В музее СОШ №135 встретились слушатели УТМ-медиа. Нач. клуба «культура» Регина Рахматуллина предложила тему поговорить о тех, в ком ярко сверкает  мужество и стойкость офицера, кто служил правому делу,  всему, что для нас свято, о тех кто шёл в бой,  пел, чтобы «душу спасти, честь сохранить и в огне не гореть!».  Кто они, кому честь солдата, любовь к Родине  дороже жизни. Как и что надо сделать так, чтобы сохранить честь, верность присяге, долгу, памяти отцов и рыцарям России. 

Нач. киноклуба РВИО РО по П.к. Анастасия Шестакова и нач. музейного клуба Илья Блинов предложили продолжить разговор по теме о патриотизме и воспитании. Для этого мы выбрали героев России — А.С. Грибоедова, К.Д. Ушинского и М.Е. Салтыкова Щедрина.

На наших уроках наш учитель МХК Александр Куляпин всегда начинает с золотого правила нравственности или как полюбить себя, чтобы возлюбить ближнего. Для погружения в эту тему мы даже создали экспозицию «Святые воины — подросткам XXI века». И в этот раз заговорили о личности, формирование которой связано с самосознанием и самопознанием, отношением человека к добру и злу. Поэтому мы выбрали тех, кто старался исполнять духовные законы, кто мог совершать сознательные, нравственные поступки, в ком было главенство духа, кто знал настоящие ценности, идущие от веры, что значит справедливость. Теперь мы понимаем, что Бог — источник жизни, а смысл жизни — путь к идеалу. Для этого нужны поступки. Поступок добра — требует усилий. Любовь — это постоянный труд, она не разрушает, а созидает. Не так просто возлюбить другого. Счастье — избегать лжи. Вся жизнь сегодняшних героев — приобретение честного имени, благородство. 

Чтоб быть похожими на них — надо меняться!

Александр Сергеевич Грибоедов

192 год назад, 30 января (12 февраля по н.ст.) 1829 года в Тегеране был убит российский посол и поэт Александр Сергеевич Грибоедов. Хрестоматийная комедия в стихах «Горе от ума» известна в большей или меньшей степени каждому нашему соотечественнику, она разошлась на цитаты и крылатые выражения, весьма актуальные и в наши дни... 

ВЕТВИ ГРИБНОГО ДЕРЕВА 

Грибоедов родился в Москве, в дворянской семье. По свидетельству современников, в детстве Александр проявлял таланты и был развит не по годам - в 6-летнем возрасте свободно владел тремя иностранными языками, в юности уже шестью, в частности в совершенстве английским, французским, немецким, итальянским, латынью и древнегреческим. Возможно этим, а также совпадением фамилии отца с девичьей фамилией матери объясняется поиск биографами тайны рождения Александра Сергеевича Грибоедова. 

Отец будущего дипломата и писателя отставной секунд-майор Сергей Иванович Грибоедов - дворянин Владимирской губернии вступил в брак с дочерью отставного бригадира Анастасией Федоровной Грибоедовой якобы из смоленской ветви этого рода. Однако общие предки владимирских и смоленских Грибоедовых не установлены. Семейство смоленских Грибоедовых было богаче и считалось более знатным. Их предок, Ян Гржибовский в начале XVII века переселился из Польши в Россию и перевел фамилию на русский язык. И сегодня в Смоленской области чрезвычайно популярна у туристов великолепная усадьба Грибоедовых «Хмелита» с музеем знаменитого писателя, который, впрочем, в ней только гостил, читал стихи и играл свои знаменитые вальсы. Да еще, говорят, посадил в парке привезенную из Персии сирень. 

Дату рождения поэта 15 января 1795 года нередко ставят под сомнение, предполагая, что Александр родился на несколько лет раньше, а измененную дату в документе указали с целью сохранения тайны его рождения. Конечно, тайны будят воображение биографов, то стремящихся отыскать царские корни какого-либо исторического деятеля, то связать таланты с известными писателями России и мира. 

ТАИНСТВЕННЫЙ ВУНДЕРКИНД 

В 1803 году Александра Грибоедова отдали в Московский университетский благородный пансион, через 3 года 11-летний по документам Грибоедов поступил на словесное отделение Московского университета, а в 1808 году в возрасте 13 лет вундеркинд окончил его со степенью кандидата словесных наук, после чего поступил на этико-политическое (юридическое) отделение философского факультета. В 1810 году, получив степень кандидата прав, он остался в университете для изучения математики и естественных наук. Не удивительно, что став таким средоточием ума, он не слишком хорошо вписывался в обывательскую среду. Выражение «горе от ума», несомненно, автобиографично. 

В 1817 году, поступив на службу в Коллегию иностранных дел, 22-летний по документам Грибоедов был уже весьма опытен - он успел принять участие в войне 1812 года и выйти в отставку. 

Образованный молодой дипломат заслужил расположение руководства коллегии, выразившееся, впрочем, в направление его в «горячие точки»: Среднюю Азию, Кавказ и и другие полигоны российско-британского соперничества, названного англичанами «Большой Игрой» (Grand Game). В 1818-1820 годах Грибоедов служит в Персии, с 1821 года в Тифлисе он становится дипломатическим секретарем. 

Здесь он начинает работу над комедией «Горе от ума», сближаясь на поэтической почве с грузинским князем и поэтом Александром Чавчавадзе. Маленькая дочь князя, которую Грибоедов учил игре на фортепиано, позже стала его женой. Здесь же, в Тифлисе среди местного офицерства блуждали идеи будущего восстания декабристов. 

КОМЕДИЯ А-ЛЯ ФРАНСЕ 

Уместно вспомнить, что после войны 1812 года жанр пьесы был особенно популярен - в завоеванном Париже русские дворяне с интересом посещали театр и по возвращении на родину многие сюжеты французских комедий воплотили на российской сцене. Театры охотно ставили, например, пьесы курирующего их чиновника Н.И.Хмельницкого, ставшего впоследствии губернатором на Смоленщине. 

«Горю от ума» Александра Грибоедова предшествовали комедии «Молодые супруги», «Студент» и другие. В 1823 году в Москве, пополнив наблюдения нравов московского дворянства, Грибоедов завершил первый вариант комедии - «Горе уму», но в 1824 году возникает новый вариант, имеющий название «Горе и нет ума». 

В Петербурге Грибоедов был приглашён в салон Николая Хмельницкого прочесть свою новую пьесу в кругу актеров и писателей. Правда, закончилось это ссорой с одним из гостей - конкурентом-драматургом. В 1825 году были напечатаны отрывки комедии, однако разрешения на её постановку получить не удалось. Однако, комедия получила известность в светских кругах, распространяясь в списках. Так И.И. Пущин, лицейский друг А.С. Пушкина, привёз её поэту в Михайловское. 

Первая публикация, в сокращении, состоялась лишь после смерти Грибоедова, в 1833 году. Полный же текст был напечатан только в 1862 году. 

ОЧЕВИДНЫЙ ПРОТОТИП 

Спустя еще 10 лет И.А.Гончаров в статье «Мильон терзаний» назовет «Горе от ума» картиной эпохи. «В ней, как луч света в капле воды, отражается вся прежняя Москва и с такою художественною, объективною законченностью и определённостью, какая далась у нас только Пушкину и Гоголю». Столкновение Чацкого с окружающим его обществом, по мнению Гончарова, определяет «громадный настоящий смысл», «главный разум» произведения. И этот смысл был неоднозначен - Чацкого считали и декабристом и противником декабристов. 

Прототипом Чацкого часто называют Петра Чаадаева, которого объявили сумасшедшим. Да и фамилия весьма созвучна. Но это лишь упаковка. Очевидно, что в образе Чацкого нашли отражение черты характера и истинные воззрения самого автора. В письмах, в воспоминаниях современников виден пылкий, резкий, свободолюбивый характер. В монологи и реплики Чацкого поэт вкладывает свои подлинные взгляды. 

Одному из друзей Грибоедов сообщил, что однажды попал в ситуацию, сходную с изображенной им в пьесе, и этот факт сохранился в воспоминаниях. Грибоедов «рассказал, тревожно ходя взад и вперед по комнате, что дня за два перед тем был на вечере, где его сильно возмутили выходки тогдашнего общества, раболепное подражание всему иностранному и, наконец, подобострастное внимание, которым окружали какого-то француза, пустого болтуна. Негодование Грибоедова постепенно возрастало и, наконец, его нервная, желчная природа высказалась в порывистой речи, которой все были оскорблены. У кого-то сорвалось с языка, что «этот умник» сошел с ума... Я им докажу, что я в своем уме, - продолжал Грибоедов, окончив свой рассказ. - Я в них пущу комедией, внесу в нее целиком этот вечер: им не поздоровится. Весь план у меня уже в голове, и я чувствую, что она будет хороша». 

К финалу пьесы «Горе от ума» гости на балу у Фамусовых были уверены, что Чацкий «с ума спрыгнул», что его «Схватили, в желтый дом, и на цепь посадили». Сплетня о сумасшествии героя, запущенная Софьей, дополняется свежими деталями, превращаясь в политический донос: он и «фармазон» (франкмасон) и «окаянный вольтерьянец», и отдан в солдаты за то, что «переменил закон». 

НЕ ДЕКАБРИСТ! 

Позже, в феврале 1826 года Грибоедов был арестован по обвинению в государственной измене, причастности к подготовке восстания. Однако обвинения с Александра Сергеевича были сняты из-за отсутствия улик, он был возвращен к дипломатической работе. 

Обратившись к пьесе, мы может сделать вывод, что Грибоедов - Чацкий, хотя и общался с будущими декабристами в Тифлисе, но вряд ли поддерживал их идеи в той степени, как это было принято считать позднее с легкой руки Герцена. 

Грибоедов высмеивает псевдотаинственность этих обществ. Репетилов сообщает Чацкому, с которым почти не знаком, о «тайных собраниях» по четвергам. Он называет всех членов «секретнейшего союза», «чудесных ребят»: князь Григорий, Левон и Боринька, Евдоким Воркулов, а также «гения» Ипполита Маркелыча Удушьева. Прототипом Удушьева мог быть знакомый Грибоедову глава Южного общества Павел Пестель. 

После снятия всех обвинений в причастности к обществу декабристов с Грибоедова, в 1827 году ему было поручено возглавить всю российскую дипломатию как на персидском, так и на турецком направлениях. 

«УМ И ДЕЛА ТВОИ БЕССМЕРТНЫ...» 

Именно А.С.Грибоедов готовил текст выгодного для России Туркманчайского мирного договора, подписанного в 1828 году по итогам персидской войны. Россия устанавливала свое господство на Кавказе и Каспии, а также приобретала территории Восточной Армении. Персия обязалась не препятствовать армянам переселяться в российские пределы и выплатить контрибуцию. 

Назначенный полномочным министром России при шахском дворе в Тегеране, Грибоедов по дороге заехал в Тифлис. Нина Чавчавадзе, дочь друга, стала его женой и супруги отбыли в Персию. Однако беременную молодую жену умный Грибоедов из предосторожности оставил в Тавризе. 

В Тегеране недовольство условиями мирного договора подогревалось британскими силами. В группе армян, укрывшихся в русском посольстве на основании условий договора, были две наложницы и евнух, убежавшие из гарема шаха. Иранские политические круги, подстрекаемые англичанами, назвали это осквернением ислама. 

11 февраля 1829 года организаторы направили к российскому посольству толпу из 100 тысяч человек. Ворвавшись в посольство, толпа убила всех дипломатов и 35 казаков охраны миссии, до конца исполнивших свой долг. Останки Грибоедова, которые опознали только по шраму от дуэли, перевезли в Тифлис. 

Нина похоронила его у церкви Святого Давида. «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?» - написала она на памятной плите. В результате преждевременных родов их ребенок прожил только один день. Нина Чавчавадзе, «чёрная роза Тифлиса», всю оставшуюся жизнь носила траур по супругу, отвергая все ухаживания. 

МОЛЧАНИН - НЕ ЛОДЫРЬ ИЗ ТВЕРИ 

Такова судьба героя. Так могла бы продолжиться судьба Чацкого. Такие люди, возможно, есть и в наши дни. Но, конечно, гораздо шире представлены современные молчалины. 

Антипод Чацкого делает карьеру, переезжая в Москву. Как это знакомо! Этот человек - не «лодырь», который, как выразился нынешний тверской губернатор «сам мучается и работодателя мучает» (то есть получает нищенскую зарплату, заставляя начальника с зарплатой побольше испытывать угрызения остатков совести и не спрашивать слишком много с бедняги). 

Фамусов, которому Молчалин, возможно, чем-то угодил по пути из Петербурга, рассказывает: 

Безродного пригрел и ввел в мое семейство,
Дал чин асессора и взял в секретари,
В Москву переведен через мое содейство,
И будь не я, коптел бы ты в Твери. 

Между прочим, чин коллежского асессора давал право на потомственное дворянство и соответствовал воинскому званию майора. Поэтому когда Чацкий, обращаясь к Софье, восклицает «А Вы, о Боже мой, кого себе избрали», он имеет в виду не положение в обществе, а скорее умственные способности и нравственные качества Молчалина. 

Тверской вице-губернатор и писатель М.Е.Салтыков-Щедрин так характеризует Молчалина и этот тип людей: «Это человек, в пеленках познавший натиск судьбы и потому готовый отдать себя в рабство кому угодно и куда угодно, готовый поклониться и истинному богу, и пустому идолу, не имея ни способности, ни навыка проникать в сущность вещей. <...> Всё в деятельности этих людей запечатлено неразумением и твердой решимостью удержать за собой тот нищенский кусок, который им выбросила судьба». 

Вот он, идеал чиновника. Такой промолчит, когда завесят тряпкой и оставят разрушаться Речной вокзал и Детскую областную больницу (бывшее Женское Епархиальное училище). Промолчит, когда снесут газетные киоски. Промолчит, когда награды вручат проходимцам. Промолчит, когда закроют областную газету с более чем 100-летней историей. Промолчит, когда переименуют улицы и площади. Промолчит... На то он и Молчалин. 

Времена не меняются. Меняется оружие, поражающее новых Грибоедовых, в новых горячих точках отстаивающих интересы внешней политики. Меняются технологии, помогающие очернить новых Чацких, которые рады служить, а вот «прислуживаться тошно». Меняются способы угождения новым Фамусовым, купившим себе места в новых органах власти. К счастью, иногда и с них снимается депутатская неприкосновенность и надеваются наручники. Неизменны только добро и зло, любовь и ненависть, ум и хитрость. И неизменно остается с нами герой России Александр Грибоедов, автор комедии с настоящим смыслом «Горе от ума». 

Константин Дмитриевич Ушинский

«Родители и воспитатели! Остерегайте детей своих со всею заботливостью от капризов пред вами, иначе дети скоро забудут цену вашей любви, заразят своё сердце злобою, рано потеряют святую, искреннюю, горячую любовь сердца, а по достижении совершенного возраста горько будут жаловаться на то, что в юности слишком много лелеяли их, потворствовали капризам их сердца. Каприз — зародыш сердечной порчи, ржа сердца, моль любви, семя злобы, мерзость Господу» - Св. Иоанн Кронштадтский

О школьных программах

Не получая основательного общего образования в средних учебных заведениях, не дающих никаких убеждений и не имеющих решительно никакого влияния на правильное развитие характеров, занимаясь потом специальными и большей частью техническими ремесленными предметами в технических учебных заведениях и даже в университетах, русская образованная молодежь не выносит из воспитания никаких прочных метафизических воззрений, никаких выработанных нравственных и общественных принципов. 

Вот почему у нас часто можно встретить не только неопытных молодых людей, но даже искусных техников, моряков, математиков, инженеров, которые по неразвитию души своей являются или бессознательными эгоистами, как дети, или тоже настоящими детьми, готовыми подчиниться влиянию первой вздорной книжонки и первой блестящей, хотя в сущности эфемерной, мысли, которая почему-нибудь на них подействует. 

И чем благороднее природа юноши, чем сильнее бьет в сердце его родник того великого чувства общественности, которое при других условиях делается обильным источником общественной пользы, тем легче он предается утопии. 

О гонке за Западом

Говорить о воспитании наследника в настоящем его возрасте - все равно что говорить о том, развитию каких убеждений должен способствовать по возможности его воспитатель. Но здесь одной искренности мало, надо быть еще уверенным, что мои убеждения действительно не только вполне человеческие, но и вполне русские убеждения. Но, может быть, вы спросите меня: что такое русские убеждения? Знаю ли я их? Где их отыскать? На это я отвечу вам: что я их не знаю...

Мы до сих пор пользовались иноземными убеждениями, зато мы и меняли их легко, зато они и прививались к нам плохо, и приносили мало существенной пользы. Но в настоящее время Западная Европа дала нам страшный урок: тысячи ее убеждений сразились и рассыпались как прах. Теперь нам, к счастью или к несчастью, но уже нечему подражать: где за границей мы найдем убеждение, которое мы могли бы признать своим? Уж, конечно, не во Франции, где правительство держится только отсутствием прочных убеждений в обществе и где общество довольно правительством именно потому, что у него нет никаких убеждений. Да и не в Германии, где метафизическая государственная философия выродилась в самые безобразные утопии...

Мне кажется, что благоденствие России, а следовательно, и счастье ее монарха заключается не в подражании западным преобразованиям, а в самостоятельном развитии государственного народного организма, вытекающего из сознания действительных народных потребностей, а не из детского желания угоняться за Западом.

О роскоши и душе

Чем выше стоит человек на общественной лестнице, тем привлекательнее и изящнее окружающие его формы жизни и тем легче может он увлечься этими формами и не заметить содержания. Вот почему чем выше поставлен человек в обществе, тем более воспитание должно стараться увлечь его красотою и глубиною содержания мысли, идеи; тем прочнее должно оно укоренить в душе его убеждения, что всякая пышность и блеск есть только мишура...

История чаще всего горько издевается над пышностью, прикрывающей ничтожество, и, наоборот, из самых незначительных, нищенских форм выводит неистощимые реки истории. Картина трех распятых на маленьком холме за стенами Иерусалима не заключала в себе ничего пышного и ничего величественного. Петр Великий, пирующий с шкиперами голландских кораблей, тоже не мог привлечь к себе ничьих взоров, привыкнувших к роскоши. А жилища римских императоров, палаты римских богачей и дворцы бурбонской династии никогда не блистали такой роскошью, как в то время, когда под всем этим золотом скрывалась самая полная духовная нищета и не было ни одной живой идеи, из которой могло бы образоваться что-нибудь живое.

О чиновниках-муравьях

У людей с эгоистическими убеждениями, число которых в служебном мире громадно, окончательно утрачена сама вера в необходимость, возможность и пользу каких бы то ни было общественных убеждений и даже способность к ним, но зато тем сосредоточеннее и сильнее выработалось в них антиобщественное убеждение, которое можно выразить двумя словами: "Хорошо то, что мне выгодно". Это, к величайшему несчастью общества, класс людей самый многочисленный, самый деятельный, самый сильный, умножающийся год от года с поразительной быстротой. Свойство этого класса людей таково, что они всегда оставят правительству всю форму, всю обстановку власти, но в сущности лишат его всякой силы.

Я ни с чем иным не могу сравнить этот многочисленный класс тихих, покорных, добропорядочных людей, как только с известной породой американских муравьев, которые так искусно и незаметно выедают деревья и даже мебель и строения, что они долго еще сохраняют всю свою внешнюю форму, пока случайный ветер, дунув, не свалит их и не обнаружит, что это были только призраки вещей, а не самые вещи. Всякая правительственная мера, в особенности добрая, подвергается со стороны этих людей, всегда деятельных исполнителей, точно такому же выеданию и вытачиванию.

О монархе

Политические убеждения монарха не должны быть эгоистичны, потому что они должны сделаться убеждениями лучших людей государства, а эгоистические убеждения не передаются другим.

Требуя от подданных бескорыстного служения отечеству, монарх должен подать собой пример такого служения, тогда только требование его найдет отголосок в сердцах подданных. Так называемые династические интересы не могут привлечь ни одного искреннего сердца и тем более соблюдаются, чем менее заботится о них правительство и чем более забывает оно их для пользы государства.

О третьей дороге

Воспитание, лишенное единства убеждения, не решившееся ни на какое положительное направление, не давая человеку никакой общественной идеи, к которой бы он мог привязаться, открывает ему две дороги: или обманывать правительство и грабить народ, или кинуться в первую попавшуюся утопию и при малейшей неосторожности погибнуть без пользы.

Неужели же нет выхода из этих гибельных крайностей? Выход один только: правильные христианские, европейские и русские общественные убеждения, в которых бы правительство могло честно сходиться с подданными, в которых бы и правительство и подданные, отбросивши эгоистические расчеты, примирялись в идее общественного блага. Такой исход естественному чувству любви к отчизне необходим, неизбежен для каждого великого общественного организма, если он только хочет жить, т. е. развиваться, а не гнить и разлагаться. 

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин

«Когда мы любим человека, когда его истинно любим? - Тогда, когда спасаем его от его греха, от ада… Это настоящая любовь к человеку. Ты лжёшь себе, если думаешь, что любишь человека, но угождаешь его греху, его страстям: тогда ты любишь его смерть, а не его самого» - Прп. Иустин (Попович)

«Я люблю Россию до боли сердечной – и даже не могу помыслить себя где-либо, кроме России» - М.Е. Салтыков-Щедрин

Большая часть творческой жизни великого русского писателя, 195-летие которого отмечалось 27 января, связана с городом на Неве. Имя надворного советника Щедрина, которым были подписаны появлявшиеся в «Русском вестнике» с 1856 года «Губернские очерки», сразу стало одним из самых популярных в России. Они положили начало литературе, получившей название «обличительной», благодаря чему их автор и стал знаменитым: «История одного города», «Господа Головлёвы», «Премудрый пескарь», «Дикий помещик», «Помпадуры и помпадурши» и др. 

Он презирал и клеймил все виды лжепатриотизма, тех, кто всегда готов был «выждать потребный момент и как можно проворнее переодеться и загримироваться», презрительно называл «пёстрыми людьми». «Взамен совести выросло у них во рту по два языка, и оба лгут». Другими словами, именно Салтыков- Щедрин, сам того не подозревая, нарисовал около полутора веков назад точный портрет той «перестроечной» номенклатуры, которая после краха СССР, выбросив партбилеты, стремительно переместилась из ЦК КПСС и райкомов в кресла директоров банков и частных компаний, нагло присвоив себе созданные народом богатства страны. 

В интернете можно найти своего рода виртуальное интервью с писателем, в котором в ответ на вопросы, связанные с проблемами современной России, помещены цитаты из произведений Салтыкова-Щедрина. Как же любопытно! 

– Михаил Евграфович, какова, на ваш взгляд, основная задача российской власти? 

– Российская власть должна держать народ свой в состоянии постоянного изумления. Если на Святой Руси человек начнёт удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит. Кроме того, для власти система очень проста: никогда ничего прямо не дозволять и никогда ничего прямо не запрещать.

– В последнее время мы наблюдаем как раз стремление законодателей запрещать множество вещей... 

– Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. 

– Скажите, воровство и коррупция у нас неискоренимы? 

– Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать? Есть легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях – пирог с казённой начинкою. Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд. 

– Печально, но, кажется, вы правы. Но многие могут обвинить вас в русофобии. 

– Сознательное отношение к действительности уже само по себе представляет высшую нравственность и высшую чистоту. Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство». 

– Что такое для вас Родина? 

– Родина не там, где лучше, а там, где больнее. Отечество – тот таинственный, но живой организм, очертания которого ты не можешь для себя отчётливо определить, но которого прикосновение к себе непрерывно чувствуешь, ибо ты связан с этим организмом непрерывной пуповиной. 

Любопытно, что всё это говорил не просто литератор-сатирик, которых хлебом не корми – все будут яростно критиковать, а человек, который занимал в царской России высокие государственные посты, дослужился в соответствии с Табелем о рангах до чина подполковника. Вы можете себе представить какого-нибудь важного чиновника в России, который говорил (и печатал!) бы нечто подобное, что писал и издавал Салтыков-Щедрин? 

Воспитательное значение паразитства 

Некоторые приписывают Салтыкову-Щедрину цитату: «Если в России начинают говорить о патриотизме, знай: где-то что-то украли». На самом деле он говорил о патриотизме совсем другое. «Идея, согревающая патриотизм, – это идея общего блага. Какими бы тесными пределами мы ни ограничивали действие этой идеи (хотя бы даже пространством княжества Монако), всё-таки это единственное звено, которое приобщает нас к известной среде и заставляет нас радоваться такими радостями и страдать такими страданиями, которые во многих случаях могут затрагивать нас лишь самым отдалённым образом. Воспитательное значение патриотизма громадно: это школа, в которой человек развивается к воспринятию идеи о человечестве», – писал он в статье «Сила событий». 

А тех, кого у нас сегодня называют либеральной оппозицией, Салтыков презрительно называл «паразитами». «Напротив того, идея, согревающая паразитство, есть идея, вращающаяся исключительно около несытого брюха. Паразит настолько подавлен инстинктами личного эгоизма, что не может сознавать себя в связи ни с какою средою, ни с каким преданием, ни с каким порядком явлений. Хотя же и случается, что он предпочитает одну территорию другой и начинает называть её отечеством, но это не отечество, а только оседлость. Воспитательное значение паразитства громадно: в этой школе вор мелкий развивается в вора всесветного». 

«Нельзя быть паразитом и патриотом ни в одно и то же время, ни по очереди, то есть сегодня патриотом, а завтра проходимцем. Всякий должен оставаться на своём месте, при исполнении своих обязанностей», – указывал писатель.

 Писать не переставал до конца 

Издательской работой отставной чиновник Салтыков занимался страстно, с увлечением принимая к сердцу всё касающееся журнала. Когда пытаются объяснить, почему вдруг высокопоставленный управленец решил уйти в литературу, ответ на самом деле простой. Волшебный зов искусства оказался сильнее. Похожий пример приводит Станиславский в своей книге «Моя жизнь в искусстве». Один высокопоставленный генерал так увлёкся его театром, что бросил всё и стал заниматься тем, что сидел во время спектакля за сценой и с увлечением свистал соловьём. Впрочем, есть версия, что Салтыков был попросту отправлен в отставку за свои независимые взгляды. 

Незадолго до смерти писатель был прикован к кровати. Однако всё-таки не терял чувства юмора. Нередко, когда Михаил Евграфович не мог в силу слабости принять гостей, он просил передавать им: «Я очень занят – умираю». При этом он не переставал писать. 

Салтыков-Щедрин умер 28 апреля 1889 года и погребён на Волковском кладбище в Петербурге, рядом с Иваном Тургеневым. 

(Исп м-лы СМИ и М.Н. Парамоновой, члена Союза писателей России и др.) 

 
Над выпуском работали военкоры юнармейского отряда военкоров  «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова «МС ДИНАСТИЯ» МЦ МАОУ СОШ 135 и учитель школы:
Анастасия Шестакова, командир отряда, дважды лауреат конкурса «Гордость Пермского края», нач. киноклуба  РО РВИО; 
Анастасия Пономарёва, нач. клуба «Юный военкор», гл. редактор, лауреат конкурса «Гордость Пермского края»; 
Илья Блинов — нач. музейного клуба, военкор, ЮНАРМЕЕЦ-ЭКСКУРСОВОД, лауреат  конкурса «Гордость Пермского края»;
Сергей Юрлов - нач. клуба «Юный спортсмен», лауреат конкурса «Гордость Пермского края»; 
Миша Субботин, С. Юрлов - юнкоры «МС ДИНАСТИЯ»;
Регина Рахматуллина – нач. клуба «Культура»;
Тьютор: Куляпин Александр Сергеевич, рекордсмен Книги рекордов Гиннесса