Средняя общеобразовательная школа № 135
с углубленным изучением предметов образовательной области "Технология",  г. Пермь

 
__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Школьные новости

В нашем школьном музее есть экспозиция, посвящённая подвигу геройского экипажа первой советской атомной подводной лодки К-19, которая была построена в рекордно короткие сроки и стала ответом Советского Союза на появление у американцев атомной субмарины «Джордж Вашингтон».  Экспозицию торжественно открыл шесть лет назад последний командир АПЛ К-19, капитан I ранга Олег Евстахиевич Адамов.

4 июля 1961 года во время учений в Северной Атлантике на субмарине на глубине 180 метров произошла первая в истории отечественного подводного флота авария ядерного реактора, которая могла привести и к взрыву лодки, а впоследствии - к глобальной экологической катастрофе - радиоактивному отравлению вод Мирового океана и к началу третьей мировой войны.

В нашу редакцию пришло письмо из Кирова от Рогачева Евгения Александровича, представителя ветеранской организации моряков-подводников от Кировской области и конкретно от ракетоносца К-249 667А "НАВАГА", боевой номер 5-1-31, в котором он рассказал о прошедшем традиционном траурном митинге на кладбище в Кузьминках, где похоронены погибшие члены экипажа АПЛ К-19:

"Дорогие  Александр Сергеевич и юнармейцы отряда «ФЕНИКС» имени адмирала П.С. Нахимова СОШ №135 г.Перми!!!

В июне я был на юбилее Олега Евстахивеча Адамова, последнего командира АПЛ К-19, где встретился с моряками подводниками, друзьями. Там было много сказано о подвигах моряков, произнесено здравиц и «за тех кто в море».

А на днях я съездил в г. Москву! Поездка прошла на «отлично»! Цель поездки была таковой: почтить память моряков-подводников "К-19". В этот  день вспомнить о их трагической гибели, побывать на Кузьминском кладбище в г. Москве.

С тех пор прошло уже не мало времени, но боль утраты не проходит. Моряки ценой своей жизни спасли первый советский атомный ракетоносец "К-19" от ядерного теплового взрыва реактора. Суть в том , что система охлаждения реактора была не совершенна и дала течь. Реактор работал, температура поднималась, а съёма температуры не было, и в такой ситуации мог произойти тепловой взрыв. Подводники-специалисты, оценив ситуацию, придумали новую, временную схему охлаждения реактора, и осуществили её. Надо понимать, что все работы по монтажу проводились на работающем реакторе, на первом контуре, при высокой температуре и давлении, а значит и радиации. Все утечки радиоактивной воды убирались обыкновенными тряпками. Подводники были хоть и в защитных костюмах, но все равно получили запредельные дозы облучения. Свой служебный долг они все равно выполнили, но ценой своей жизни.

 Безусловно ОНИ ГЕРОИ !!!!!
1. Они спасли корабль!!!.
2. Они спасли экипаж.
3. В результате всех этих ГЕРОИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ была предотвращена третья мировая война. Случись взрыв на борту, это значит и взорвались бы и ракеты с ядерными боеголовками и торпеды и реакторы.… и всё это в Северной атлантике, в морских течениях, которые омывают ВСЮ ЕВРОПУ !!!

Последствия трудно просчитать, эта трагедия была-бы похлеще "Чернобыльской". Вот поэтому 04.07.2018г. я поехал в Москву по приглашению участника тех событий СТРЕЛЬЦА ВИКТРА ДМИТРИЕВИЧА. Он на тот период служил электриком на К-19 и был участником тех героических событий, его боевой номер 5-2-3. Сегодня Виктор Дмитриевич работает в Сельскохозяйственной академии им. К.А. ТИМИРЯЗЕВА, он успешно защитил кандидатскую диссертацию, докторскую диссертацию, ему присвоено звание ПРОФЕССОР !!!! Виктор Дмитриевич награждён орденом "МУЖЕСТВА", орденом "АНДРЕЯ ПЕРВОЗВАННОГО", многими ведомственными наградами, сейчас моему другу 78 лет, он продолжает трудиться на благо любимой "ТИМИРЯЗЕВКИ" и России. Я очень уважаю и горжусь им.

ВИКТОР ДМИТРИЕВИЧ СТРЕЛЕЦ - ОБРАЗЕЦ СЛУЖЕНИЯ РОДИНЕ, ОТЕЧЕСТВУ, ГОСУДАРСТВУ!!!

На митинге был непосредственный участник тех событий турбинист Громов Игорь Петрович. Так же были Травкин Юрий Александрович-командир ракетоносца, ЖИВАЯ ЛЕГЕНДА ВМФ СССР и РОССИИ, супер вице-адмирал Шевченко Анатолий Иванович, который является членом экспертного совета ВМФ РОССИИ, руководитель группы при ГК ВМФ преподаватель 510-го УЦ ВМФ им. Л.Г. ОСИПЕНКО. Ему 78 лет и он в боевом строю, он учит молодых командиров, он бодр и полон сил, он является национальной гордостью РОССИИ и до сих пор ходит в моря....      Анатолия Ивановича окружили молодые ребята-кадеты, каждый из них хотел сфотографироваться на память и поговорить с ним о море… о службе… о подводниках… Кадеты прибыли из г. Ярославля почить память своего земляка Харитонова Валерия Константиновича, участника тех героических событий.… Кадеты пригласили всех участников памятного митинга в г. Ярославль на открытие мемориальной доски посвящённой своему земляку Харитонову В.К.

Были на митинге Степаненко Алексей Иванович - член Совета ветеранов моряков — "МАРУШКИНО", г.Санкт-Петербург.

На таком митинге не мог не присутствовать и обязательно был знаменитый на всю Россию капитан первого ранга, писатель - маринист Черкашин Николай Андреевич, который в своей речи напомнил о героической службе подводников, был и капитан первого ранга Абрамов Фёдор Николаевич, командир БЧ-2 грозного ракетоносца. Всех участников митинга пригласили в ресторан отобедать и помянуть подводников "К-19".          Митяев Александр Александрович, руководитель (ПАО МОЭСК) Публичного Акционерного Общества Мосэнерго и Пронин Сергей Александрович Руководитель ПАО МОСЭНЕРГО.

МОСЭНЕРГО спроектировали, построили и поддерживают в отличном состоянии мемориал-памятник посвящённый морякам подводникам погибшим на К-19.

МОЛОДЦЫ ЭНЕРГЕТИКИ !!!

Моряков, конструкторов ПЛ, специалистов, и просто не равнодушных людей было много!..

Спасибо всем участникам митинга!

С уважением, Рогачев Евгений Александрович."

См. фотоальбом

Нашим читателям мы напоминаем подлинную историю аварии на подлодке «К-19». 

АПЛ К-19

4 июля 1961 г. на первом советском атомном ракетоносце «К-19» произошла авария атомного реактора. Катастрофу предотвратили ценой жизни 8 подводников.

У выживших сразу взяли расписку о неразглашении сроком на 30 лет. Умерших хоронили ночью, зарывая цинковые гробы на глубину более 2 метров. А находившимся в больнице на лечении от лучевой болезни в целях секретности писали диагноз «астеновегетативный синдром» (депрессия). Как заметил командир «К-19», капитан 1-го ранга Николай Затеев: «Мы оказались просто психи!»

Сегодня в живых остались несколько десятков членов экипажа, переживших аварию.

Юрий Филин, в ту пору инженер-лейтенант:

«Конструкция реактора «К-19» не предусматривала на случай ЧП системы аварийной «проливки» водой (она необходима для охлаждения реактора). Эту систему пришлось мастерить из подручных средств, используя сварочный аппарат. Уже после трагедии на нашей АПЛ систему охлаждения стали ставить на всех советских ядерных кораблях».

Член экипажа, на момент аварии старшина 2-й статьи,  Виктор Стрелец:

«В реакторный отсек для устранения аварии моряки заходили полные сил, а выходили полуживыми. У них начиналась рвота, из-под корней волос сочилась сукровица. Лица распухали. С трудом стояли на ногах».

Николай Затеев понимал, что все прошедшие реакторный отсек обречены. Задачей командира стало спасение остальных 100 с лишним подводников - радиация на лодке нарастала каждую секунду, а до базы в Североморске было 1500 миль.

Это значило, что при ходе 10 узлов корабль доберётся домой через 6-7 суток... с мёртвой командой на борту. При этом Затеев не мог связаться с берегом и запросить помощь - антенна главного передатчика вышла из строя. У двоих офицеров сдали нервы, они стали требовать у командира вести лодку к ближайшему участку суши, которым оказался норвежский остров Ян-Майен (в действительности спастись на этом скалистом острове в Северном-Ледовитом океане было делом нереальным). Опасаясь, что матросов могут подбивать на бунт, Н.Затеев распорядился выбросить за борт имеющиеся на лодке автоматы и пистолеты. Себе и помощникам он оставил пять «макаровых».

Находясь в океане без связи, за тысячи километров от родного берега, на борту корабля, где радиацией отравлено всё, вплоть до еды и запасов пресной воды, ситуацию можно было бы считать безнадёжной. И тут, словно фотовспышка, в памяти Н.Затеева мелькнула карта, которую он видел в кабинете главкома флота. На ней южнее места, где дрейфовала «К-19», должны были быть позиции советских дизельных подлодок. «Один шанс на миллион, но другого нет», - решает Затеев. «К-19» начинает двигаться на юг, а радист по запасному маломощному приёмнику с радиусом действия около 50 миль передавать сигнал бедствия. Это продолжалось 10 часов.

Десять часов надежды и яростного ожидания.

Как выяснилось, несколько советских субмарин, находящихся поблизости, слышали «К-19», но откликнулись только два командира - Жан Свербилов и Григорий Вассер. Направив свои дизельные лодки на выручку «К-19», они совершили самоотверженный поступок, потому что нарушение регламента учений могло стоить им военной карьеры.

С корабля Свербилова Затеев передаёт на командный пункт ВМФ шифровку с объяснением ситуации и просьбой разрешить эвакуацию экипажа. В ответ гробовое молчание, длившееся 5 (!) часов. Лишь однажды оно было прервано советом кормить облучённых моряков... свежими фруктами, коих на подлодке, разумеется, не оказалось.

Взяв на себя ответственость, Затеев эвакуировал экипаж. Тяжело поражённых радиацией переправляли на другую подлодку на носилках. Одежда подводников с «К-19» так фонила, что им пришлось полностью раздеться, сбрасывая с себя всё за борт. Затеев, которому также пришлось оставить одежду, сильно жалел, что не уберёг иконку Николая Чудотворца, подаренную мамой. Лодку он покинул последним. «К-19» взяли на буксир.

На базе в Североморске одновременно с врачами Затеевым и его подчинёнными занимались люди из особого отдела. Допрашивали прямо в больнице. От трибунала командира спас академик Александров, руководитель проекта по строительству атомных подлодок. Он доложил Хрущёву, что экипаж совершил подвиг - сохранив ядерный подводный крейсер.

Кроме того, не стоит забывать, что «К-19» несла баллистические ракеты Р-13, оснащённые 1,4-мегатонными боеголовками, каждая из которых могла бы разрушить часть большого города. Страшно представить, что могло произойти, если бы аварию на лодке не удалось взять под контроль. Да и сам день происшествия был символичным - 4 июля, День независимости США. В реалиях холодной войны американцы могли возомнить всё что угодно. А если бы они решили ответить?..

Историк и шеф экипажа «К-19» Александр Никишин:

Но давать звание Героя даже тем, кто вскоре умер от облучения, никто не собирался. Как не собирались признавать и то, что к аварии привёл конструкторский недочёт. «При всех очевидных недоработках «К-19» не могла не выйти в море летом 1961г.

Это был наш ответ США и их первому подводному ракетоносцу «Джордж Вашингтон». Наличие в Мировом океане этой американской лодки не давало спать руководству СССР. Сроки сдачи «К-19» подгоняли, не считаясь с реалиями».

Первое интервью о трагедии Николай Затеев дал в 90-е. До голливудского фильма о «К-19», где роль командира сыграл Харрисон Форд, он не дожил.

После аварии лодку хотели списать, но обновлённый экипаж не дал это сделать - рискуя здоровьем, моряки по сантиметру отмывали субмарину от радиоактивной пыли. И «К-19» вновь вышла в море, хотя без ЧП не обошлось: в 1969 г. она столкнулась с американской подлодкой, а в 1972 г. пожар на её борту унёс жизни 28 подводников. Однако, когда о «К-19» говорят как о несчастливой, подводники возражают: «Она выходила из таких ситуаций, при которых другие субмарины тонули». Всего «К-19» прошла 332 тысячи миль - больше, чем расстояние от Земли до Луны.

Утилизировали лодку в 2003г. Энтузиасты успели спасти рубку в надежде, что будет создан музей «К-19», ведь такими историями не разбрасываются.

В первые две недели после аварии от последствий сильной дозы облучения погибли 8 подводников: капитан-лейтенант Юрий Повстьев, лейтенант Борис Корчилов, главный старшина Борис Рыжиков, старшина 1-ой статьи Юрий Ордочкин, старшина 2-ой статьи Евгений Кошенков, матрос Семён Пеньков, матрос Николай Савкин, матрос Валерий Харитонов. А 1 августа 1970 г. ушел из жизни капитан 3 ранга Анатолий Козырев. Остальные члены экипажа, также получившие дозы облучения, во много раз превышающие допустимые, много месяцев проходили лечение от лучевой болезни.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ К-19: http://brdm1986.narod.ru/index/0-15

Выпуск подготовила военкор  МЦ СОШ №135:
Анастасия Шестакова, военкор, юнармеец, зам. Командира отряда, нач.киноклуба пермского отделения РВИО