроса ряда свидетели. В частности, бывший командующий 1-й флотилией атомных подводных лодок - руководитель опытной эксплуатации АПЛ К-278 в 1984-1986 годах вице-адмирал Чернов Е.Д. В мае-сентябре 1989 года он, будучи в то время заместителем начальника Военно-морской академии имени Н.Г. Кузнецова, совместно со специалистами академии выполнил с разрешения главнокомандующего ВМФ анализ аварии на АПЛ К-278 и действий 604-го экипажа при борьбе за живучесть в ходе этой аварии ("Анализ действий личного состава АПЛ-К-278 при борьбе за живучесть подводной лодки 7 апреля 1989г. в Норвежском море"). Вице-адмирала Чернова старший следователь Целовальников с участием Шеина допрашивал в течение нескольких рабочих дней.

Сергей Кузнецов: Слезу на причале я запомнил на всю жизнь Производство комиссионной судебно-технической экспертизы по оценке качества подготовки 604-го экипажа и его действий в период аварии 7 апреля 1989 года продолжалось три года. Как следует из заключения экспертов (в составе которых, повторим, были и лица, рекомендованные руководством ВМФ), направлять в море 604-й экипаж было нельзя. Во-первых, он потерял свою линейность - перерыв в плавании превышал предельно допустимый восьмимесячный срок. Во-вторых, имел в своем составе пять специалистов, не допущенных к исполнению обязанностей по занимаемой должности. Вот прямая цитата: "Недостаточно подготовленные к действиям в сложных условиях Главный командный пункт, должностные лица и личный состав своими действиями при аварии на подводной лодке 7 апреля 1989 года не обеспечили решения главных задач при пожаре, поступлении воздуха высокого давления и воды внутрь прочного корпуса подводной лодки и при спасении личного состава, что привело к гибели подводной лодки и большей части экипажа".

Вслед за первой группой экспертов закончила работу другая - по оценке качества проектной документации. В своем заключении она указала, что конструктивное исполнение устройств и систем АПЛ К-278 не явилось причиной массовой гибели людей и подводной лодки. Эти выводы соответствовали результатам других процессуальных действий, выполненных следственной группой к тому же времени. Осталось подтвердить или опровергнуть выдвинутую в конце следствия версию одного из должностных лиц ВМФ, причастных к направлению в море потерявшего линейность 604-го экипажа, о том, что лодка утонула "из-за образовавшегося в нижней части ее кормы разрушения прочного корпуса в результате взрывов".

В наше время поисковые и аварийно-спасательные службы Военно-морского флота осваивают новую технику. 

Например, недавно в заливе Петра Великого у берегов Приморья экипаж спасательного судна Тихоокеанского флота "Игорь Белоусов" отработал эвакуацию команды дизельной субмарины, лежащей на глубине 70 метров. Подводную лодку обнаружили технические средства. Ее предварительно осмотрели с помощью рабочего необитаемого глубоководного аппарата "Пантера плюс".  После этого на воду спустили спасательный глубоководный аппарат АС-40 проекта 18271. Морякам он больше известен как "Бестер-1". Его экипаж подошел к "затонувшей" субмарине и пристыковался к ее комингс-площадке. Были выполнены необходимые манипуляции, и несколько подводников переправились на борт спасательного аппарата. Последовала его расстыковка и всплытие. А уже на борту "Игоря Белоусова" врачи, как положено, оказали "спасенным" первую медицинскую помощь. 

Надо сказать, что трагедии в море, в том числе гибель подлодки "Курск", заставили флотское командование серьезно пересмотреть всю систему организации поисковых и аварийно-спасательных операций.

Изменения коснулись не только структуры профильной Службы ВМФ, но и технического обеспечения ее подразделений.

Так, несколько лет назад в Севастополе на базе водолазной школы Черноморского флота создали учебный центр подготовки военных спасателей и водолазов. Кроме того, в Черноморском высшем военно-морском училище имени П.С. Нахимова открыли направление водолазных специалистов.

Но самое главное, что российская оборонка научилась создавать отечественное высококачественное спасательное оборудование. Скажем, используемое в ВМФ водолазное снаряжение СВУ-5, по оценке экспертов, не уступает мировым образцам. Там, где нельзя привлечь к работе водолазов, в перспективе станут трудиться роботы, процесс их создания по заказу ВМФ идет полным ходом.

Вообще внедрение новой и модернизация имеющейся глубоководной техники и оборудования для спасателей ВМФ имеет хорошую динамику.

Для примера: после серьезной доработки подводный аппарат АС-30 стал использоваться военными моряками на глубинах до 1000 метров. Этой техникой в том числе оснастили службы поисковых и аварийно-спасательных работ Тихоокеанского флота.

Была проведена модернизация и спасательных подводных аппаратов АС-26 и АС-34 для Северного флота. Параллельно программу доработки прошли их суда-носители.

Важным событием является и то, что на воду спущен первый носитель автономных необитаемых подводных аппаратов с ядерной энергетической установкой. Единственное, что открылось во время церемонии - лодка-носитель создана на основе конструкции атомной ракетной подводной лодки проекта 949А. АПЛ, получившая имя "Белгород", совершенно новый проект под номером 09852. Уже не секрет, что он разработан конструкторами питерского Центрального КБ морской техники "Рубин" в рамках опытно-конструкторских работ "Перемонтировка" по контракту 2009 года специально под аппарат "Посейдон". Получилась фактически новая атомная субмарина, к тому же самая большая по длине в мире. 

(использованы  материалы  СМИ)

В завершение следует отметить, что 10 лет назад 05.04.2009 г. был осуществлён заплыв в ледяной воде через р.Каму, посвящённый  20-летию со дня гибели АПЛ «Комсомолец». Ассоциация Русские Рекорды зарегистрировала рекорд в номинации «Рекорды экстремального плавания России». Сертификаты были вручены 7 пловцам-атлетам экстремального плавания из г.Перми, г. Барнаула и г.Новосибирска. На данном мероприятии принимал участие один из них, член совета ПРООВ Флота и ДПФ Куляпин Александр. Подробнее: http://www.tonus-perm.ru/news/10-novosti-kluba/64-videofilm-o-zaplyve-cherez-kamu-v-pamyat-o-pogibshikh-na-apl-komsomolets-2009-g

Над выпуском работали военкоры юнармейского отряда «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова;
Рыков Павел, военкор, юнармеец,  командир отряда, нач.клуба музея.