Средняя общеобразовательная школа № 135
с углубленным изучением предметов образовательной области "Технология",  г. Пермь

 
__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

22 июня в Перми прошла акция «Свеча памяти». Более 800 пермяков собрались около монумента Героям фронта и тыла, чтобы почтить память погибших в годы Великой Отечественной войны. Они зажгли свечи и выложили фразу «Клянёмся помнить». Выступающие вспоминали и рассказывали о событиях военной поры. Была подготовлена тематическая литературно-поэтическая инсценировка со стихами и песнями о войне.

См. фотоальбом

К 22 июня 41-го года 7-миллионная германская армия стояла на границе СССР. Немецкие войска армий «Север», «Центр» и «Юг» были разделены на четыре танковые группы Клейста, Гота, Гудериана, Гепнера. Обладая двух-трех кратным превосходством над советскими войсками первого эшелона, равномерно рассредоточенными вдоль границы, германские генералы могли свободно выбирать направления главных ударов. На этих направлениях создавалось 7-8 кратное подавляющее превосходство. Удар был сокрушительным. Можно смело утверждать, что удар такой мощи не смогла бы выдержать ни одна армия мира.

Когда 22 июня 1941 года гарнизон Брестской крепости принял бой и продолжал его в условиях окружения немыслимо долго, вряд ли кто из защитников задумывался о том, почему они бьются на этом месте насмерть в то время, как и справа и слева их соседи отступают. Конечно, имело значение наличие фортификационных сооружений, которые хоть и устарели для современной на тот момент войны, но продолжали быть препятствием для продвижения противника.

Именно на этот город было нацелено острие немецкой атаки по плану «Барбаросса». Немцы как бы целили в место, где русское сознание получило травму, надеясь на возобновление ее последствий и легкое преодоление. И именно здесь их атака захлебнулась.

Все события складываются из множества предыдущих. Но в этом множестве всегда есть, какое-то сакральное, обозначающее вектор. Так наша Победа в 1945 г. была обозначена в Бресте в 1941 г.

В ходе визита в Брест 22 июня 2015 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл сказал: «Героическая защита Брестской крепости являет нам символ единства, символ способности совместно преодолевать смертельную опасность и побеждать. Защитники Брестской крепости победили врага, и именно поэтому мы здесь сегодня стоим».

Тот самый длинный день в году
С его безоблачной погодой
Нам выдал общую беду
На всех, на все четыре года
К. Симонов

Мы знаем, что русские люди стояли насмерть, понимая, что идет война Отечественная, что жестокий и беспощадный враг стремится поработить Родину. Огромную роль сыграло и то, что Сталин с началом войны более решительно обратился к традиционным национальным русским ценностям, к великой Русской истории, окончательно отбросив бредни о «коммунистическом интернационале».

Тем более сам Сталин в беседе с послом США Гариманом четко объяснил, за что сражается Русский народ: «Вы думаете, они сражаются за нас? Нет, они сражаются за свою вечную Россию-матушку».

Первым обозначил смысл разгоревшейся войны, как войны Отечественной митрополит Сергий. В своем обращении, которое будущий патриарх Сергий напечатал на машинке утром 22 июня, он сравнил Гитлера с Батыем, Карлом ХII и Наполеоном. Сталин назвал войну Отечественной в своем обращении 3 июля, обратившись к народу по-православному: «Братья и сестры!». Сталин обратился к духу Русского народа, к его исторической памяти.

«Блицкриг» разбился о невиданную стойкость и самоотверженный подвиг русских солдат.

К лету 41-го года Вооруженные силы Германии представляли собой великолепную отлаженную военную машину. Отмобилизованная, полностью укомплектованная, обладающая боевым опытом двухлетней войны германская армия обладала значительным превосходством над Вооруженными силами СССР мирного времени. Таковы непреложные законы войны.

Враг был сильнее, враг был опытнее и лучше обучен, прекрасно вооружен и оснащен. Враг, обрушивший свой удар на СССР 22 июня 41-го года, был очень жестокий, самоуверенный и беспощадный. План «Барбаросса» предполагал в молниеносной войне разгромить и уничтожить войска Красной армии. Германские армии должны были овладеть Москвой, Ленинградом, Киевом и через 3-4 месяца войны выйти на линию Архангельск-Астрахань.

Записи в дневниках немецких генералов полностью опровергают рассуждения о том, что солдаты Красной Армии летом 41-го года не желали воевать, и тысячами бросали оружие.

Гальдер: 29 июня 8 день войны: «...сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека». «Танковые подразделения понесли значительные потери в личном составе и материальной части».

Гот: «Упорное сопротивление русских заставляет нас вести войну по всем требованиям боевых уставов. Если в Польше и Франции мы могли позволить себе вольности, то здесь это недопустимо».

Германская газета «Фелькишер беобахтер»: «психологический паралич, который обычно следовал за молниеносными германскими прорывами на Западе, не наблюдается в такой степени на Востоке. В большинстве случаев противник не только не теряет способности к действию, но в свою очередь пытается охватить германские клещи».

«Русский солдат превосходит нашего противника на Западе своим презрением к смерти. Выдержка и фатализм заставляет его держаться до тех пор, пока он не убит в окопе или не падает мертвым в рукопашной хватке».

Из дневника немецкого офицера: «Нет чувства, что мы вступили в побежденную страну, как это было во Франции. Вместо этого - сопротивление и только сопротивление, каким бы безнадежным оно не было...»

Таких свидетельств из дневников немецких генералов и офицеров можно привести множество. Общий вывод - в России идет совершенно иная война, чем война на Западе. Русские сражаются очень упорно и немецкая армия, несмотря на свое превосходство, несет тяжелые потери.

Русские солдаты и командиры, не бросая оружия, упорно пробивались из германских «котлов» и окружений на Восток. Не Платон Каратаев, а Василий Теркин встретил надменного врага летом 41-го года.

Твардовский замечательно написал в своей гениальной поэме о том, что происходило в те дни.

«Доложу хотя бы вкратце,
Как пришлось нам в счет войны
С тыла к фронту пробираться
С той, с немецкой стороны.
Как с немецкой, с той зарецкой
Стороны, как говорят,
Вслед за властью за советской,
Вслед за фронтом шел наш брат.
Шел наш брат, худой, голодный,
Потерявший связь и часть,
Шел поротно и повзводно,
И компанией свободной,
И один, как перст, подчас.
Полем шел, лесною кромкой,
Избегая лишних глаз,
Подходил к селу в потемках,
И служил ему котомкой
Боевой противогаз.
Шел он, серый, бородатый,
И, цепляясь за порог,
Заходил в любую хату,
Словно чем-то виноватый
Перед ней. А что он мог!
И по горькой той привычке,
Как в пути велела честь,
Он просил сперва водички,
А потом просил поесть.
Тетка - где ж она откажет?
Хоть какой, а все ж ты свой,
Ничего тебе не скажет,
Только всхлипнет над тобой,
Только молвит, провожая:
- Воротиться дай вам бог...
То была печаль большая,
Как брели мы на восток.
Шли худые, шли босые
В неизвестные края.
Что там, где она, Россия,
По какой рубеж своя...»

Пробивались из окружения и поредевшие части и группы отдельных бойцов и командиров. Пробивались к своим, чтобы дальше сражаться со страшным врагом. Пробивались, не теряя присутствия духа.

«Шли бойцы за нами следом,
Покидая пленный край.
Я одну политбеседу
Повторял: - Не унывай.
Не зарвемся, так прорвемся,
Будем живы - не помрем.
Срок придет, назад вернемся,
Что отдали - все вернем.
Самого б меня спросили,
Ровно столько знал и я,
Что там, где она, Россия,
По какой рубеж своя?»...

Константин Симонов был свидетелем и участником этих тяжелейших боев. И в своем романе «Живые и мертвые» документально описал один из подвигов русских солдат выходивших из окружения.

Летом 41-го года очень редко давали медали и ордена. Большинство героев тех боев остались безвестными. В похоронках, которые получили их родные, очень часто написано: «пропал без вести». Но именно они заставили забуксовать прекрасно отлаженную машину Вермахта. Именно их подвиг заставит германских генералов назвать лето 41-го года «летом несбывшихся надежд, летом успехов, которые так и не переросли в победу».

А высшей точкой этого упорного сопротивления станет битва под Москвой. И Гитлеру придется отдавать приказы напоминающие знаменитый сталинский «Ни шагу назад!». Придется именно Гитлеру впервые в этой войне формировать заградотряды, чтобы сдержать отступление немецких войск.

И не случайно Константин Симонов после смерти завещал развеять свой прах над полями и лесами Белоруссии, где шли в 41-м тяжелейшие бои. Конечно, это выглядит по-язычески.

Но военный журналист Симоновпрошел всю войну. Повидал очень много. Видел он и как Кейтель подписывал капитуляцию Третьего Рейха. И захотел лежать вместе с теми бойцами и командирами, что остались в безвестных могилах в белорусских лесах летом 41-го. Желал быть и после смерти с теми, чей подвиг, пройдя всю Великую Отечественную, Симонов очень высоко ценил.

Впереди будут еще долгих 4 года страшной войны. Летом 41-го года учились воевать и бить немца все. И Жуков с Рокоссовским, и рядовые бойцы и командиры. Учился и Сталин. Учились ценой тяжелого опыта и большой крови. Слишком серьезным и сильным был враг. Поблажек в учебе не делал. За любую ошибку беспощадно спрашивал реками крови. Были и тяжелейшая, необыкновенно кровопролитная, но так и не увенчавшаяся успехом битва за Ржев. Тяжелое поражение в Крыму, под Харьковом. Немецкие танки вышли к Дону и грозно и сурово прозвучал знаменитый приказ N 227. «Ни шагу назад!»

А затем был Сталинград. Величайшая битва закончилась полным разгромом германских войск, уничтожением и пленением лучшей 6-й армии Вермахта вместе с фельдмаршалом Паулюсом. Германия покрылась траурными флагами. На Курской дуге немцы сосредоточили последние достижения «сумрачного германского гения» новые мощнейшие танки «Тигр» и «Пантера», самоходки «Элефант». Операция «Цитадель» была последней отчаянной попыткой повторить «блицкриг». Но был уже не 41-й год. Германский бронированный «зверинец» не смог прорвать советскую оборону. Поля под Курском стали могилой для панцер-ваффен. А вскоре в воздушной битве над Кубанью в 43-м сошлись лучшие ассы Лювтваффе и советских ВВС. Наши летчики в упорных схватках сломили германских ассов. И после этого не уступали инициативу, уверено на своих «Яках» и «Лавочкиных» «расчищали небо» от «мессершмиттов» и «фоккеров». В 41-м под Тулой Катуков со своей одной танковой бригадой (все, что оставалось к зиме от советских мехкорпусов) сумел остановить мощную танковую группу прославленного Гудериана, который рвался к Москве. В 43-м году на фронте успешно действовали созданные танковые армии Катукова и Ротмистрова. Урал выковал Русский меч, не уступающий по мощи Тевтонскому.

И ровно через 4 года после начала войны, 22 июня 1944 года из тысяч советских орудий прозвучали первые залпы операции «Багратион». В этих же местах, где в 41-м рвали нашу оборону немецкие танковые клинья, двинулись вперед советские войска. И уже немецкие части пытались прорываться из «котлов» под Витебском и Бобруйском.

В 44-м сполна расплатились за лето 41-го. Разница была лишь в том, что внезапному удару подверглась не армия мирного времени, а немецкая армия воюющая с 39-го года и основательно подготовившаяся к обороне. Германские войска стояли в серьезно укрепленных за много месяцев линиях обороны. Витебск, Минск, Бобруйск были превращены в мощные укрепрайоны и именовались городами-крепостями. Рубежи обороны протянулись на 250-270 км. Местность способствовала подготовленной обороне - болота, реки, естественные преграды. Войска армий «Центр» - 63 дивизии, 3 бригады, 3 500 орудий, 900 танков и штурмовых орудий, 1350 самолетов.

В результате операции «Багратион» в наступлении на фронте в 1000 км советскими войсками была полностью разгромлена и уничтожена в витебских и бобруйских «котлах» группировка германских войск «Центр». Всего за месяц советские войска продвинулись на 550 - 600 км и вышли к реке Висла. После операции «Багратион» по Москве наконец сумели пройти немецкие генералы. Шагали они во главе колонны из 60 тысяч пленных германских солдат и офицеров. Произошло это 17 июля - в день памяти святого Царя-мученика.

Это и был самый настоящий «блицкриг». Русский «блицкриг».

Научились мы воевать. Дорогой ценой учились. Но в 45-м воевали лучше грозного врага. Русская сила сломала Тевтонский меч.

И не случайно Берлин штурмовали 3-я Ударная армия генерала Василия Ивановича Кузнецова и 8-я Ударная Василия Ивановича Чуйкова, бывшая 62-я.

В страшные дни октября 41-го года 16-я армия Рокоссовского, напрягая последние силы, сдерживала врага на Истре. Один из военных корреспондент «Красной звезды» П.И. Трояновский побывал в штабе Рокоссовского. Командарм подарил корреспонденту карту Европы. По просьбе Трояновского Рокоссовский оставил на карте свой автограф. Константин Константинович написал; «Воюя под Москвой, надо думать о Берлине. Советские войска обязательно будут в Берлине!». Подпись. И дата «Подмосковье. 29 октября. 1941 года». В победном мае 45-го Трояновский с этой картой сумел попасть в штаб Рокоссовского. Начштаба 2-го Белорусского подписался на карте под словами маршала. «В Берлине встретились. Удостоверяю» и поставил печать.

Константин Симонов назвал свой роман «Живые и мертвые». Наш Господь Иисус Христос не Бог мертвых, но Бог живых. У Бога все живы. И в победном мае 45-го, когда Великая Победа совпала с Пасхой, радовались все. И те, кто сумел от Москвы и Сталинграда дойти до Берлина и расписаться на рейхстаге, и те кто погиб в Брестской крепости, был убит подо Ржевом, пал защищая Севастополь, на Курской дуге, форсируя Днепр, Одер, Вислу, погиб добивая врага в его «логове».

Вечная память и Вечная слава всем бойцам и командирам, которые 76 лет назад в июне 41-го года приняли на себя страшный удар военной машины Третьего Рейха и выстояли. Низкий поклон им за Великую Победу. Пример их стойкости и мужества должен давать нам силы.

Вражеские танковые клинья не вторгались на нашу землю, но мы также можем сегодня повторить: «где она Россия, по какой рубеж своя...» Будем помнить, как в 41-м Теркин «одну политбеседу повторял - не унывай!» и не опускать руки. Война ведется иными методами, пока мы терпим поражение. И потери несем очень тяжелые. Но учимся воевать. И не собираемся сдаваться. Мы же с Вами дети и внуки победителей в Великой Отечественной войне.

«Не зарвемся, так прорвемся,
Будем живы - не помрем.
Срок придет, назад вернемся,
Что отдали - все вернем».

В грозном 41-м году Сталин обратился к народу: «Наше дело правое, враг будет  разбит, победа будет за нами!»

На медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» выбита надпись: «Наше дело правое. Мы победили».

Анастасия Пономарёва, юнармеец, военкор, члена совета юнармейского отряда, нач. клуба «Тетрадки дружбы», поискового движения.
Виктория Сердюк, Отдел регионального развития Музея Победы.