Школьные новости

В нашей школе №135 музей истории Пермского кино и телевидения давно не умещается в одной аудитории стандартного класса. Он развернул свои материалы на 2-м и 3-м этаже. В экспозиции, посвящённой «Курской дуге» есть очень важный стенд, который посвящён разведчику Николаю Ивановичу Кузнецову

Николай Кузнецов (1911-1944) первым в истории отечественной разведки был удостоен звания Героя Советского Союза. Он обладал необыкновенными лингвистическими способностями. Парень из далёкой деревушки легко освоил не просто немецкий язык, а 6 его диалектов. До войны в Москве он выдавал себя за советского лётчика-испытателя немецких кровей Рудольфа Шмидта. Завербовал нескольких дипломатов из Германии и стран гитлеровской коалиции. Не был ни офицером, ни членом Компартии. Не заканчивал никаких специальных учебных заведений. Содержался в подвалах Свердловского ЧК и не был приговорён к расстрелу в самый пик репрессий 30-х лишь благодаря смелости нескольких чекистов, за него поручившихся. Во время войны засланный на короткое время в тыл к немцам под Ровно, Кузнецов совершил невозможное: он продержался под именем Пауля Зиберта около 2 лет. Уничтожал фашистских главарей на временно захваченной ими территории. Не менее ценен его вклад в стратегическую разведку. Так, он первый узнал о готовящемся в 1943 г. любимцем Гитлера Отто Скорцени покушении на «большую тройку» - Сталина, Рузвельта и Черчилля - во время Тегеранской конференции. Определил, где под Винницей находится ставка Гитлера. Зиберт-Кузнецов сообщил Центру о силах немцев, готовящихся к сражению на Курской дуге. 9 марта 1944 г., не желая сдаваться в плен бандеровцам, подорвал себя гранатой. 

Николай (Никанор) Иванович Кузнецов родился 27 июля 1911 г. в деревне Зырянка Талицкого района Свердловской области в зажиточной старообрядческой крестьянской семье. Хотя из-за происхождения был преследуем, исключен из комсомола и техникума, все-таки окончил среднюю школу и лесной техникум в поселке Талица. 

Уже в годы учебы в школе обнаружил уникальные способности к изучению иностранных языков. В 1934 г. Н.Кузнецов переехал в Свердловск и поступил на работу в конструкторский отдел Уралмашзавода. Одновременно учился на вечернем отделении индустриального института и на курсах немецкого языка. На заводе часто общался с немецкими специалистами, и это было для него не только хорошей разговорной практикой, но и возможностью изучить манеры немецких рабочих и инженеров, их психологию, привычки. 

После окончания института в 1938 г. Кузнецов был направлен в Москву, зачислен в аппарат внешней разведки. 

В первые дни Великой Отечественной войны Кузнецов подал рапорт с просьбой использовать его в «активной борьбе против германского фашизма на фронте или в тылу вторгшихся на нашу землю немецких войск». 

Летом 1942 г. Н. Кузнецов был зачислен в отряд особого назначения «Победители», которым командовал Д. Н. Медведев, впоследствии написавший известные произведения о подвиге разведчика. 

Действуя под видом немецкого офицера, Кузнецов в центре Ровно уничтожил имперского советника рейхскомиссариата Украины Геля и его секретаря Винтера, а также вице-губернатора Галиции Бауэра. Через месяц смертельно ранил заместителя рейхскомиссара генерала Даргеля. Позже похитил и вывез командующего карательными войсками на Украине генерала фон Ильгена. Вскоре после этого уничтожил президента верховного суда на оккупированной Украине А. Функа. 

В письме Кузнецова брату перед заброской в отряд Медведева есть такие слова (цитируется без вставок по книге Н.М.Долгополова «Легендарные разведчики 2»): 

«Для победы над врагом наш народ не жалеет самого дорогого - своей жизни. Жертвы неизбежны. Я и хочу откровенно сказать тебе, что мало шансов на то, чтобы я вернулся живым. Почти 100% за то, что придётся пойти на самопожертвование. И я совершенно спокойно и сознательно иду на это, так как глубоко сознаю, что отдаю жизнь за святое, правое дело, за настоящее и цветущее будущее нашей Родины. Мы уничтожим фашизм, мы спасём Отечество. 

Нас вечно будет помнить Россия, счастливые дети будут петь о нас песни, матери с благодарностью будут рассказывать детям о том, как в 1942 году мы отдали жизнь за счастье нашей горячо любимой Отчизны. Нас будут чтить освобождённые народы Европы. Разве может остановить меня, русского человека, большевика, страх перед смертью? 

Нет, никогда наша земля не будет под рабской кабалой фашистов. Не перевелись на Руси патриоты, на смерть пойдём, но уничтожим дракона! Храни это письмо на память, если я погибну, и помни, что мстить - это наш лозунг. За пролитые моря крови невинных детей и стариков - месть фашистским людоедам. Беспощадная месть!». 

В этом страстном письме есть сильная вера в свою правоту, в победу и наличествуют даже пророческие нотки - в части бессмертия в народной памяти... 

Наш поисковый клуб собирает материалы о Н.И. Кузнецове. Мы храним всё, что можем собрать в нашем музее.

Пермский журналист Юрий Токранов 23.05. 2017 г. сообщал в краевой газете «ЗВЕЗДА»:

Легендарный разведчик времен Великой Отечественной войны, когда-то помощник таксатора по обустройству лесов в Кудымкаре, Николай Кузнецов похоронен в украинском Львове на Холме Славы. Но в том оплоте национализма, каким стал город в постсоветские годы, теперь другие герои, с которыми как раз и боролся Кузнецов. 

Давно срублены уральские рябины, посаженные в памятном месте в 1965 году, декоммунизированы и объявлены врагами Украины погибшие за ее освобождение, советские символы - вне закона, за георгиевскую ленточку полагается штраф. А мемориал Николая Кузнецова несколько раз разрушали свидомые вандалы. 

Вот как Николай Иванович записан в списке украинского института национальной памяти: «Исполнитель ряда операций по ликвидации высших должностных лиц оккупационного режима. Совершал провокации против украинского освободительного движения, в результате которых нацистские оккупанты казнили заложников». 

Да, Герой Советского Союза Николай Кузнецов лично ликвидировал 11 генералов и высокопоставленных чинов нацистской администрации, под именем лейтенанта Пауля Зиберта вел разведывательную деятельность в Ровно - столице рейкомиссариата «Украина», а затем во Львове. И погиб он в бою с бандеровцами. 

Их сегодняшние последыши ненавидят даже прах Кузнецова. Но, оказывается, остались на львовской земле и здоровые силы, готовые противостоять нынешней власти. Так, на днях стало известно, что местные студенты не побоялись выйти на благоустройство поруганного Холма Славы, убрали территорию, на которой расположены захоронения. 

Могиле же Николая Кузнецова молодые люди уделили особое внимание, очистили и привели в порядок надгоробную плиту, хотя в буквальном смысле рисковали при этом своей свободой. Совсем недавно их сверстник и товарищ-комсомолец был осужден на 2,5 года условно за найденные у него членские билеты и «Капита» Карла Маркса. 

Историк Сергей Белковский опубликовал очень интересный материал:

Николай Кузнецов стал прототипом героя легендарного советского «Подвига разведчика» с Павлом Кадочниковым в главной роли и фильма «Сильные духом». Памятник Кузнецову установлен в Челябинске возле школы № 118, носящей его имя. Судьба монумента, как и самого разведчика, полна тайн. В безвременье начала 90-х скульптура исчезла с пьедестала и через какое-то время была найдена среди городского металлолома. Военно-спортивный фонд «Урал» совместно с советом ветеранов УФСБ по Челябинской области организовали реставрацию монумента. Он вернулся на прежнее место и был вновь торжественно открыт.

А в 105-ю годовщину со дня рождения Николая Кузнецова на здании челябинской школы № 105, расположенной на улице, названной в честь легендарного разведчика, установлена мемориальная доска. Инициативу проявили ветеранская организация областного управления Федеральной службы безопасности, военно-спортивный фонд «Урал» и глава Челябинска.

Анатолий Шалагин, автор книги «И сим горжусь», посвященной советским разведчикам, чья жизнь была связана с Челябинской областью, рассказывает:

– Свердловчане считают Николая Ивановича Кузнецова своим героем. Но справедливости ради стоит сказать, что родился он в Талицком районе, который до конца 30-х входил в состав Челябинской области. Поэтому Николая Ивановича можно и нужно считать и нашим земляком. Даже в залегендированном паспорте, по которому Кузнецов жил и работал много лет, являясь секретным сотрудником контрразведки, значилось, что место его рождения – Челябинская область. О нем написано много книг, сняты фильмы, но в них на первом плане показана диверсионная деятельность в тылу врага. Еще бы! Человек в форме немецкого офицера средь бела дня в упор расстреливает высокопоставленных чинов рейха, а потом уходит от погони. Вспомним знаменитый фильм с Петром Кадочниковым «Подвиг разведчика». Это смотрится! Но в тени кинематографического образа осталось очень многое из работы Кузнецова как контрразведчика, а потом и разведчика. И эти страницы его биографии заслуживают отдельного рассказа.

– Не секрет, что Урал с его промышленным потенциалом всегда интересовал спецслужбы других стран. В 30-е годы, когда Кузнецова пригласили работать в органы, его назначают секретным сотрудником по выявлению агентов иностранных разведок. И таких было разоблачено немало. В 1940-м Кузнецова переводят в Москву, где он начинает заниматься разработкой немецкой агентуры в столице. За короткое время до начала войны Кузнецовым и его соратниками было выявлено около двадцати агентов абвера и гестапо.

Когда началась Великая Отечественная, Николая Кузнецова переводят в четвертое управление НКВД, занимавшееся разведывательно-диверсионной деятельностью на оккупированной территории. Именно здесь он становится тем известным по фильмам и книгам обер-лейтенантом Паулем Зибертом. Документы ему были изготовлены на Лубянке так искусно, что ни один патруль, а Кузнецов предъявлял их сотни раз, не заподозрил, что перед ним русский разведчик.

Именно он отправил в Центр информацию о сверхсекретном объекте «Вервольф» – ставке Гитлера под Винницей. Кузнецов первым сообщил Центру, что на лидеров стран антигитлеровской коалиции готовится покушение в Тегеране. Именно от Кузнецова Центр узнал, что летом 1943 года немцы планируют наступление под Курском. И конечно же, следует вспомнить ликвидацию руководителей германских оккупационных сил. На его счету с десяток матерых нацистских преступников, как бы их назвали после войны на Нюрнбергском процессе. Но справедливый приговор им Кузнецов вынес и осуществил раньше. Погиб Николай Иванович в ночь с 8 на 9 марта 1944 года в бою с украинскими националистами, когда вместе со своей группой пытался перейти линию фронта. 5 ноября 1944-го ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Он стал первым сотрудником советской внешней разведки, удостоенным Золотой Звезды.

Николаю Ивановичу установлены два памятника в Челябинске – у школ №№ 118 и 128. Именем Кузнецова названы малая планета и горная вершина на Памире. Но, пожалуй, самое символичное и необычное сбережение памяти об этом человеке – заложенный в 70-е под Пермью лесной массив. Посадка в лесхозе, где он когда-то работал, была выполнена в форме букв его фамилии. И сегодня ее можно увидеть и прочитать из космоса.

Память о Николае Кузнецове – тоже оружие. Не случайно после распада Советского Союза во львовских СМИ появились протесты участников украинского националистического подполья против увековечивания памяти Кузнецова. Памятники ему во Львове и Ровно были демонтированы в 1992-м. Львовский тогда же был вывезен на Урал в город Талица, в деревне близ которого родился будущий легендарный разведчик.

– Николай Иванович Кузнецов погиб от рук бандеровцев, чьи потомки снова напоминают о себе, убивая ополченцев и мирных жителей юго-востока Украины, – подчеркивает председатель военно-спортивного фонда «Урал» Денис Девяткин.

Николай Долгополов в своей книге "Легендарные разведчики-2"  нашёл возможность объяснить очень важные факты:

18 месяцев действовал на оккупированной немцами территории в обличье обер-лейтенанта Зиберта разведчик-нелегал, будущий Герой Советского Союза Николай Иванович Кузнецов. Но одному человеку стольких подвигов, сколько на счету Кузнецова, не совершить. На самом деле было два разведчика Николая Кузнецова, и оба удостоены Героя.

С помощью верного читателя и добровольного помощника Бориса Александрова удалось проверить эту набиравшую популярность версию. Вообще, замечаю некую тенденцию: в последние годы немало твердо установленных исторических фактов пытаются пересмотреть, переосмыслить, озвучить имена неких лиц, к былым подвигам отношения не имевших. В случае с двумя Кузнецовыми все оказалось гораздо сложнее.

Постепенно скапливалось все больше материалов о Герое Советского Союза, кавалере все трех степеней орденов Славы старшем сержанте Николае Ивановиче Кузнецове. В армейских подвигах Кузнецова сомнений никаких. Моя огромная синяя картонная папка наполнялась материалами об этом действительно героическом человеке. Вырезки статей, телефильм, даже книга доказывали - со слов Николая Ивановича, что он тоже служил в разведке. Но такой засекреченной, о которой и знать никому дано не было. По свидетельству Кузнецова, он, паренек из глухой деревни, был в 17 лет заброшен в столицу Третьего рейха "где-то в первой половине 1940 года". Служил в Абвере в звании капитана. "Там, в тылу у фашистов, работало 12 наших разведчиков. Связь с ними я установил", - эта прямая речь Кузнецова приводится в одной из книг. Главная задача нелегала - добыча данных по атомному проекту, который Кузнецов называл "Урановым".

Деяния - фантастические. Немыслимые. Ни единый известный в истории спецслужб нелегал подобного не совершал.

Докладывал добытую информацию не только маршалу Жукову, но и прямо генералиссимусу Сталину в его кабинете. Там висела огромная карта дислокации советских и немецких войск, на которой Кузнецов-второй сразу заметил неточность и обратил на нее внимание товарища Сталина. После этого уже в приемной маршал Жуков попросил разведчика больше не подводить его и не гневить Иосифа Виссарионовича.

Мне во все это не верилось. Хотя бы по той простой причине, что на немецком Кузнецов-второй не говорил. То ли не знал, а может, и забыл.

Десятки запросов, множество архивных материалов, предоставленных Борисом Александровым, опровергли версию о двух Кузнецовых. Николай Кузнецов-второй был настоящим Героем, славным бойцом. Храбрейшим солдатом. Но не разведчиком. Историю о двух Кузнецовых срочно забудем. А в биографии Николая Ивановича Кузнецова - единственного и настоящего - есть действительно много чего недосказанного. Об этом, о версии его гибели и рассказывается в книге "Легендарные разведчики-2".

Благодаря Николаю Долгополову мы узнали новые эпизоды жизни и смерти разведчика, восемнадцать с половиной месяцев действовавшего в немецком тылу под именем обер-лейтенанта Пауля Зиберта. Особенно запутанны обстоятельства гибели Кузнецова. Кажется, теперь они проясняются. 

25 августа 1942 года в партизанском отряде Дмитрия Медведева "Победители" встречали еще одну группу парашютистов, переброшенных из Москвы IV Управлением НКВД СССР. Командир поговорил с каждым из четырнадцати. Последним, кого долго расспрашивал Дмитрий Николаевич, был красноармеец Грачев. Этого человека Медведев ждал давно. В отряд прибыл опытный разведчик Николай Иванович Кузнецов. Сейчас можно сказать, по какой линии, как говорят чекисты, предстояло действовать человеку с документами на имя обер-лейтенанта Зиберта: "Т - террор". Считалось, что об истинной роли Кузнецова знала лишь горстка самых доверенных людей отряда. Не совсем так.

В декабре 1943-го Медведеву пришлось принимать нескольких важных гостей. Коренастый, уверенно державшийся человек слез с лошади и представился командиру, назвав свою настоящую фамилию - Бегма.

Деловые разговоры и обед, задушевная беседа, а потом высокий гость, в некотором смысле и хозяин, завел речь о партизане, наводящем в Ровно страх на гитлеровцев. Одетый в форму немецкого офицера он "убивает крупных немецких заправил среди белого дня прямо на улице, украл немецкого генерала".

Цитирую и дальше из главы "Передышка" популярнейшей книги Героя Советского Союза Дмитрия Медведева "Это было под Ровно". "Рассказывая, Василий Андреевич и не подозревал, что этот партизан сидит с ним рядом за обеденным столом. Лукин (комиссар отряда. - Н.Д.) порывался было перебить рассказчика, но я дал знак ему, чтоб молчал, а Николай Иванович Кузнецов внимательно слушал Бегму. Здесь же мы ему представили нашего легендарного партизана".

Как полагал боевой друг и верный помощник Кузнецова Николай Струтинский, Николая Ивановича выдали немцам свои. Подозрение, подчеркну, подозрение пало на руководителей подполья и к ним приближенных. Эту версию поддерживают многие серьезные исследователи. Среди них и следователь Олег Ракитянский, изучавший все обстоятельства гибели разведчика, и питерец Лев Моносов, около двадцати лет изучающий все документы, связанные с этим сложнейшим делом.

Не будем ставить окончательной точки и претендовать на абсолютную истину. Но, безусловно, версия заслуживает внимания и рассмотрения. Ведь точно доказано: у СД появились установочные данные на Кузнецова. Службы безопасности искали в Ровно не какого-то неведомого партизана-мстителя, а немецкого обер-лейтенанта Пауля Зиберта, все внешние приметы которого совпадали с обликом и манерами Николая Кузнецова.

Да, Николай Иванович и опытнейший чекист Медведев чувствовали: за Зибертом началась охота. Потому и "произвели" его в капитаны. Врач Альберт Цесарский изготовил печать - из сапога - и на похищенной партизанами машинке с немецким шрифтом впечатал изменения в документы своего друга. Однажды Зиберт-Кузнецов, уже капитан, после проверки новых документов понял, что ищут именно его, и бесстрашно останавливал авто с фашистскими офицерами, разыскивая "какого-то лейтенанта вермахта".

Шаги к гибели

Немцы отступали, под Ровно делать отряду было нечего. А Кузнецову надо уходить и скорее: круг сужался. Или терпеливо ждать прихода своих вместе с партизанами?

Но Кузнецова с шофером Иваном Беловым и удачливым поляком Яном Каминским отправили подальше в немецкий тыл. Во Львове Николай Иванович мог бы укрыться на надежной явочной квартире. Почему приняли рисковое решение? Ведь Кузнецова-Зиберта искали, немецкие патрули ждали его на выходе из Ровно, и командовали ими не какие-нибудь нижние чины, а офицеры в звании майора, имеющие все права задерживать и лейтенантов, и капитанов.

Во Львове Кузнецов своих не нашел. Явки провалены, верные люди арестованы или сбежали. Приказ уничтожить губернатора Галиции выполнить было невозможно: тот заболел, и мститель убил вице-губернатора Отто Бауэра и еще одного высокопоставленного чиновника. А потом Николай Иванович с двумя друзьями совершил во Львове без ведома Медведева и комиссара Лукина еще один акт возмездия. Проник в штаб ВВС и выстрелами в упор отправил на тот свет подполковника Петерса и какого-то ефрейтора. После войны Лукин клялся, что такого приказа никто Кузнецову не отдавал.

На выезде из города Зиберта уже ждали, и он чудом вырвался, убив майора и перестреляв патруль. Но машину немцы подбили, пришлось к линии фронта передвигаться пешком. И откуда было разведчикам знать, что фронт остановился. Попали в отряд еврейской самообороны, которым командовал Оиле Баум. Но там было не отсидеться: свирепствовал тиф. Да и сил ждать уже не было. В отряде Кузнецов написал подробнейшее донесение - где, когда и кого уничтожил, подписался "Пух" (под таким псевдонимом его знали только в НКГБ) и с этим пакетом решил перейти линию фронта. На дорогу троих вывели проводники Марек Шпилька и мальчишка по имени Куба. Уже в 2000-е живший в Израиле Куба рассказал об этом исследователю Льву Моносову.

Смерть в Борятине - новая версия

Даже название местечка, куда спешил Кузнецов с двумя друзьями, пишется по-разному - Борятино, Баратино, а где и Боратин. Рвался туда Николай Иванович не случайно. Именно в этом селе должна была ждать его радистка В. Дроздова, направленная в Борятино из отряда Медведева. И откуда знать Кузнецову, что группа партизан, где была и радистка, попала в засаду, погибла.

Есть две версии смерти разведчика. Первая: Кузнецов убит 2 марта 1944-го боевиками УПА в лесу около села Белогородка. Вторая: Николай Иванович и его друзья погибли 9 марта в доме жителя Борятино Голубовича в схватке с бандитами УПА. Чтобы не даться бандеровцам живым, разведчик подорвал себя гранатой. Причем противотанковой. И, чем глубже вгрызаюсь я в трагическую историю Героя, тем ближе к истине видится мне вторая версия.

Итак, ночь на 9 марта 1944-го. С документальной точностью описывает события специальная оперативно-следственная группа чекистов, расследовавшая с 1958 по 1961 год все обстоятельства гибели Кузнецова и его товарищей. Для этого были допрошены все оставшиеся в живых участники событий: и жители села, и бандиты из УПА. Теперь можно огласить результаты расследования.

Николай Иванович Кузнецов в форме немецкого офицера, но с содранными погонами, Ян Станиславович Каминский и Иван Васильевич Белов добираются до Борятино. Выходят из леса. Подходят к хате. Свет не горит, и двое, именно двое, стучат в дверь, затем в окно, и Степан Голубович их впускает. Хозяин запомнил дату точно: "Это было на женский праздник - 8 марта 1944-го".

Неизвестные сели за стол, принялись за еду. "И в комнату вошел вооруженный участник УПА, кличка которого, как мне стало известно позднее, Махно, - дает показания Голубович. -... Через каких-то минут пять в комнату начали заходить другие участники УПА. Вошло человек 8, а может, и больше... "Руки вверх!" - давалась команда раза три, но неизвестные рук не подняли..."

Ситуация понятна: Кузнецов и его товарищ попали в ситуацию безвыходную. Николай Иванович вроде бы стал искать зажигалку, что-то сказал спутнику, тот рухнул на пол, и раздался взрыв гранаты, которую успел привести в действие Кузнецов. Пошел на смерть, уложил бандеровцев, а его спутник, воспользовавшись суматохой, схватил портфель, в котором хранился отчет "Пуха", выбил оконную раму и выпрыгнул в темень. Увы, судя по тому, что секретный документ оказался в руках сначала УПА, а затем был передан ими немцам, друг Кузнецова уйти от бандитов не сумел.

Истина

17 сентября 1959 года была проведена эксгумация неизвестного в немецкой форме, похороненного на окраине Борятино. Опрошены брат и сестра Кузнецова, его друзья из отряда "Победители". Проведены судебно-медицинские исследования. Все указывало на то, "что неизвестный мог быть Кузнецовым". А через две недели знаменитый ученый М. Герасимов подтвердил: "Представленный на специальную экспертизу череп действительно принадлежит Кузнецову Н.И.".

За смертью на грузовике

Тяжело переживала гибель Кузнецова его помощница Лидия Лисовская. После освобождения Ровно опытнейшая разведчица эмоций не скрывала. Часто повторяла, что знает о деятельности действовавшего в Ровно подполья такое, что могут полететь большие головы.

Вскоре группы партизан из Ровно пригласили в Киев. Все поехали туда на поезде, а Лисовскую с двоюродной сестрой и тоже партизанкой Марией Микотой отправили почему-то на грузовике. 26 октября 1944 года в дороге около села Каменка их убили бандеровцы. Но кто сообщил бандитам о том, что две женщины будут именно в этом грузовике? Откуда узнали дату, маршрут? Мелькает здесь нечто уже виденное, полузнакомое. Убийц тогда не нашли. Хотя под подозрение попали многие, наказан никто не был.

В нашем поисковом клубе мы продолжаем следить и искать материалы об этом знаменитом разведчике. Имя Николая Ивановича Кузнецова связано с нашей Пермской землёй. В 1930-х годах он учился и работал в Кудымкарском лесхозе (ныне Лесничество) Коми-Пермяцкого округа, которому было присвоено его имя.

Над выпуском работали военкоры юнармейского отряда «ФЕНИКС» им. Адмирала П.С. Нахимова:
Анастасия Пономарёва, юнармеец, военкор, нач. клуба “Юный военкор», «Тетрадки дружбы», поискового движения;
Рыков Павел, военкор, юнармеец,  командир отряда, нач.клуба музея;
Анастасия Шестакова, военкор, юнармеец, нач. штаба отряда, киноклуба РО РВИО.